Партнеры журнала:

Эксклюзив

Лесной мастер

В далекие-далекие времена один китайский император заказал трон у знаменитого Мастера. Проходит год − трона нет. Вызвал император Мастера и спрашивает, как идут дела, когда трон будет готов. А Мастер отвечает, что еще и не начинал его делать. Каждый день он ходил в лес и разговаривал с деревьями, и пока ни одно не захотело стать императорским троном − все деревья хотят жить. Император удивился: «А разве ты не можешь спилить дерево без его согласия?!" «Могу, − ответил Мастер, − но тогда оно не будет дарить живую энергию владельцу». И император согласился подождать. Через год Мастер нашел нужное дерево и за месяц сделал величественный, искусной работы трон, который долго и верно служил императору.

Диван «Верблюд». Диван изготовлен из дуба, ясеня, граба
Диван «Верблюд». Диван изготовлен из дуба, ясеня, граба

В каждой легенде есть неумирающая общечеловеческая мудрость. Мастера живут среди нас и сегодня. И на российской земле не переводятся таланты. Константин Кузнецов, как тот Мастер из китайской притчи, следуя древним секретам мастерства, часами бродит по лесу и… разговаривает с деревьями.

Каким-то непостижимым, известным только ему образом он находит мудрые, отжившие свой век стволы деревьев, те, что уже не нужны лесу. Они сами «говорят» мастеру, что сделать с ними, в какой форме они будут лучше служить человеку.

Когда я впервые побывала в гостях у Константина, против моих ожиданий (я думала, что увижу человека пожилого, убеленного сединами, похожего на старых ведунов с картин Александра Васильева) среди своих необычных и магически притягательных работ меня встретил молодой парень с открытой улыбкой и озорными огоньками в глазах. Но когда он ходит по лесу в поисках нужного дерева (мне посчастливилось быть при этом), то преображается. Вот он замер неподвижно у старого, некогда могучего дуба, которому осталось, может, всего ничего… Постоял немного, словно вслушиваясь во что-то, а потом стал медленно ходить вокруг ствола, пристально рассматривая могучую стать великана, вглядываясь в его изгибы глазами зрелого мастера.

«Живая» мебель

Кресло «Трон». Изготовлено из цельного дупла старого дуба
Кресло «Трон». Изготовлено из цельного дупла старого дуба

Чем отличается шедевр от посредственной картины? Чувствами. Чувствами, которые вложил в него создатель. И чувствами, которые он вызывает у нас, зрителей и ценителей. Смотришь на «Бриг „Меркурий“» Айвазовского, и поднимается в груди сильное, гордое чувство, ты будто слышишь шум моря, как ветер бьет по рваным парусам, даже биение сердец моряков с этого брига. Но я и предположить не могла, что чувства, сильные чувства может вызывать… мебель!

Константин Кузнецов говорит: «Главная тайна работы мастера в том, чтобы те чувства величия или полноты жизни, радости или древнего молчания, напряженного стремления ввысь или горячего желания защитить жизнь, которые наполняли дерево в течение его жизни, сохранить в дереве, доставшемся тебе для создания красивой и нужной вещи. Нельзя, чтобы это дерево стало мертвым. Надо, чтобы оно излучало живое тепло в течение всего времени, пока служит хозяину. Тепло и свое чувство, которое всегда пульсирует в дереве, особенно если оно мудрое и старое.

Нельзя срезать это чувство ножом и рубанком. Душу дерева нужно сохранить в нем, чтобы она радовала хозяина, или охраняла, или исцеляла его, или успокаивала. А чтобы сохранить эту душу, нужно оставить естественную форму дерева, текстуру древесины, сохранить ее цельность. Дерево само подскажет, что мастеру из него сделать, в какой форме оно готово жить и служить».

Работы Константина не просто красивы и оригинальны. Они словно дышат вековой мудростью и несут в себе мощь и величие древнего леса.

Увы, фото не может передать тех живых чувств, которые излучает дерево, зато их в полной мере способны ощутить люди, посетившие персональную выставку работ Константина Кузнецова. В июне она открылась в Краснодаре.

«Главное, чего я хочу добиться, делая свою лесную мебель, − говорит Константин, − это чтобы у людей возникали чувства, эмоции, когда они видят эти живые вещи, прикасаются к ним. Я вообще считаю очень важным, чтобы дома и на работе у человека был предмет, на котором можно остановить взгляд и упасть в вечность, предмет, от которого исходит позитив, живое тепло, светлая энергетика. Такой я стараюсь делать свою лесную мебель. Это живой источник древней силы у тебя дома, особенно если дом в городе».

Мастер и его работа

Стол с тремя стульями. Стол изготовлен из спила тополя
Стол с тремя стульями. Стол изготовлен из спила тополя

Константин лаконичен и молчалив, но о деле своей жизни говорит с увлечением. Это мастер, влюбленный в свою работу.

«В мире прикладного искусства много направлений, но мне хотелось создать свое, с собственным почерком, − говорит Кузнецов. − Я пробовал делать обычную мебель, детские городки, женские украшения из дерева, но вскоре понял, что это не мое. Вес некоторых моих „поделок“ больше тонны, в них нет золотой резьбы и финтифлюшечек. Делать однотипные вещи несложно, но очень скучно. Сложно найти живую форму, а в ней − изюминку, соединить свое видение с тем, что задумала природа, создавая то или иное дерево, дать ему новое, живое содержание. У меня не бывает одинаковых работ. Каждая − единственная в своем роде».

«И все же, каков процесс создания „живой“ лесной мебели? Поделитесь секретами!» − прошу мастера.

«Много времени провожу в лесу. Первым делом я нахожу интересное, необычной формы дерево „с чувством“. Чаще всего это старый, полый дуб, − рассказывает Константин. − Смотрю на дерево, вдыхаю его запах, стараюсь мысленно представить себе, что из него может получиться. Иногда это и после первой встречи ясно, а иногда раз двадцать нужно прийти к нему, чтоб оно подсказало, что же из него сделать. Если вещь будет большая, то она должна быть разборной. И еще в лесу, не спиливая дерево, нужно определить, как именно она будет разбираться-собираться, чтобы проходила в дверной проем и была подъемной. Потом нужно доставить дерево в мастерскую. Иногда приходится и пожить в лесу, чтобы выдолбить, выпилить лишние килограммы дерева. А доставку заготовки можно сравнить со спасательными работами. Через овраги натягивается альпинистское снаряжение, делается переправа. Если есть возможность вытащить ствол лошадьми до дороги − хорошо, если нет, то дерево целой бригадой людей выносится на руках. Романтика! (Улыбается.) Из цельного дерева я выбираю внутреннее наполнение, и остается полая форма со стенками 30 мм. Дальше нужно отшлифовать и отполировать заготовку внутри и снаружи. Специально для этих работ пришлось изобретать инструмент. Промышленность предлагает обрабатывающий инструмент только для плоскопараллельных форм. А у меня живые формы природы − с любыми вообразимыми и невообразимыми изгибами. Вот работаешь и сам ждешь, что же получится, удастся ли сохранить чувство в дереве, сделать его пульсацию ощутимой? Работаешь и растворяешься в каждом повороте веточки, изгибе ствола…»

Мечта

Кресло «Лесная плавность» изготовлено из дуба
Кресло «Лесная плавность» изготовлено
из дуба

У каждого большого мастера есть своя большая мечта. Есть она и у Константина Кузнецова.

Вообразите: побережье Черного моря, легкий бриз, вы устали от купания и пляжа, уже налюбовались красотами Красной Поляны и сыты сочинскими развлечениями, ваши дети снова бредят компьютерными играми. И вот вы идете по пляжу и мечтаете о Европе, о Египте, где есть на что посмотреть и чему удивиться. И вдруг перед вами предстает… Берендеево царство! Это уже потом вы прочтете на табличке: «Музей авторской лесной мебели и парковой древесной скульптуры»…

А сначала дети потянут вас к массивным сказочным резным и загадочным воротам, к тому чудищу, что хитро смотрит на вас, прячась за угрюмым дубом. И детей будет не удержать, а ноги сами поведут вас в то самое Берендеево царство, о котором в детстве читалось да думалось: «А есть ли оно, какое же оно?» И вот вас встречают фигуры былинных богатырей, да такие, будто с деревом их души срослись, будто сила молодецкая бурлит тихонько. А за поворотом тропинки лесные чудища глаза таращат, коряжистые лапы к тебе протягивают. Замирают дети, за отца да маму прячутся, но все равно выглядывают, любопытством подстегиваемые. И быль тебе тут, и сказка, и история. Куда компьютерным болванам да голливудским инопланетянам до нашей старины! И споткнешься о корни могучего дуба, стоящего дедом старым на пути, и прорастут эти корни в твою душу… А как детишки-то рады будут этой встрече с Чудом! Вот у них впечатлений будет да рассказов! Отвезите их зимой в Великий Устюг к Деду Морозу, а летом сюда, к живому лесу наших сказок. К самобытной избушке с корнями да ветвями, с «живой» лесной мебелью, где в спальне леший почивать изволит…

До некоторых работ Константина Кузнецова очень хочется дотронуться, погладить их рукою, к другим хочется подойти и просто молча постоять или прислониться, почувствовать то самое тепло и душу дерева, которые так бережно для нас сохраняют руки мастера.

«Я хочу еще и выращивать мебель и детали интерьера», − мечтает Константин. Представляете? Сад растущий и музей лесной мебели… Когда Константин воплотит эту мечту в жизнь, я обязательно приеду в этот сад со своими детьми, чтобы показать им настоящее чудо. И мастера, сотворившего его.

Вера НИКУЛИНА

 

Мастер о себе

Кузнецов Константин Николаевич. Родился в декабре 1979 года. Сейчас проживаю в живописном лесном районе Краснодарского края, в станице Азовской. Свободное время провожу в своей мастерской.

Проработал несколько лет менеджером в столичном казино. Есть опыт работы в строительстве и создания габаритных деревянных конструкций. Занимался изготовлением женских деревянных ювелирных украшений. Люблю все необычное и красивое.

В настоящее время занимаюсь лесной авторской мебелью, хочу попробовать выращивать мебель, детали интерьера. Мое увлечение началось так... Однажды передо мной встал вопрос о постройке и проектировании дома. Решил сделать мебель в «природном» стиле (из найденных в лесу деревьев необычной формы), а затем под эту мебель спроектировать и построить оригинальный дом. Правда, до дома дело пока не дошло. Некоторое время жил в экопоселении, после чего разработал свою идею экотуристического ремесленного поселения. Ее воплощением сейчас и хочу заняться.