Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Лесная биржа работает в Иркутске

Журнал «ЛесПромИнформ» в № 5 (18) за 2004 г. уже писал об идее создания в Иркутской области лесной биржи с целью регулирования региональной экспортной политики. Тогда предложение исходило от администрации региона. Специалисты спорили: одни говорили, что биржа будет работать, другие − что данный проект не будет реализован. Как выяснилось, частично были правы и те, и другие. Лесная биржа в Иркутской области создана, но не по инициативе администрации.

ЗАО «Байкальская лесная товарная биржа» зарегистрировано в Иркутске 1 августа 2005 года. В состав ее учредителей вошли общественные организации лесозаготовителей, лесопромышленников, предприятия других отраслей. Основной задачей организаторы называют формирование организованного оптового рынка лесоматериалов и других биржевых товаров в Восточной Сибири и Дальнем Востоке РФ путем организации биржевой торговли.

Корреспондент журнала «ЛесПромИнформ» встретился с коллективом Байкальской лесной товарной биржи и попросил рассказать о работе за прошедший год.

Что такое биржа и биржевая торговля

Рассказывает руководитель лесной секции биржи Виктор Петрович Шалицкий:

Коллектив Байкальской лесной биржи в своем неполном составе
Коллектив Байкальской лесной биржи в своем неполном
составе

− Идея создания лесной биржи для решения проблем лесной отрасли родилась в июне 2003 года в администрации губернатора Иркутской области. В ноябре этого же года было подписано распоряжение губернатора о развитии биржевой торговли лесоматериалами и другими биржевыми товарами. Суть его заключалась в замене китайских правил торговли лесоматериалами и другими товарами (например, металлоломом) на правила организованного − биржевого − рынка, основанного на законодательстве России, а не на пробелах ее законодательства и отсутствии в нашей экономике биржевой торговли, которыми воспользовались китайские картели, пулы на нашем рынке.

Иркутские лесопромышленники, лесозаготовители разрознены, разобщены, в том числе и по технологическим причинам: разбросаны на огромной территории, так как лесозаготовка − собирательный процесс на этой территории. Запасы леса мощностью «пласта» в 2,0 см (200,0 м³ на гектар) считаются очень хорошими запасами. Например, угольщики, если запасы пласта менее 50,0 см, о разработке такого пласта угля вообще не ведут разговоров. Китайские покупатели моментально (за год-два), сначала даже не поверив в свою удачу, воспользовались сложившейся ситуацией и чисто по правилам английских колонизаторов «разделяй и властвуй!» начали властвовать на иркутском рынке лесоматериалов, диктовать свою ценовую политику, договариваться о цене с отдельно взятым лесозаготовителем, а не с их сообществом. Это как ломать метлу или ее отдельные прутики, по существу это колонизация лесной отрасли. Цены, установленные китайскими пулами и картелями, таковы, что рентабельность производства практически нулевая, в лучшем случае она доходит до 5,0−10,0%. Из-за этого начинаются незаконные рубки, оформление экспорта по поддельным ГТД, взятки, работа через фирмы-однодневки, продажа «лесного бизнеса» фирмам, контролируемым китайскими покупателями.

Начиная где-то с 2003 года «вынашивали» эту задумку Вячеслав Афанасьевич Самсонов (теперь президент Байкальской лесной товарной биржи) и Сергей Васильевич Федоров (председатель правления) − «движитель» и идеолог биржи.

− Можно даже сказать, − добавляет руководитель товарной секции Александр Степанович Попов, − что идеолог − Владимир Владимирович Путин. Вся та работа, которая была проведена биржей, нашла подтверждение в его Послании Федеральному собранию 10 мая этого года: «Рубль должен стать более универсальным средством для международных расчетов и должен постепенно расширять зону своего влияния. В этих целях необходимо организовать на территории России биржевую торговлю нефтью, газом, другими товарами, торговлю с расчетом рублями. Наши товары торгуются на мировых рынках. Почему не у нас? Правительству стоит ускорить решение этих вопросов…»

− С самого начала, − отмечает Сергей Федоров, − биржей было провозглашено, что у нас товары торгуются только на рубли. Прежде чем объявить об этом, мы сделали расчеты рентабельности лесозаготовительного производства, лесопиления. Получилось, что за последние три года из-за укрепления курса рубля к доллару, инфляции на внутреннем рынке (причем по потребительским товарам, а не по нефтепродуктам, металлоизделиям, составляющим значительную часть себестоимости заготовленных и вывезенных лесоматериалов) реальные доходы лесозаготовителей, при одинаковой цене в долларах, снизились на 58,0−62,0%, и продолжение практики торговли на доллары ежемесячно снижает реальную доходность лесозаготовителей на 1,4−1,7%.

− Что такое биржа, сейчас не знает практически никто, − продолжает Виктор Шалицкий. − Последняя биржа в нашей стране была организована во времена НЭПа. Когда Ленин объявил переход к НЭПу, были созданы несколько бирж, и в течение года их количество намного увеличилось. Но просуществовали они до 1928 года. А затем из жизни четырех поколений понятие биржи ушло. Кроме, пожалуй, биржи труда.

Биржа − это организованный рынок. На западе весь рынок организован, в ином случае его можно назвать «базаром».

Можно отметить, что везде на постсоветском пространстве, где создаются биржи, присутствует использование административного ресурса; примеры − Узбекистан, Туркменистан, Беларусь, Москва, Санкт-Петербург. Сейчас все «лесники» − всякий сам по себе. Мы создали биржу, чтобы объединить малые предприятия, помочь им; чтобы они не только выпиливали экспортник, а вся древесина шла в дело. Нужно компании объединить, чтобы они сами решали свои вопросы на бирже. Сама биржа не торгует, это не торговая организация, она предоставляет место для объединения и торговли.

Мы не видим поддержки и внимания от областной администрации. У людей нет понимания, что такое рынок, не существует примеров, на которых можно было бы учиться. Негде получить необходимое образование.

− Наше общество не готово к рыночной экономике, к торговле сырьевыми товарами публично, на бирже, − замечает Александр Попов, − но когда будет готово, у нас в лесу вместо россиян будут работать китайские граждане под управлением опять же китайских граждан − хозяев.

Главная задача для нас − это объединение малых предприятий, создание при бирже лесной гильдии из районных брокерских фирм. Но чтобы люди это поняли, их надо обучать, вооружить документами. По нашей инициативе и инициативе Братской таможни мы провели занятия в Братске; мы приглашаем заинтересованных в новом бизнесе молодых людей из районов, лесных поселков.

Почему биржа именно в Иркутске?

Председатель правления Сергей Федоров и президент Байкальской лесной товарной биржи Вячеслав Самсонов проводят  презентацию
Председатель правления Сергей Федоров и президент
Байкальской лесной товарной биржи Вячеслав Самсонов
проводят презентацию

− Биржа родилась в Иркутской области, прежде всего потому, что здесь расположены крупные запасы леса, − сообщает президент Байкальской товарной лесной биржи Вячеслав Самсонов. − Расчетная лесосека − 54,5 млн м, ежегодно по официальным данным рубится 20 млн м, из них 6 млн м отправляются на экспорт (75% из них − в Китай). Бессмысленно создавать такую биржу, например, в Москве.

Вторая причина, почему в нашем регионе необходим биржевой механизм, это большое количество участников процесса. Около 1500 предприятий в Иркутской области занимаются лесозаготовкой и лесопереработкой. Перед нашей администрацией остро стоят проблемы, которые поможет решить биржа: прекращение воровства леса, пополнение бюджета, снижение коррупции.

Иркутск может и должен стать центром международной торговли лесоматериалами для Китая и стран АТР, и такой процесс без биржи нельзя организовать.

Лесная биржа − необходимый инструмент отрасли

− С практической точки зрения, − говорит Вячеслав Самсонов, − биржа, особенно лесная, − это необходимый инструмент отрасли, и мы в этом убедились, создав такую биржу в нашем регионе. В течение года мы от теории прошли большой путь до практических шагов.

В Иркутске формально никогда не было товарной биржи. Те, что существовали здесь ранее (в 1991−1995 гг.), по сути дела, выполняли не роль товарной биржи, а были организациями оптовой торговли.

Сама лесная отрасль − необычна, а наша страна не имеет опыта биржевой работы в лесной отрасли. В мировой практике сложилось так, что крупные предприятия, владельцы больших сырьевых и товарных ресурсов, были основателями бирж. В России сложилась другая обстановка: крупным предприятиям было не интересно создавать биржи (ни экономически, ни политически), а государство никаким образом не поддерживало их, долгое время вообще отсутствовало соответствующее законодательство (первый закон о биржах был издан в 1993 году).

Байкальской лесной бирже пришлось работать в таких условиях, когда лесные предприятия уже работали на неорганизованном рынке и приспособились к нему. До 2004−2005 гг. их фактически устраивало положение дел. Крупные предприятия являются основными потребителями лесосырья, и они диктуют цену сами себе. Биржа должна быть индикатором цены, так как это гласная, открытая площадка. Крупным же предприятиям это не интересно. В Иркутской области крупные компании имеют в аренде 60% лесного массива, следовательно, они являются главными диктаторами цены. Средние же предприятия, не имеющие собственных производственных мощностей, а только лесозаготовки (таких большинство), работают как бы на втором рынке, сталкиваясь с китайской объединенной «лесной пятой колонной», которая диктует им цены.

Байкальская лесная биржа, созданная 17 иркутскими предприятиями, 11 из которых − лесные, попыталась сложить биржевой механизм, и этот год был годом отработки отношений с таможенной службой, налоговыми органами, железной дорогой − это основные отправные точки, влияющие на экономику развития лесной отрасли.

Первые торги начались в октябре 2005 года. Мы начали торговать реальным товаром, предлагаемым предприятиями Иркутской области. Торги шли с разной интенсивностью до июля 2006 года. За это время мы отработали всю технологию, выработали совместно с «лесниками» правила, в которых четко описали процедуру, то, каким образом проводятся торги. С июля по октябрь сезонно приостановлена продажа физического леса, при этом сам процесс торговли продолжается. В организации сейчас работают 11 человек.

− Сложившееся за последние годы положение в лесной отрасли не только в Иркутской области, но и во всех лесных регионах России, − говорит Сергей Федоров, − требует кардинальных решений и со стороны государственной власти Федерации и субъектов, и со стороны бизнеса, причем решений рыночных, а не административных. Административные меры постоянно, ежегодно разрабатывались и внедрялись, но ситуация от этого только усугублялась. В августе 2003 года Президенту России руководство МПР РФ доложило: «Лесная биржа начала работать!». Доложили и забыли о бирже, стали ждать, когда Президент вспомнит, и тот вспомнил, но спрашивать результатов почему-то не стал, а потребовал уже принятия административных мер по наведению порядка в отрасли − полного запрета экспорта круглых материалов. Такие кардинальные меры − катастрофа для мелких и средних лесопромышленных предприятий. Мы предлагаем внедрение рыночных методов решения проблем лесной отрасли, причем не предлагаем ничего нового, а говорим о технологии продаж, которым более 500 лет. Как говорят, все новое − это давно забытое старое.

Рынок сам покажет цену

− Цель нашей работы, − рассказывает Виктор Шалицкий, − помочь «лесникам» найти клиентуру, раскрепоститься и установить цену, востребованную рынком. Рынок сам покажет эту цену. Существующее объединение «Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России» не может выполнять эти функции. Предоставляемые им индикативные (рекомендуемые) цены − это анахронизм. Так как эти цены образуются не на основании анализа спроса и предложения, а на основании уже заключенных контрактов, они не совпадают с реальными, ими нельзя пользоваться. Цены должен диктовать рынок, а не «Союзы».

Биржа упорядочивает торговлю. Здесь не скроешь цену и отношения продавца и покупателя: они открыты. Все документы утверждаются котировочной комиссией. Цена и налогооблагаемая база − на поверхности, и в тень не уйдешь.

Государству это выгодно

- Мы разработали и предложили администрации области меры по организации биржевой торговли сырьевыми товарами: лесоматериалами круглыми, сельскохозяйственными товарами, − продолжает председатель правления Сергей Федоров. − Основным препятствием на пути их масштабного внедрения являются отсутствие опыта, профессиональных знаний по особенностям ценообразования товаров у лиц, принимающих решения, и их помощников.

Сейчас у нас «базарная» экономика, а цены должны строиться по следующей схеме: потребительским товарам − договорные цены, цены на сырьевые товары (такие, как лес, металл, нефть и т.д.) должны устанавливаться публично на биржах. Нужно исходить из того, что договорные цены − это скрытое воровство, обман государства и населения, так как они позволяют уходить от налогообложения.

Сейчас лесная отрасль дает в бюджет области 3 млрд рублей налогов в год. Мы считаем, что эту сумму можно увеличить на 1,5 млрд только по круглым лесоматериалам. Только переход на биржевую торговлю рублями может дополнительно дать бюджету до 300 млн рублей в год и сделать лесозаготовки рентабельными.

- Почему администрации должно быть выгодно развивать и объединять небольшие производства? − говорит Виктор Шалицкий. − Потому что создание небольших производств в лесных поселках, не поддерживаемых крупными предприятиями, дает работу людям и налоговые поступления казне.

- Администрация области не проявляет заинтересованности в подготовленных нами технологиях увеличения казны, все наши предложения повисают в воздухе, − отмечает Вячеслав Самсонов. − Это можно объяснить тем, что интересы административных органов не совпадали с биржевыми, а в руководстве лесной отраслью происходила кадровая чехарда.

Мы утверждаем, что внедрение биржевых технологий позволило бы поднять собираемость таможенных пошлин до $70 млн в год. И это только по Иркутской области; сколько денег бюджет мог бы получить! Эта информация была оформлена расчетным путем, положена на стол администрации, таможенных и налоговых органов. Мы также предложили областной администрации рассмотреть вопрос о внедрении биржевых технологий на Байкальском ЦБК.

Наша биржа разработала в течение года правила, соглашение с таможней. Чтобы пополнить бюджет, требуется отклик администрации. Получить выгоду от лесной отрасли можно, если желание администрации превратится в административный ресурс.

Так как мы не получили поддержки от администрации, нам пришлось пойти другим путем. Биржа − сложная, с точки зрения управления, организация и должна иметь достаточно финансовых ресурсов, ведь она является инструментом страхования сделок. Средств, собранных учредителями, хватило только для начальной стадии организации биржи.

Организация торгов требует большой информационной и аналитической работы

В ходе торгов мы также убедились, что для их организации и привлечения на площадку лесопромышленников нужна большая информационная и аналитическая работа, − продолжает Вячеслав Самсонов. − Люди, работающие на бирже, должны обладать специальными знаниями, биржа должна быть оснащена электронной техникой, и иметь большие финансовые ресурсы; нам необходим собственный расчетный центр. Также необходимо то, что мы в течение года не почувствовали, − административный ресурс.

Мы не разочарованы, этот год более ясно прописал правила взаимоотношений. Мы пришли к выводу: главное в наведении порядка в отрасли − это понимание самих «лесников» и их активное участие в использовании биржевых механизмов.

Современные биржи мирового класса ушли от организации торгов реальным товаром (сегодня биржи, скажем, в Швеции и Канаде не занимаются продажей реального лесоматериала, а работают больше в информационном поле, фьючерсными контрактами). Нам же предстоит еще определенный период времени работать с реальным товаром.

В течение года мы столкнулись с тем, что наш лесопромышленник, не имеющий своих производственных мощностей, не умеет работать с ценными бумагами, с кредитами. Биржа может научить этому и тому, как вести более активную деятельность по переоснащению своего производства. Он может сам попробовать, что такое вексель, депозит и т.д.

Чем больше мы общаемся с «лесниками», тем больше понимаем, что биржа необходима лесной отрасли. Она является органом, привлекающим инвестиции, и делает бизнес прозрачным, страхует сделки, дает гарантии и четкие знания для инвестора.

Борьба с коррупцией

- Становление биржи совпало с интересным историческим моментом, − говорит Вячеслав Самсонов. − Рождаются новые законодательные акты: новый Лесной кодекс и закон о перераспределении обязанностей по управлению лесной отраслью. С 1 января 2007 года право пользования и управления лесом передается территориальным органам власти (до этого времени права принадлежат Федеральному агентству).

Мы видим, что вместо того, чтобы приостановить передачу лесных массивов в аренду, Федеральное агентство пытается за оставшиеся полгода распродать их в интересах определенных монопольных структур. В то же время областная администрация вместо разработки новой структуры управления отраслью, выработки лесной политики в регионе продолжает административное наступление на малые предприятия лесной отрасли, загоняя их под «зонтик» монопольных структур.

- Биржевые технологии, − добавляет Сергей Федоров, − это прозрачность сделок, мощное оружие в борьбе с коррупцией в лесной отрасли.

Работа по противодействию хищениям и незаконным рубкам леса

- Биржа, работая по четко определенным правилам, − заявляет Вячеслав Самсонов, − противодействует торговле незаконно заготовленной древесиной. При этом не надо создавать новых контролирующих структур. Одним из стимулов противодействия являются закупки сертифицированных материалов, и здесь биржевые технологии продаж лесоматериалов становятся востребованными.

Биржа договорилась сотрудничать с сертификационными органами, а в правилах торговли четко прописала обязательное условие добровольной сертификации лесосырья и технологий его переработки как условие, позволяющее требовать повышения цены при заключении биржевых контрактов.

Сейчас идет много споров о том, какими ГОСТами пользоваться для оценки качества и количества вывозимого с территории области леса. Мы утверждаем, что биржа может позволить быстро внедрить пользование сертификационным лесом. Сам биржевой механизм предлагает меры по сокращению незаконных рубок, для этого не надо создавать новых структур. Через биржу может идти только сертифицированный лес, следовательно, рубить его незаконно будет просто бессмысленно. Сертификат движется вместе с биржевым контрактом.

За рубежом стоит вопрос о покупке в России только сертифицированного леса (а его цена может быть в полтора-два раза выше). К примеру, Япония приняла решение завозить только сертифицированный лес и воздействует на это всеми государственными рычагами. Китай также объявил о том, что материалы для строительства олимпийских объектов должны быть сертифицированы.

Биржа включилась в программу электронного учета леса (журнал «ЛесПромИнформ» писал о проведении эксперимента по внедрению системы электронного учета экспорта лесоматериалов в Иркутской области, см. № 4 (35), 2006 г.). В начальной стадии мы принимали участие в разработке этого метода. Тогда же и предупреждали о недостатках: нельзя начинать электронный учет в конечной точке (на вагоне), так как в таком случае электронный учет, наоборот, позволяет узаконить воровство. Получается не борьба, а учет ворованного леса, формальная реабилитация незаконных рубок. Учет надо вести от пня, то есть от места заготовки, а не от места отправки. В биржевых правилах торговли это точно прописано. Биржа окажется полезной во внедрении электронного учета.

- Лес воруют там, где существует попустительство администраций и лесных органов, − добавляет Виктор Шалицкий. − Ведь лес − не коробок спичек, его незаметно не вывезешь. Его не так просто украсть.

- Сейчас в Иркутской области, − продолжает Сергей Федоров, − создаются несколько терминалов в зоне действия Братской таможни: 2 − в Усть-Илимске, 1 − в Братске, 1 − в Чуне, 1 − в Игирме, 1 − в Усть-Куте. Мы предлагали внедрять терминалы на севере Иркутской области, в районе действия Братской таможни, а в Иркутском районе − выращивать их. Предложенная нами схема: сначала создаются биржевые склады 3-й категории, затем (при выполнении определенных требований) − склады 2-й категории, затем − 1-й. Это будет выращивание терминалов рыночными методами.

Первые итоги

- У нас сейчас есть заявки на приобретение пиломатериалов и круглого леса из Китая, Вьетнама, Украины, Владивостока, Москвы, Ростова. − Говорит Виктор Шалицкий. − Из-за расположения Иркутской области мы не выдерживаем конкуренцию с западными регионами − у нас слишком высокие железнодорожные тарифы. В частности, совсем не понятен тариф на перевозку шпал: здесь он один, а если вывозить шпалы в другие регионы, то тарифы даже выше экспортных. Что нам остается − обманывать железную дорогу или отказываться от перевозки шпал?

- Начаты реальные торги, появились котировки цен, − рассказывает Вячеслав Самсонов, − значит, мы начали выполнять главную задачу биржи − формировать ценовую политику. Необходимо помнить, что биржа − не торговая организация, а индикатор цен. Мы перешли к технологиям оценки спроса и предложения. Начали нарабатывать и получили первый опыт формирования цены; это очень сложный процесс, требующий времени. Проводя торги, мы научились делать анализ состояния рынка.

Иркутская таможня стала применять наши биржевые котировки, так что, по нашему мнению, негласно за счет применения биржевых котировок казна пополнилась на миллионы рублей. Растут цены в контракте.

Кроме формирования цены через торги, биржа выполняет еще одну важную функцию − позволяет планировать управление отраслью. Это возможно, так как только на бирже проявляется реальный спрос и предложение. Биржевые торги позволяют лесопромышленнику и отраслевым комитетам администрации планировать сегодняшнее и будущее положение дел. Таким образом, вносится плановость в деятельность лесной отрасли. И опять мы сталкиваемся с парадоксом: администрация как бы не замечает этого, хотя биржевой механизм позволяет делать анализ и планирование инвестиций, анализировать спрос через поступающие заявки. Например, если при анализе выясняется увеличение интереса к цилиндрованному лесу, это можно учитывать при планировании строительства соответствующих производств.

Биржа впервые привлекает иностранные фирмы, причем они пришли к нам с большим интересом. Сейчас у нас есть семь заявлений от крупных китайских компаний, которые готовы купить место на бирже, есть предложения из Вьетнама и Японии. Но мы не даем хода этим заявлениям, так как не обладаем достаточным техническим оснащением. Биржа еще слабовата в техническом отношении, чтобы работать в полном объеме. Нам также необходимо создание расчетной (клиринговой) палаты: тогда каждый торговец должен будет внести страховой взнос, и биржа сможет гарантировать выполнение сделки.

У нас формируются связи с Белорусской, Узбекской товарными биржами, Сибирской валютной биржей. В июле мы ожидаем приезда генерального директора ММВБ господина А. И. Потемкина для переговоров о сотрудничестве.

- В современных условиях, − подчеркивает Сергей Федоров, − когда биржевое дело развивается преимущественно в столицах, а в провинции возродить биржевую торговлю очень сложно, это, на наш взгляд, очень нужное и полезное дело по становлению в России рыночной экономики. ММВБ является структурой, интегрирующей в группу биржи различной специализации, в том числе товарные.

Основными действующими лицами являются брокерские структуры, работающие, например, на своих территориях. Такие брокерские структуры формируются в отдельных районах области: Качугском, Жигаловском, Осинском, Иркутском, Усть-Илимском, и мы надеемся на успешное представление ими своих клиентов − лесопромышленников, лесозаготовителей − на бирже.

- Создание единой площадки породило интерес к нашей деятельности администрации Приморского края, − говорит Вячеслав Самсонов. − Создать наши филиалы готовы во Владивостоке, Читинской области. Мы договорились о создании филиала в Забайкальске. Если это осуществить, мы будем иметь единую ценовую политику; всем будут известны цены у производителя и цены в Китае, Японии и т.д. И этот процесс − создание единой ценовой площадки на сибирский лес − не остановить.

Сейчас мы подготавливаем соглашение между Торгово-промышленной палатой и Байкальской лесной биржей. Надеемся, что к нам присоединится мэрия Иркутска. Мы также готовимся к подписанию тройственного соглашения между Торгово-промышленной палатой, Байкальской лесной биржей и Союзом товаропроизводителей. Цель данных соглашений − внести плановость в деятельность лесной отрасли.

Проведены переговоры с десятком банковских структур. Можем отметить, что банки с интересом рассматривают биржу как орган, помогающий кредитовать отрасль.

Биржа защищает лесопромышленника

- Еще один важный момент: сегодня «лесник» беззащитен, − говорит Вячеслав Самсонов. − Его могут остановить администратор, «гаишник», железнодорожник и т.д. Биржа позволяет лесопромышленнику работать уверенно, чувствовать свою защиту. Никто не имеет права нарушить выполнение биржевого контракта, так как его защищает закон (см. ст. 38 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле»). Наличие биржевого контракта дает «леснику» возможность противостоять этой массе препятствующих органов.

Биржа отличается от других коммерческих предприятий, так как она работает под постоянным контролем государства. Она является антимонопольной организацией и поддерживается государством.

Планы на будущее

- Планов у нас «громадьё», − подытоживает Вячеслав Самсонов, − в частности:

  • оснащение биржи, получение собственного помещения;
  • привлечение молодых специалистов, создание собственного учебного центра;
  • мы предлагаем администрации Иркутской области и Иркутска вести профессионально аукционные торги как независимая сторона. Сейчас администрация содержит целый аппарат аукционных торгов, это более двадцати человек, огромный бюджет заработной платы; мы же предлагаем проводить открытые торги профессионально и гласно, как этого требует законодательство о госзакупках, при этом стоимость услуг биржи будет составлять 0,35%, а цена контракта и участники нас не будут интересовать.

Мы оптимистично смотрим на процесс становления организованного рынка в Иркутской области. Думаем, что наступила пора осознания администрацией области необходимости внедрения в экономику региона биржевых технологий, организационной и финансовой поддержки биржи.

И самое главное: мы начинаем ощущать интерес лесопромышленников к бирже, ее технологиям, способности противостоять иностранному давлению, возможности реально влиять на ценовую политику, страховать сделки и реалистично смотреть в будущее.

Мария СОЛОВЬЕВА