Партнеры журнала:

В центре внимания

Вячеслав Позгалев: «Лес – наш ресурс, вечный и неистощимый!»

Недавно исполнилось десять лет, как Вячеслав Евгеньевич Позгалев работает в должности губернатора Вологодской области. Вначале указ о его назначении подписал Борис Ельцин, а потом во время выборов вологжане подавляющим большинством голосов еще трижды доверяли Вячеславу Позгалеву право занимать пост главы этого субъекта Федерации. От проведения парадных торжеств по случаю этого юбилея губернатор отказался наотрез − у него расписана каждая минута, времени для юбилейной кутерьмы просто-напросто нет. Но, несмотря на плотный график работы, Вячеслав Позгалев нашел время, чтобы ответить на вопросы нашего корреспондента.

− «Вологда − она вона где», − поется в известной песне. А где, на ваш взгляд, находится сейчас Вологодская область на своем пути к достойной жизни? В начале, в середине или.?

− На Северо-Западе страны Вологодская область по объему промышленного производства занимает второе место после Санкт-Петербурга. По этому показателю, который я лично считаю главным, область уже в 2004 году вышла на уровень 1991 года, а в прошлом году превысила его на 6%.

И хотя доминирующее положение в нашей промышленности занимает черная металлургия (более 60%), я понимаю, что ваших читателей в первую очередь интересует состояние дел в лесной отрасли.

Развитию лесопромышленного комплекса правительство области постоянно уделяет особое внимание. Говорю это не по тому, что так принято говорить. В самом деле, разве меньше внимания мы уделяем вопросам здраво­охранения, образования, социально-культурным проблемам? Нет, конечно, потому что все это для нас одинаково важно. И все же… И все же к лесным проблемам отношение особое, может быть, потому что Вологодчина − издревле лесной край. Лес для нас не просто древесина, грибы, ягоды, возможность поохотиться. Для каждого коренного жителя Вологодчины это еще и особый мир, формирующий его душу и сущность. А отсюда, хочешь не хочешь, и отношение к лесным проблемам соответствующее.

Так вот, доля лесного комплекса в общем объеме промышленного производства в настоящее время у нас составляет 7,5%, по производству плит ДСП область занимает второе место в России, по вывозке древесины − третье, по производству пиломатериалов − четвертое, по производству фанеры − шестое место… Вроде бы неплохо идут дела, а мы не довольны. Считаем, что показатели могут и должны быть выше, лучше, основательнее.

− А в чем вы видите неиспользованные резервы в лесной отрасли Вологодчины?

− Прежде всего, в глубокой переработке и рациональном использовании древесины. Правда, и здесь мы не стоим на месте: если в 1997 году в области вырабатывалось 38% деловой древесины, то по итогам 2005 года − более 61%. Но резервы, конечно же, имеются. Поэтому мы и разработали областную стратегию развития лесного комплекса на период до 2010 года, которая предусматривает за счет углубленной и рациональной переработки древесины увеличение объемов производства до 30 млрд рублей, или в 2,5 раза, прибыли − в три раза, бюджетных поступлений − в два раза. Таковы наши ближайшие цели.

− 199-й Федеральный закон передает отдельным регионам все заботы о лесах. Как вы к этому относитесь? Готова ли областная власть к этому бремени? Какие плюсы и минусы вы видите в этом решении?

− Да нормально отношусь. Более того, скажу вам, что мы неоднократно выходили в правительство Российской Федерации и Государственную Думу с этим предложением, так что принятое решение не стало для нас неожиданностью. Да и опыт уже какой-то имеется: практика реализации 199‑го федерального закона, по которому нам передали полномочия по управлению сельскими лесами, показала, что Вологодская область справилась с поставленной задачей. И это при том, прошу заметить, что объем субвенций из федерального бюджета не превысил 11% от потребности, да и поступили они с большим опозданием.

Так что минусов не вижу вовсе, а плюсы, на мой взгляд, такие. Первое и главное: мы отныне почувствуем себя настоящими хозяевами на своей земле. Это очень важно − быть самостоятельным, а не ждать указаний сверху. Благодаря этому мы сумеем более эффективно построить работу по воспроизводству лесов, их охране и защите, будем успешно работать с отечественными и зарубежными инвесторами, увереннее развивать производства с высокой долей добавленной стоимости. Да тем же индивидуальным застройщикам сумеем более активно помогать древесиной, и тем самым будем способствовать осуществлению национального проекта по строительству жилья.

− Мы с вами беседуем в преддверии пожароопасного периода. Начиная с прошлого года борьба с огнем ведется на основании субвенций из центра. Как зарекомендовала себя эта практика, нет ли необходимости в чем-то ее подкорректировать?

− Корректировать надо всегда и все − жизнь ведь никогда не стоит на месте. Не в этом суть. А она в том, что все надо делать в свое время. Полномочия по тушению лесных пожаров за счет субвенций из федерального бюджета были переданы субъектам Федерации федеральным законом года − № 199-ФЗ от 29 декабря 2004, а сам объем субвенций был определен постановлением Правительства РФ только 10 июня 2005 года, т. е. в самый разгар пожароопасного сезона. Вот это уже не дело…

Нашим специалистам пришлось здорово покрутиться, чтобы не допус­тить чрезвычайных лесных пожаров. Ну и, конечно, администрация им помогла. Правительство области приняло постановление «О тушении лесных пожаров в лесном фонде РФ на территории Вологодской области», были заключены трехсторонние договоры по борьбе с огнем с Агентством лесного хозяйства по Вологодской области и подведомственными ему лесхозами, как могли, помогали противопожарным службам в сельских лесах. Все это, вместе взятое, дало неплохой результат. Всего в 2005 году было зафиксировано 209 лесных пожаров, все они были своевременно потушены.

Так что мы доказали, да и раньше не раз доказывали, что умеем противостоять огню. А поэтому мы ничего не имеем против передачи функций по тушению пожаров на местах. Но у нас вызывает определенные опасения сам механизм предоставления и расходования субвенций из федерального бюджета на эти цели. Например, в 2005−2006 годах из федерального бюджета вообще не выделялись средства на тушение лесных пожаров в сельских лесах, площадь которых составляет 2,8 млн га, или 24% от общей площади лесного фонда области. Разве это дело? Нет, конечно.

Надо еще понимать и такую прос­тую вещь, что пожары − дело непредсказуемое, и год на год не приходится. Бывает, что в определенных случаях расходы на тушение огня могут неожиданно возрасти в несколько раз. И что тогда делать? Ведь для увеличения субвенций или перераспределения их между субъектами надо вносить изменения в федеральный бюджет, а это занимает не менее двух месяцев. Финансировать же тушение пожаров из областного бюджета мы не можем в силу требований лесного и бюджетного законодательства. С этим что-то надо делать. Пока не поздно…

− Вологодская область издревле лесная. Стало быть, Лесной кодекс для нас − вопрос из категории жизненно важных. Как вы оцениваете все то, что на данный момент связано с принятием этого главного лесного закона? И, будь на то ваша воля, каким бы вы сделали этот документ, что прописали бы в нем в первую очередь?

− Мое отношение к этому вопросу такое: кодекс надо принимать, однако многие его положения требуют детальной проработки. Главным недостатком этого законопроекта, на мой взгляд, является исключение субъектов Российской Федерации из процесса управления лесами. Ряд ученых и общественных деятелей высказывают мнение, что передача этой функции приведет к «растаскиванию» лесов по регионам, с чем согласиться не могу. Мы не просим леса в собст­венность, но считаем, что распоряжение ими должно осуществляться на региональном уровне.

Для нас лесной комплекс является определяющим в дальнейшем развитии экономики области. Его поступательное движение может обеспечить только структурная перестройка товарных отношений. Сейчас мы отправляем за рубеж немало круглого леса, в результате чего иностранные компании получают дополнительную прибавочную стоимость. Для того чтобы создавать ее у себя, необходимо строить перерабатывающие комбинаты, а для этого нужны инвесторы. А как привлечь инвестора, если мы ему не можем гарантировать устойчивое сырьевое обеспечение? А мы ему не можем это гарантировать до тех пор, пока не обладаем правом управлять делами в своих же лесах.

− Малый и средний бизнес − основа благосостояния всех развитых и успешных государств. Что делает и что намерено сделать областное правительство для того, чтобы такие виды бизнеса в лесной сфере имели позитивное развитие?

− У нас в области около 5000 малых предприятий, на них работают более 25% от общей численности занятых в экономике области. На долю малых предприятий приходится около 8% произведенной в области промышленной продукции. И в лесу немало таких предприятий. В прошлом году их усилиями было вывезено 1,5 млн м3 древесины, что составляет 22,1% от общего объема. В производстве пиломатериалов доля продукции произведенной малыми предпринимателями составляет 365430 м3, или более 30%. Лично я к этим цифрам отношусь с большим уважением. Соответственно, и правительство области оказывает лесным предприятиям малого бизнеса всестороннюю поддержку. Особенно тем, кто занят глубокой переработкой древесины. Органы исполнительной власти весьма благосклонны к подобным инвестиционным проектам, создают им условия для обеспечения лесосырьевой базой, оказывают помощь в подборе оборудования и реализации продукции. В области действует ряд программ государственной поддержки малого и среднего бизнеса, предусматривающих льготное кредитование и возвращение части процентной ставки по кредиту.

Реализуется у нас и проект создания технопарка и бизнес-инкубатора. Мысль такая: объединить «под одной крышей» интересы действующих и зарождающихся малых предприятий, а также специалистов по созданию, регистрации и обеспечению нормальной работы фирм. В настоящее время такой бизнес-инкубатор уже успешно работает в Череповце. Скоро будет и второй. Для этой цели уже приобретено здание площадью 3500 м².

− Сейчас достаточно остро ведется полемика вокруг лесных аукционов. Многие полагают, что такой способ определения будущих хозяев откроет дорогу в лес лишь тем, у кого больше денег, а вовсе не тем, кто относится к нему с должным пониманием и уважением. А что вы думаете по этому поводу?

− И правда, спор разгорается нешуточный. Продажа леса в собственность или в аренду только по принципу аукциона приведет к «переделу» сфер влияния, может сложиться ситуация, когда национальным богатством будет обладать небольшая часть собственников. Поэтому, предполагая такое развитие ситуации, мы предлагаем свой вариант решения проблемы. Я считаю, что продажу права аренды на участки лесфонда необходимо проводить на аукционной основе, поскольку она позволит определить максимальную цену древесины, минимизировать лоббирование интересов отдельных лесопользователей. Однако аукцион, по нашему мнению, необходимо проводить с квалифицированным отбором, т. е. участвовать в нем должны не все желающие, а только осуществляющие лесопромышленную деятельность на профессиональной основе. Условия аукциона должны учитывать сложившиеся арендные отношения, а также стимулировать глубокую переработку древесины.

− Несколько лет назад в одном из своих интервью вы заявили, что благосостояние Вологодской области в первую очередь зависит от того, насколько успешно будут развиваться местные лесные дела. Вы по-прежнему придерживаетесь того же мнения?

− Да. И все мои предыдущие ответы, думаю, должны убедить в этом ваших читателей. У лесного комплекса области большие перспективы развития, которые необходимо поэтапно реализовать. Удельный вес лесной отрасли в экономике области должен неуклонно возрастать, обеспечивая достойные условия работы и жизни тысячам жителей Вологодчины.

Невозможно переоценить значение леса для сельских районов, его роли для экологического баланса природы. Чем глубже я вникаю в решение лесных проблем, тем больше утверждаюсь в этом.

− Недавно вы принимали учас­тие в совещании по проблемам ЛПК, которое проводил в Сыктывкаре президент России. Каковы ваши впечатления?

− Я полностью и безоговорочно разделяю его мнение о необходимости развития глубокой переработки древесины в России вместо того, чтобы гнать ее «кругляком» за границу.

Как я говорил выше, мы на Вологодчине к этому давно стремимся. Ведь реализация переработанной древесины принесет куда больший доход, нежели ее продажа за рубеж в круглом виде. По сути, президент поддержал те решения, исполнения которых мы добивались несколько лет. Поэтому сейчас мы будем лишь расширять и углублять свою деятельность с учетом решений, принимаемых на государственном уровне. Только в прошлом году в лесопромышленный комплекс области вложено более 1 млрд рублей инвестиций, которые позволили провести модернизацию действующих и осуществить пуск новых предприятий по переработке древесины: на ОАО «Сокольский ДОК» выведена на проектную мощность фрезерно-брусующая линия Hew Saw R-250 мощностью 150000 м3 пиломатериалов в год; проведенная в 2004 году на ООО «Монзенский ДОК» реконструкция плитного производства позволила в 2005 году увеличить выпуск древесностружечных плит до 159000 усл. м3 (125% к уровню прошлого года). Закончен монтаж линии и начато производство клееного бруса. На ООО «Шекснинский КДП» модернизирована первая линия производства древесностружечных плит. В результате повысилась производительность: в 2005 году древесностружечных плит выпущено 223000 усл. м3, это на 116% больше, чем в предыдущем году. Выведен на проектную мощность цех по производству клееной березовой фанеры на ООО «Севертара» Кадуйского района мощностью 25000 м3 в год. На ЗАО «Белый ручей» с целью повышения качества продукции в лесопильном цехе установлен окорочный станок, сделаны навесы и новая погрузочная площадка, увеличены мощности сушильных камер до 35000 м3. На ООО «Премиум-лес» в г. Красавино Великоустюгского района пущены в эксплуатацию цех с автоматической торцовкой и сортировкой пиломатериалов и цех с автоматичес­кой-линией оптимизации и сращивания досок и линией деления и строгания пиломатериалов. Корпорация «Вологдалеспром» пустила в Великом Устюге завод по выпуску экологически чистого биотоплива − древесных гранул, которые будут производиться из отходов лесопиления и деревообработки. Производительность этого завода составит порядка 50000 тонн пеллет в год. Нами подписаны инвестиционные меморандумы с финской компанией «Метсялиито» по строительству в Череповецком районе целлюлозно-бумажного комбината, а также с одним из крупнейших российских инвесторов − ОАО «Банк Москвы» − о приобретении проходящего процедуру банкротства ОАО «Сокольский ЦБК» и переориентации его на производство легкой мелованной бумаги.

На совещании в Сыктывкаре был поднят целый ряд актуальных проблем, связанных с ускорением лесных реформ в стране (в том числе подготовки и принятия нового Лесного кодекса). И у нас есть все основания надеяться на то, что задачи, которые поставил В. В. Путин перед правительством России на совещании в Сыктывкаре, ускорят процесс решения этих наболевших вопросов.

− По установившейся традиции позвольте напоследок задать вам «фирменный» вопрос нашего журнала: что для вас значит слово «лес»?

− Для меня, как думаю и для большинства россиян, оно исполнено почти какого-то мистического значения. Невозможно преувеличивать роль леса в формировании нашего менталитета и традиций − она огромна. Лес издревле был первым помощником человеку: согревал, кормил, укрывал от непогоды и врагов. Поэтому лес − это наши корни, сама наша жизнь. Если же говорить об экономическом его значении, то надо помнить, что лес − наш ресурс, вечный и неистощимый.

Сегодня многие экономисты-аналитики называют Вологодчину лесной столицей. Путь, который проделала за последнее десятилетие область во главе с В.Е. Позгалевым, впечатляет даже скептиков. И не зря в рейтинге глав субъектов Федерации, опубликованном недавно в «Политическом журнале», имя Вячеслава Позгалева соседствует рядом с Юрием Лужковым и Валентиной Матвиенко.

Наша редакция искренне желает вологодскому губернатору не сдавать завоеванных позиций и постоянно крепить их новыми достижениями.

Беседу вел Владимир ПЕТУХОВ, наш соб. корр.