Партнеры журнала:

На заметку

Первый во всем

Каждый, чья жизнь связана с лесом, хранит в своей благодарной памяти немало доб­рых имен предков-лесоводов, заложивших основу современного лесного хозяйства. Несомненно, в ней есть место и прогрессивному российскому императору Петру Первому. 30 мая 2006 года исполняется 334 года со дня рождения великого преобразователя России.

Листаем старый «Лесной журнал», можно сказать, настоящую реликвию: «Лесное хозяйство обязано своим появлением, своим первым началом Петру Великому, которого поэтому и можно назвать первым лесоводом России». Так в 1872 году писал Н. Зобов, довольно известный лесовод своего времени. По его словам, «до Петра Первого леса в России не имеют почти никакого значения. Ими всякий мог пользоваться как воздухом или водой. Это эпоха изобилия лесов при малой в них потребности». А вот «с Петра Первого обнаруживается потребность в корабельном лесе, и потому леса приобретают государственное значение, создается строгое лесное законодательство и управление».

Большому кораблю - хороший лес!

Нет оснований сомневаться в справедливости слов этого автора. Действительно, Петр I, стремившийся европеизировать Россию, наладить внешние связи с другими государст­вами, в первую очередь занялся организацией морского флота, строительством кораблей.

Все корабельные деревья поделили на два разряда. К первому отнесли дуб, лиственницу и сосну. Дуб применяли при строительстве больших кораблей, а лиственница предназначалась в основном для кораблей второго ранга. Из сосны строили фрегаты и небольшие военные суда. Ко второму разряду относили березу, ель, ясень, клен, осину, ольху, липу, бук. Позже при кораблестроении использовали пихту, ольху, осокорь, тополь, даже черемуху и рябину - на обручи вместо ивы.

Корабельные деревья и древесина должны были соответствовать особенностям постройки частей кораб­ля по форме, прочности, упругости и весу. Обычно для рангоута, корпуса судна, обшивки, палубы использовали дуб, лиственницу, сосну. На внутреннее устройство шла древесина ели, осины, березы, ясеня, липы, клена. «Рангоутное» дерево должно было давать бревно длиной от 14 до 29 м при толщине у комля 86 см, в отрубе - от 23 до 53 см. И, безусловно, обладать такими свойствами, как легкость, гибкость и прочность. Деревья в основном доставлялись из северной и средней полосы России, например: казанская мачтовая сосна - красная рудовая и белая сосна из-под Новгорода. Возраст этих деревьев достигал 100-150 и даже более лет.

Дубовые кряжи шли главным образом на строительство корпуса судна, поставлялись с корнями, ветвями и без них, обтесанные с двух или четырех сторон. Для кораблестроения использовали дуб 200-250 лет. Полноценные древостои дуба концентрировались главным образом в лесостепной зоне и зоне смешанных лесов, в поволжских и казанских дубравах.

Дуб, по понятным причинам, стоил дорого: медленно рос, запасы этой древесины были невелики, а потребности в ней продолжали расти. На строительство одного стандартного парусного корабля уходило около 4000 дубов, 100-пушечного линейного - от 6000 до 10 000 дубов. Не будет преувеличением сказать, что значение леса как источника строительного материала в те стародавние времена сопоставимо сегодня, пожалуй, с ролью углеводородов.

Однако в начале XVIII века лесные массивы уже были истощены бесконечными вырубками. Дальновидному императору не понадобилось много времени, чтобы принять меры по спасению лесов. Он осознавал необходимость бережного отношения к природным ресурсам во имя будущих поколений и процветания России. За годы правления Петр Великий подписал около 200 указов, распоряжений и инструкций, относящихся к сбережению и рациональному использованию лесных богатств.

Начала лесного хозяйства

Чтобы ограничить лесопользование, сначала император запретил вырубку лесов под пашни и сенокосы на расстоянии 30 верст от сплавных рек и определил заповедные (запрещенные для рубки) породы деревьев: дуб, клен, вяз, карагач, лиственницу и сосну, которая «в отрубе 12 вершков и больше» (т.е. 53 см в диаметре). За самовольную рубку этих деревьев нарушителей полагалось штрафовать, отправлять на пожизненные каторжные работы и даже на смертную казнь. Причем петровские указы распространялись не только на государственные леса, но и на частновладельческие дачи.

В исторических документах описан, например, такой случай. В Петербурге, на Адмиралтейской стороне, росла большая березовая роща. И окрестные жители, несмотря на запреты, стали ее рубить. Узнав об этом, разгневанный Петр повелел поймать нарушителей и учинить в их домах обыск. Винов­никами оказались не только мещане, но и офицеры, показавшие на допросе, что рубили лес, глядя на других. Государь приказал повесить каждого десятого, остальных - наказать кнутом. Лишь вмешательство императрицы Екатерины смягчило наказание.

Указ Петра I от 19 ноября 1703 года «Об описи лесов во всех городах и уездах, от больших рек в сторону по 50, а от малых по 20 верст» фактически положил начало созданию в России целой системы мероприятий, устанавливающих правила рубки леса, сбережения и приумножения лесных богатств. Этот период можно считать временем возникновения новой отрасли - лесного хозяйства. Для составления ландкарт и описи лесов была создана Лесная контора. Наблюдать за лесами должны были надзиратели, выборные лица из дворян, которые осматривали леса, описывали их, расследовали дела о незаконных рубках, выдавали разрешение на вырубку деревьев.

Тогда же, по приказу Петра Великого, впервые были описаны и заповедные леса, к коим царь отнес знаменитый и по сей день воронежский Шипов лес с гигантскими многовековыми дубами. «Золотой куст России, магазин корабельных строений», - так охарактеризовал его государь.

Петр Великий первым ввел и маркировку древесины. В 1721 году, по его указу, деревья стали клеймить - таким образом можно было определить происхождение древесины, а значит, и снизить количество нелегальных рубок. Каждый заготовитель леса придумывал свое «фирменное» клеймо, а полицмейстерская канцелярия «делала их на железных молотах».

В 1722 году появились первые лесничие и их помощники. Только называли их тогда на немецкий лад - вальдмейстерами и унтер-вальдмейс­терами. Назначались они из дворян и помещиков, живших вблизи охраняемых лесов. Управление вальдейместеров - Обер-вальдмейстерская канцелярия - находилась в Москве, но подчинялась Адмиралтейству.

Уже через год в свет вышел свод всех петровских указов и законов о лесе - известная в истории Обер-вальдмейстерская инструкция. Согласно статье 1 инструкции все вальдмейстеры «пред Богом и Его Величеством, собственною своею совестью и пред всем честным светом» присягали добросовестно служить государю. Инструкция утверждала заповедные породы деревьев и места заповедных лесов, определяла порядок охраны и управления ими. В нее включили и лесохозяйственные правила: об охране лесов от пожаров при помощи местного населения, штрафах за рубку заповедных лесов, расчистке лесов под сенокос, порядке отпуска древесины за границу и т. д. Ряд статей этой инструкции позже вошел в Лесной устав дореволюционной России.

Все петровские преобразования на многие века стали богатейшим научным и культурным наследием русского народа.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ
Благодарим за предоставленные материалы Российский музей леса и лично ст. н. с. Н. А. ЯКОВЛЕВУ