Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Лесной кодекс: бескровная революция

С начала 90-х годов XX века в Российской Федерации осуществляется переход от социалистической экономики к рыночной и рыночным методам управления.

Переходный период развития экономики России характеризуется тем, что природные ресурсы (в т. ч. леса) находятся в собственности государства, а средства их переработки в предметы потребления уже перешли в частную собственность.

По признаку прав собственности на основные экономические ресурсы (факторы производства) в лесном комп­лексе РФ в настоящее время можно выделить три устойчивые группы:

  1. представители органов государственной власти (чиновники), в руках которых находятся права собственности на лесные ресурсы страны;
  2. предприниматели, в собственности которых находятся средства переработки лесных ресурсов в предметы потребления (капитал);
  3. наемные работники − граждане, владеющие в основном своей рабочей силой.

Чтобы получить продукцию, необходимо объединить в процессе ее производства все три фактора. В условиях современной экономики это возможно только на основе согласования интересов (договоренности) между собственниками факторов, что выражается в актах обмена или купли-продажи факторов.

Мотив, который движет участниками этих актов, − максимизация своего чистого дохода, который для каждого участника определяется так:

  1. для чиновников − это разница между поступлениями в бюджет от лесного комплекса (попенная плата, налоги, пошлины и др.) и затратами на ведение лесного хозяйства;
  2. для предпринимателей − разница между выручкой от реализации лесной продукции и затратами на ее производство;
  3. для наемных работников − разница между заработной платой (включая льготы) и затратами на существование.

В процессе распределения общего дохода от реализации лесной продукции появляется противоречие между общим объемом этого дохода и частными долями собственников экономических ресурсов в нем.

Главное ограничение в лесопользовании заключается в том, что процесс производства лесной продукции не должен приводить к истощению ни одного из факторов производства, т. к. при исчезновении хотя бы одного фактора прекратится поступление доходов для всех участников. Это ограничение нашло свое отражение в принципе неистощительного лесопользования, в котором можно выделить экономические, социальные и экологические аспекты.

Следует заметить, что представители органов государственной власти (чиновники) заинтересованы в развитии экспорта природных (в т. ч. лесных) ресурсов в необработанном виде за пределы страны, т. к. необработанные лесоматериалы (т. н. «круглый лес») представляют собой товар, объем и качество которого легко учитывать и контролировать при пересечении границы страны. При этом большая часть вновь создаваемой прибавочной стоимости обращается в непосредственное распоряжение чиновников за счет действия прозрачного и линейного механизма взимания пошлин за поставленную на экспорт древесину.

При направлении лесных ресурсов на переработку внутри России необходимо использовать более сложные механизмы изъятия прибавочной стоимости у переработчиков древесины. Одновременно у предпринимателей в лесопромышленном комплексе будет аккумулироваться более существенная часть прибавочной стоимости и появятся возможности для оптимизации объемов платежей в бюджет государства, что противоречит принципу самосохранения чиновников как класса, захватившего в обществе монопольное право распоряжения природными ресурсами.

В высокоразвитых капиталистических государствах возможности увеличения прибыли капиталистов за счет усиления эксплуатации наемных рабочих либо внутренних природных ресурсов практически исчерпаны. В этих условиях основным способом сохранения и умножения капиталов становится захват и эксплуатация ресурсов других стран. Поэтому импортеры сырья держат высокие (можно сказать, избыточно высокие по сравнению с внутренним рынком России) цены при покупке круглой древесины, поддерживая извне создавшуюся ситуацию.

Анализ сложившейся ситуации на примере лесного комплекса Респуб­лики Карелия (РК), выполненный в рамках сотрудничества ОАО «Сегежский ЦБК» и Института экономики Карельского научного центра РАН (ИЭ КарНЦ РАН), показал, что на период 2004−2007 годов можно ожидать дальнейшего повышения экспортных цен на круглые лесоматериалы в республике, с некоторым замедлением к 2007 году.

При сохранении нынешней ситуа­ции мощности предприятий лесопромышленного комплекса РК, производящих продукцию с наибольшей добавленной стоимостью, в ближайшей перспективе будут загружены неполностью. Например, к 2007 году ОАО «Сегежский ЦБК» будет располагать возможностью перерабатывать до 2,6 млн м3 древесного сырья, в настоящее время этот показатель составляет 1,3 млн м3; ОАО «Кондопога» − 2,0 млн м3 и 1,6 млн м3 соответственно.

При этом до 2007 года финансовая ситуация для лесозаготовителей РК может оставаться стабильной или даже ухудшаться, а экспорт круглого леса увеличиваться. Предприятия глубокой переработки − ОАО «Сегежский ЦБК», ОАО «Кондопога», − испытывая затруднения с сырьем, не смогут поддерживать свою конкурентоспособность на мировом рынке бумажной продукции, возможно даже ограничение объемов производства из-за нехватки сырья. Доходы в бюджет РК от деятельности лесопромышленного комплекса будут зависеть, прежде всего, от финансового благополучия перерабатывающих предприятий, расположенных в республике.

В период 2007−2010 годов имеется вероятность полной переориентации лесозаготовительной промышленности РК на экспорт необработанных лесоматериалов. При этом карельские предприятия глубокой переработки древесины не смогут перейти на поставки древесного сырья из внут­ренних районов России, поскольку основные источники древесины в соседних с Карелией регионах уже перераспределены между конкурирующими с ОАО «Сегежский ЦБК» и ОАО «Кондопога» интегрированными лесопромышленными структурами, обладающими мощностями по переработке сырья.

Отсутствие «свободного сырья» вызовет к 2007−2010 годам резкое падение объемов производства и конкурентоспособности карельской продукции ЦБП и лесопиления и, как следствие, сокращение доходов бюджета РК от предприятий глубокой переработки древесины. После 2010 года импортеры сырья, пользуясь усилением своего монопольного положения на рынке РК, могут реализовать стратегию снижения контрактных экспортных цен. Это спровоцирует сокращение доходов бюджета и от экспорта круглых лесоматериалов на фоне падения доходов в бюджет от производства продукции глубокой переработки древесины.

Успешная реализация импортерами этой стратегии в Карелии, благополучие которой традиционно основывается на эксплуатации лесных ресурсов, грозит усилением социальной и политической напряженности в карельском обществе, потерей финансовой самостоятельности РК как субъекта РФ с последующим превращением респуб­лики в экономически депрессивный дотационный регион. Последствия в масштабе РК могут быть сравнимы с причинами, вызвавшими перестройку в СССР, когда доходы от экспорта нефти и газа перестали покрывать убытки от неэффективного социалистического способа производства.

Сравнительный анализ РК и других «лесных» регионов РФ показывает похожую картину их общего будущего.

Для преодоления выявленных негативных тенденций, а также создания условий для интенсивного развития лесопромышленного комплекса РК и РФ в целом необходим комплекс мероприятий по развитию (под государственным контролем) внутреннего рынка сырья и готовой продукции, в т. ч. за счет постепенного повышения таможенных пошлин на вывоз необработанной древесины, а в перспективе − полного закрытия экспорта круглых лесоматериалов (по историческому примеру Финляндии). Цель подобной меры − интенсивное развитие глубокой переработки древесного сырья внутри страны.

Основной предпосылкой развития глубокой переработки древесины в нашей стране является переход от монопольной государственной собственности к многообразию форм собственности на лесные ресурсы как фактор производства в соответствии с Конституцией РФ.

Анализ ситуации в РФ позволяет сделать вывод, что переход к многообразию форм собственности на природные ресурсы будет неизбежно осуществлен. Например, закон РФ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», введенный в действие 27.01.2003, уже предусматривает частную собственность на землю как средство производства.

Обсуждаемый в настоящее время проект нового Лесного кодекса РФ также предусматривает частную собственность на лесные ресурсы.

Можно утверждать, что в настоящее время государство реализует следующий сценарий перехода к многообразию форм собственности на лесные ресурсы: передача ресурсов из собственности РФ в собственность субъектов РФ (см. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием разграничения полномочий» № 199-ФЗ от 31.12.2005) − передача в долгосрочную аренду крупному бизнесу − передача в частную собственность крупному бизнесу на основе закрытой приватизации ранее арендованных участков.

Данный сценарий выгоден преимущественно бизнесу, т. к. позволяет приобрести ресурсы, в частности лес, дешевле их реальной рыночной цены и фактически в рассрочку. При этом круг потенциальных собственников достаточно прогнозируем, что позволяет всем участникам избежать последующих издержек на «черные» переделы.

Альтернативный сценарий − единовременная продажа ресурсов всем потенциальным собственникам за полную стоимость на открытых аукционах. Думается, данный сценарий не реализуется по нескольким причинам:

  • у российского бизнеса не хватает собственных средств для покупки ресурсов за полную стоимость, выявленную по результатам открытых торгов;
  • круг потенциальных собственников слабо прогнозируем, что невыгодно современным российским бизнесменам и чиновникам.

Заметим, что покупка российским бизнесом ресурсов за полную стоимость вызовет необходимость в крупных внешних заимствованиях, а в дальнейшем приведет к замедлению экономического роста, поскольку у новых собственников не будет дос­таточно средств для эффективного и неистощительного использования ресурсов, что в итоге обострит экологические проблемы в нашей стране.

Таким образом, наблюдаемый сценарий следует признать оптимальным в условиях сегодняшней России.

В настоящее время в стране разрабатывается проект нового Лесного кодекса. Принятие этого кодекса обес­печит законный переход от социалистической экономики (когда и лес, и капитал, и рабочие принадлежали одному собственнику − «государству рабочих и крестьян») к рыночной, в которой существует многообразие форм собственности на факторы производства, в т. ч. лесные ресурсы.

Неправительственными экологическими организациями высказан ряд замечаний и претензий к процедуре разработки и содержанию проекта нового кодекса.

Назовем и кратко проанализируем некоторые претензии неправительственных экологических организаций к содержанию проекта нового кодекса, а следовательно, и к процессу перехода к многообразию форм собственности на лесные ресурсы.

1. О стимулировании новым Лесным кодексом использования лесных земель для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства.

Заметим, что данная проблема весьма актуальна для зажиточных регионов России (в первую очередь, Москвы и Московской области), где наблюдается развитие элитного загородного строительства на лесных землях.

В рыночной экономике собственник земли (а лес − это, прежде всего, земля) стремится получить максимальную прибыль от своей собственности. Если продажа участков земли под застройку приносит собственнику больше прибыли, чем ведение лесного хозяйства, значит, земля будет использоваться наиболее эффективным для собственника образом.

Мировой опыт показывает, что с удалением от населенного пункта ценность земли для строительства или сельского хозяйства падает, но растет ее ценность как средства производства древесины. Эту объективную реальность необходимо осознавать.

2. О стимулировании новым Лесным кодексом неограниченных лесозаготовок.

Интервью с предпринимателями Карелии, занятыми в сфере лесозаготовок, подтверждает объективность известного рыночного закона спроса и предложения. Увеличение лесозаготовок невыгодно предпринимателям, поскольку влечет за собой увеличение предложения древесины на рынке и, как следствие, падение цен на нее и убытки для лесозаготовителей.

Можно утверждать, что резкого взлета объемов лесозаготовок после введения нового Лесного кодекса и последующей приватизации лесных земель не произойдет.

3. Об ограничении новым Лесным кодексом доступа граждан в частные леса.

Интересно, как бы отнеслись представители неправительственных организаций к тому, что в их приватизированных квартирах стали бы появляться совершенно для них посторонние люди, мотивируя свое право на неограниченный доступ тем, что эти квартиры ранее принадлежали государству?

В соответствии с Конституцией РФ следует либо признать «священность» права собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, либо вернуться в эпоху тотального обобществления с соответствующими ее прелестями.

Единственным ограничением права частной собственности должно стать отсутствие ущерба третьим лицам, вызванного деятельностью собственника, но никак не желание третьих лиц обес­печить за счет собственника свое экономическое, социальное, экологическое и прочее благополучие. При этом следует помнить, что в рыночной экономике собственность всегда переходит в руки того, кто может наилучшим образом ее использовать и охранять от посягательств других.

Мировой опыт показывает, что во многих частных лесах сложились правила доступа, когда «гулять − можно, собирать дары леса в промышленных масштабах или наносить ущерб лесу − нельзя». Соблюдение этих правил обеспечивает сам собственник при помощи государства. В то же время в «общественных (т. е. государственных) лесах» действуют более мягкие правила.

Таким образом, проанализированные претензии неправительственных экологических организаций нельзя признать достаточно обоснованными.

Тем не менее в условиях перехода к многообразию форм собственности на природные (в т. ч. лесные) ресурсы актуальным становится повышение активности неправительственных организаций с целью минимизации последствий перераспределения этих ресурсов. Основная задача этих организаций на переходном этапе развития российского общества − не дать государству и крупному бизнесу разбазарить либо уничтожить в процессе передела собственности сами природные ресурсы, в частности леса, а также трудовые ресурсы (население) страны.

Основным инструментом противодействия может стать кадастр природных ресурсов. Причем данный кадастр необходимо составлять не на основе прямой рыночной денежной оценки ресурсов, гибкость которой достаточно велика, а на основе экспертной оценки полезности и значимости для общества каждого элемента, составляющего тот или иной ресурс. Такая оценка позволит также выявить потенциальную значимость ресурсов в будущем с учетом долговременных тенденций развития общества.

Возможны и другие варианты. Важно осознавать, что в переходный, фактически революционный период, характеризующийся сменой собственника, неправительственные организации имеют возможности минимизировать ущерб населению и природе в процессе передела собственности.

В перспективе неправительственные организации могут обеспечивать функцию контроля над рациональным использованием природных ресурсов с целью предотвратить или сократить ущерб обществу, причиненный деятельностью государства и частных собственников.

А. В. РОДИОНОВ, к. т. н., Петрозаводский государственный университет