Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Персона

Сельман Лямеборшай. Албанец с русской душой

12 февраля известному лесоводу исполнилось 75 лет

У каждого человека свое понятие судьбы. Если она цепь явных жизненных успехов, побед и удач, человек гордо заявляет, что он сделал себя сам, забывая в своем высокомерии о тех людях, кто учил его первым шагам. За славой и почестями всегда следуют зависть и лесть, которые порой заслоняют истину, обволакивают сердце покровом равнодушия и лжи. И наоборот, жизненные неудачи часто заставляют искать помощи у людей, уповать на милосердие Бога. Если с этих позиций рассматривать жизнь Сельмана Халиловича Лямеборшая, сразу понимаешь, что всему хорошему и не очень он обязан людям. Но, несмотря на все неурядицы, которые были в его жизни, он все-таки не потерял веру в людей, может быть, благодаря воспитанию деда, слова которого ему запомнились на всю жизнь: «Если добро не вернется от того, кому ты подаешь, то Всевышний потом все равно отблагодарит тебя».

Именно стремление делать добро и восставать против зла заставило 13-летнего Сельмана в июне 1944 года бежать к партизанам из окруженного фашистами родного албанского села Радим. Этот его поступок, который правительство Албании сочло героическим, наградив подростка медалью за участие в партизанском освободительном движении, и дал возможность сельскому пареньку сначала выучиться в гимназии, а после окончания зоотехнического факультета Тиранского сельскохозяйственного техникума отправиться на учебу в Советский Союз. Спустя всего несколько лет он скажет, что русский лес его заворожил.

Вернувшись на родину выпускником Московского лестеха, Лямеборшай задумал «лесоустроить» родную Албанию. Один за другим в его голове рождались бесконечные проекты: и полезащитные полосы для апельсиновых плантаций в Саранде и Канистоле, и огромный парк вокруг Тиранского университета, и разведение леса на скалистой местности Эльбасана… В это время Сельман много ездит по стране, пишет статью за статьей о недостатках ведения лесного хозяйства в своей стране.

В 1960 году вместе с болгарскими и албанскими специалистами он организовал первые лесоустроительные предприятия в Албании. Сельман Халилович принимал непосредственное участие в устройстве лесов Берата и Кукса. За несколько лет работы в лесном департаменте Министерства сельского хозяйства Албании Лямеборшай организовал 15 проектов по лесоустройству. О нем и сейчас с благодарностью вспоминают на родине. И неизвестно, как сложилась бы его судьба, если б не испортились тогда отношения между Албанией и Советским Союзом. Очень скоро Сельман Халилович понял, что ему, учившемуся в России, доверия со стороны властей нет. Когда в Албании начались массовые аресты, Лямеборшаю ничего не оставалось, как бежать в Советский Союз. Но об этом впоследствии он ни разу не пожалел.

В Москве Сельман Лямеборшай поступил в аспирантуру Тимирязевской сельскохозяйственной академии. И когда его первый научный руководитель В. Г. Нестеров поставил перед ним весьма трудную задачу − определить будущее леса в опытно-показательном лесхозе «Русский лес» под Серпуховым и составить компьютерную программу, Сельман Халилович не смутился. Ранее он окончил курсы в Плехановской академии народного хозяйства «Применение линейного программирования в лесном хозяйстве», так что передовыми технологиями был вооружен. Но чтобы определить породный состав будущих лесов, предстояло изучить, какие виды деревьев будут расти на местных почвах. Тогда-то Сельман Халилович впервые и подумал, что у деревьев обязательно должны быть какие-то константы вроде температуры человеческого тела в нормальном состоянии. Не сразу, а после длительной кропотливой работы, когда были сделаны тысячи проб, Лямеборшаю удалось установить, что на рост одного кубометра древесины дерево должно использовать определенное количество веществ из почвы: кальция, магния, калия, воды и т.д. Это и стало началом определения коэффициентов выноса элементов питания, необходимых для роста определенных пород деревьев. С помощью таких коэффициентов Сельман Халилович смог определить состав пород деревьев, которые должны были вырасти на поч­вах опытно-показательного лесхоза «Русский лес». Когда Лямеборшай ознакомил с результатами своих исследований Нестерова, Валентин Григорьевич не скрыл своего восхищения: «Отлично! Это открытие!»

Работая в подмосковных лесах, Лямеборшай как-то обратил внимание, что одни деревья стоят высокие, а другие не поднялись и вполовину их роста, хотя и тем, и другим посадкам было чуть меньше полувека. Получалось, что сажали деревья в одно время, а вырастали они «кто во что горазд». Выходит, у каждой породы деревьев свои темпы роста? Но догадка требовала проверки. И Сельман Халилович снова ушел с головой в работу.

В конце концов и здесь он обнаружил свои константы. Если замерить верхушку дерева и установить, насколько она выросла за год, то отношение этой части ко всей высоте дерева станет тем постоянным коэффициентом, который и будет отражать темп роста каждой древесной породы. С учетом данного коэффициента Лямеборшай мог прогнозировать не только то, какие породы деревьев вырастут на данной почве и какой высоты они будут, но и в каком возрасте они погибнут. Разработанная методика позволяла ему просчитать будущий лес по всем показателям независимо от того, где эти леса будут расти.

В то время, как повсеместно вырубались леса, порой с дикой жес­токостью и неукротимой жаждой наживы, Сельман Халилович все делал для того, чтобы опустевшие земли снова превратить в шумящие дубравы и сосновые рощи. Он прекрасно понимал, что если не сделать этого в ближайшее время, Россию постигнет участь древнего Ливана. Ибо помнил историю ливанского кедра, тысячи гектаров которого Соломон приказал вырубить для постройки храма в Иерусалиме. Теперь на лысых горах Ливана не растет ничего, почва выветрилась, и с каменистой основы ветер сдувает красноватую пыль…

Несколько лет назад праправнук Льва Николаевича Толстого, директор музея-усадьбы «Ясная Поляна» В. И. Толстой обратился во ВНИИЛМ для проведения исследования: нужно было определить экологический ущерб, который наносит Щекинский химический комбинат лесным насаждениям усадьбы. Помочь музею поручили Лямеборшаю, ведущему науч­ному сотруднику института. Когда Сельман Халилович приехал в Ясную Поляну, он понял, что вопрос здесь стоял буквально о спасении лесных насаждений. А спустя два года, на основе математического метода моделирования, Лямеборшай разработал автоматизированную систему оценки состояния лесных насаждений для ежегодного определения экологического ущерба в связи с загрязнением окружающей среды. В эту систему входили такие показатели, как снижение прироста и противоэрозийной функции леса, увеличение затрат на проведение санитарных рубок и оздоровительных мероприятий… И то, что ни у нас в России, ни за рубежом до тех пор не было подобных методик, объясняется только исключительной сложностью задачи по определению экологического ущерба. Сельману Халиловичу судьба улыбнулась…

Сельман Лямеборшай написал более 120 работ о русском лесе. В недавно изданной книге «Основные принципы и методы экологического лесопользования» последнюю главу Сельман Халилович назвал «Этикой экологического лесопользования». Лямеборшай говорит в ней о воспитании у подрастающего поколения любви к лесу как к предмету национальной гордости, формировании правильного отношения к природе в целом и лесной среде в частности.

Русский лес в жизни Лямеборшая значит больше, чем можно себе представить. Когда Сельмана Халиловича спрашиваешь, почему он все-таки решил остаться в Советском Союзе, а затем и в России, ведь у него была возможность вернуться на родину, он неизменно отвечает: «Потому что, живя в России все эти годы, я не чувствовал себя иностранцем. Русский народ ценит людей по тем качествам, которыми обладает сам, − бескорыстному служению, взаимопомощи, работоспособности, дружелюбию, совестливости… Поэтому и культура русская − высочайшая в мире.

В детстве я мечтал отыскать в горах Албании залежи золота, а нашел его в России. Живое золото − русский лес, который для меня дороже презренного металла. Что может быть ценнее жизни? Но ведь ее-то людям лес и дарит. Это то драгоценное, что растет у нас под ногами. Не затоптать бы, не искоренить по невежеству своему. Потому как Россия не просто богата лесом сама по себе, а весь мир, все человечество богато Россией. Есть за что ценить эту великую страну».

Александр ГЛАЗУНОВ