Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема номера: Новые тенденции ЛПК

Лесопромышленный комплекс: проблемы, перспективы развития

Закончился еще один трудный год, для кого-то он был более удачным, чем предыдущий, для кого-то − менее. Подводить итоги, делать выводы, а также составлять планы на будущее приходится каждому. Лесопромышленный комплекс − самый уникальный сектор экономики, здесь соединены, казалось бы, самые несовместимые вещи для функционирования бизнеса.

Лес − единственный возобновляемый природный ресурс. Помимо того что это колоссальный источник сырья, леса играют ключевую роль в поддержании экологического равновесия и устойчивого развития всего живого. Можно считать, что сырьевая база практически бесконечна, необходимо только правильно охранять и оберегать ее от нас самих же.

Огромные сырьевые ресурсы. России принадлежит 25% всех мировых запасов лесных ресурсов − первое место в мире, а по числу занятых в отрасли ЛПК сопоставим с нефтегазовым сектором. При таких богатейших ресурсах каждая вторая доска и деревянная заготовка в мире должна быть российской. Тогда почему в Америке при емкости рынка мебели в $15 млрд более 40% это мебель из Китая? Уже давно пора задуматься, что здесь не так и как с этим бороться.

Первое место в мире по экспортным поставкам круглого леса. Лесная и деревоперерабатывающая промышленность характеризуется низким уровнем глубокой переработки древесины. Очень велика доля экспорта необработанной древесины, по объему поставок которой Россия опережает своего ближайшего «конкурента» США почти в три раза. Дейст­вия правительства по ограничению экспорта на протяжении последних пятнадцати лет − пустые декларации. Обещания повысить вывозные пошлины на лесное сырье или иным способом способствовать развитию переработки древесины внутри страны пока не подкрепляются реальными делами.

Чрезмерно низкий уровень экономического потенциала. При ежегодном приросте леса на 800 млн м3 и расчетной лесосеке около 540 млн м3 использование идет только на 20%. Такой уровень разработки сырья тянет за собой печальную статистику: доля России на мировом рынке лесных товаров не превышает 3%; на долю ЛПК приходится примерно 3,8% всего выпуска продукции и около 4% валютной выручки всего промышленного комплекса.

Неразвитость данного сектора экономики, в том числе по сравнению с другими странами. Об этом говорит множество разных факторов. Один из них: из 1 м3 древесины в России производится в 3−4 раза меньше продукции, чем в развитых странах. Производство бумаги и картона в расчете на 1000 м3 заготовленной древесины в 3−5 раз ниже, чем в развитых странах. Мы значительно отстаем от развитых лесопромышленных стран по душевому потреблению лесобумажной продукции, по объемам, структуре и эффективности экспорта.

Глядя на приведенные выше цифры, можно с уверенностью сказать, что наш лесопромышленный комплекс находится в «зачаточном» состоянии, он только начинает развиваться. Может ли при таких условиях лес оказаться надежным источником экономического развития и оказать влияние на экономику России? Можно ли объективно считать нашу лесную, целлюлозно-бумажную и деревообрабатывающую промышленность одними из наиболее перспективных направлений роста отечественной экономики?

Отвечая на эти вопросы, авторы попытались разобраться в некоторых тенденциях и особенностях рынка, а также сделать свои предположения относительно перспектив развития отрасли.

Политика

В нашей стране еще очень велико влияние государственной системы на ведение бизнеса, поэтому нельзя не учитывать множество политических факторов. Принимаемые законы подчас направлены не на развитие отрасли, а на улучшение благосос­тояния отдельных индивидуумов, владеющих определенной долей ресурсов, причем это улучшение планируется в краткосрочной перспективе, без всяких мыслей о последствиях. Мы решили рассмотреть два аспекта − проект Лесного кодекса и бюджет на 2006 год.

Лесной кодекс

Весь прошлый год только и разговоров было, что о кодексе. Интересный факт: ни одного положительного отзыва о новом кодексе от тех, кто непосредственно работает в отраслях лесопромышленного комплекса.

Самым непонятным моментом является порядок приватизации лесов. Кодекс предусматривает наличие частной собственности на леса: у кого больше денег, тот и владелец. Вопросы о предоставлении лесов в аренду, создании или закрытии лесных предприятий, отводе под застройку и другие решаются исключительно на уровне чиновников, не только без учета мнения общественности, но и обычно даже без ее информирования. Такой кодекс спровоцирует ряд конфликтных ситуаций: ограничение доступа граждан в леса, разрушение системы управления животным миром, тотальную приватизацию лесов в ближайших пригородах мегаполисов и другие. Фактически идет отказ государства от своих прямых обязанностей по ведению лесного хозяйства, охране и защите лесов.

Отсутствие каких-либо требований по системе управления лесами и ведению лесного хозяйства. Ставится под большой вопрос судьба главного элемента системы управления лесами − лесхоза и его подразделений.

Самые острые проблемы лесопромышленного комплекса − привлечение инвестиций в глубокую переработку, освоение новых лесных ресурсов, создание инфраструктуры в лесу, восстановление и охрану − Лесной кодекс в достаточном объеме решить не сможет, а просто превращает лес в товар. Хотя можно подождать марта и очередного чтения в Государственной Думе. Однако не стоит надеяться: за два года работы над проектом принципиальных изменений не было, не будет их и сейчас.

При тенденции государства к монополизации экономики в целом, абсолютно обратная ситуация наблюдается в лесном секторе. Можно сделать несколько предположений относительно причин этого.

Во-первых, это может делаться для привлечения больших инвестиций и создания «прозрачных» предприятий. То есть при появлении на рынке нового недешевого товара − леса, его начнут покупать богатые и крупные холдинги, в том числе иностранные. Доход от аукционов и инвестиционной деятельности, курс на поднятие экономики за счет продажи ресурсов за рубеж, ситуация, аналогичная той, которая сложилась в нефтегазовом секторе. Конечно, это дает свои позитивные сдвиги, но только на почве увеличения цен на ресурсы и только в краткосрочной перспективе. Это приводит, а точнее, сохраняет ситуацию, когда становится более выгодно экспортировать древесное сырье, чем его перерабатывать.

Во-вторых, еще одно подтверждение, что законы у нас пишут те, кто этого делать не умеет. В очередной раз желание сделать, как лучше, обернется как всегда. И впоследствии в авральном темпе все будет переделываться под нормальный режим работы. Вспомните, как не так давно было с монетизацией. Все начиналось с речей политиков о том, насколько это хорошо и удобно отнять все льготы и поменять их на деньги, а закончилось митингами и демонстрациями пенсионеров.

Аналогичная ситуация может быть и в ЛПК. Неизвестно, чем обернется продажа леса: если только его вырубкой, местное население может кормиться. Возможно, об этом просто не задумываются или не хотят думать, а возможно, не берут в расчет такое стечение обстоятельств.

В-третьих, отказ от решения большого количества проблем, так сказать, пускание всего на самотек, желание рыночного развития отрасли без вмешательства государства, а впоследствии попытка монополизации на уже сформировавшемся рынке.

Лесная отрасль − это огромный раздел экономики страны. Для вывода его из кризиса одних только денег недостаточно, нужно еще и понимание того, как это сделать (для более скорого и эффективного решения проблем). Можно, конечно, просто отдать большее число рычагов управления в руки бизнесу, тогда рынок сам поставит все на свои мес­та. Возможно, появятся крупнейшие игроки, которые подомнут под себя всех и вся, и рынок будет поделен между, скажем, десятью компаниями. А после этого, как с «Юкосом», пересчитают налоги за 2006 год, и даже после продажи всех активов рассчитаться с государством будет тяжело.

В-четвертых, попытка уйти от незаконных рубок. Конечно, эта задача идет только как дополнение к некоторым другим и не может стоять особняком. Согласно официальной статистике, объем незаконных рубок составляет примерно 11%, по неофициальным же данным, цифры на порядок выше. Оборот импортной древесины с неясным происхождением в Европе и США − 25%, в Китае и Японии − 50 и 40% соответственно. Понятно, что «мировое сообщество» не может не критиковать такой факт, особенно остро это ощущается во время обсуждения вступления России в ВТО.

Опять же проект кодекса направлен на увеличение лесозаготовок, а не на расширение глубокой переработки древесины, что сможет повлечь за собой перераспределение собственности и разрушение успешно работающих компаний. В Канаде, например, это привело к закрытию нескольких предприятий по производству целлюлозы.

Заявления представителей канадского профсоюза работников целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности и упоминаемые ими проблемы − потеря общественного контроля над управлением лесами, экспорт необработанной древесины, разрушение концепции «социального контракта» и даже «вымогательство при импорте пиломатериалов» − уже наблюдаются или ожидаются в России. Спасти ситуацию может только строительство «огромного забора» в виде высоких вывозных пошлин на лес. Стоит отметить и еще один немаловажный факт: Россия − такая страна, где по большому счету особенно неважно, на кого или на что рассчитан будущий закон, развитие ситуации может пойти по собственному, никому не известному плану.

Бюджет на 2006 год

Приятно отметить, что бюджет является профицитным более чем на 770 млрд рублей. Конечно, это напрямую мало относится к предприятиям лесного сектора, но закономерно, что чем выше доходы бюджета, тем больше будут расходы на различные программы, в том числе касающиеся ЛПК.

Одной из таких программ, несомненно важных для ЛПК, является строительство лесных дорог. «В проекте федерального бюджета на 2006 год впервые выделены средства на строительство лесохозяйственных дорог в размере около 1,5 млрд рублей», − сообщил руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Валерий Рощупкин. Инвестиции будут осуществляться на условиях частно-государственного партнерства из соотношения финансирования 50/50, таким образом, есть надежды, что объем финансирования может достичь 5 млрд рублей.

Также планируется в рамках федеральной целевой программы «Лесное хозяйство» уже с 2006 года часть средств из федерального бюджета направлять на развитие материально-технической базы лесного комплекса, включая закупку авиационной и наземной техники для профилактики и борьбы с лесными пожарами, а также авиакосмический мониторинг лесов.

В любом случае планируется, что пока источниками инвестиций будут собственные средства предприятий: их доля составит около 70%. Остальные средства составят кредиты банков, иностранные инвестиции и заемные средства других предприятий.

Если заглянуть в приложение 8 к федеральному закону «О федеральном бюджете на 2006 год», можно отметить такую приятную информацию: на лесное хозяйство запланировано почти 12 млрд рублей. Расходы по большинству статей увеличены, и даже больше чем на уровень запланированной инфляции (правда, этот уровень в размере 8,5%, скорее всего, опять будет просто запланирован, но вряд ли достижим, как и в прошлом году). Но несколько настораживает один момент: на 2006 год планируется очень серьезная реформа, а именно принятие Лесного кодекса, а бюджет не учитывает неизбежные на период реформирования дополнительные зат­раты. Если говорить о планируемых увеличениях инвестиций в ЛПК, то они достаточно скудные: к 2007−2008 годам рост планируется всего лишь на 10%.

Как и всегда, политика не особо хочет идти в ногу со своими «подопечными», и почему-то удивления это не вызывает. В следующем году придется опять рассчитывать только на свои силы, знания и умение предвидеть ситуацию. Только теперь придется больше усилий отдавать контролю над изменениями окружающей бизнес среды и быть всегда наготове. Сейчас, как никогда, остро встанет вопрос: а как было у них там, на Западе? Главное − не допустить еще одну ошибку: перенять чужой опыт без адаптации под российские реалии.

Прошлый год, экономика

Несмотря на различные политические интриги, предприятия лесопромышленного комплекса продолжают работать. Прошлый год закончился несомненным увеличением показателей по многим направлениям. За исключением снижения лесозаготовки, остальные направления деревообработки показали рост. Наибольший рост, что соответствует общемировым тенденциям, произошел в цене на продукцию деревообработки. Для большей наглядности некоторые индексы представлены в таблице.

Мы попытались сделать несколько предположений относительно такой динамики рынка.

Общая тенденция роста − это всего лишь естественное увеличение потребительского спроса на продукцию, результат общего улучшения благосостояния населения. Можно сказать также, что это является следствием увеличения рынков, на которых продукция деревообработки есть продукт первой необходимости. Например, рост на строительном рынке приводит к повышению спроса на продукцию деревообработки, начиная от досок, ДСП, OSB и так далее, а заканчивая мебелью.

В общем, отраслям, ориентированным на удовлетворение потребительского спроса, развитие гарантировано. Некоторые выделяют продукты питания, ИТ-индустрию, одежду, услуги. Стоит отметить, что при увеличении благосостояния населения происходит насыщение товарами первой необходимости и увеличение потребления товаров более высоких групп. Товары лесопромышленного комплекса можно отнести как к товарам первой необходимости (например, самые дешевые двери не дороже 500 рублей, без которых не сдать в эксплуатацию ни один новый жилой дом), так и к дорогостоящим товарам (например, мебель на заказ). Поэтому рост будет в любом случае, по крайней мере сопоставимый с ростом ВВП (валовый внутренний продукт).

Снижение лесозаготовки могло произойти по причине закрытия достаточно большого количества мелких и средних заготовительных предприятий. По некоторым оценкам, за прошедший год число предприятий, прекративших свою деятельность, намного больше, чем заново организованных. Можно привести соответствие как 1/2,6 (то есть на десять новых предприятий приходится 26 закрывшихся). Сегодня, по разным оценкам, от 60 до 70% всех предприятий по России являются либо убыточными, либо находящимися на грани убыточности. Несомненно, что прибыльные предприятия − это, в основном, крупные вертикально интегрированные холдинги с входящим в их состав целлюлозно-бумажным производством.

Повышение цены на топливо приводит к падению рентабельности заготовки и первичной деревообработки, в то же время это в меньшей степени отражается на предприятиях глубокой переработки. Стоит добавить, что основные лесные ресурсы с возможностью для освоения находятся в азиатской части страны, а большинство лесоперерабатывающих мощностей − в европейской. Такое положение резко увеличивает транспортные расходы и делает менее выгодным перевозку древесины из Сибири и Дальнего Востока.

Помимо этого большинство инвесторов начинают осознавать, что добавленная стоимость гораздо выше на предприятиях глубокой переработки древесины. Сказывается еще и тот факт, что в деревообработку стали приходить инвесторы из других отраслей, и им намного проще иметь производства недалеко от региональных центров.

На динамику рынка влияет также его непрозрачность: рыночная практика не располагает к полной уплате налогов, что затрудняет дос­туп к источникам финансирования, то есть рынок развивается буквально детскими шагами. Поэтому, несмотря на все заявления западных компаний относительно выхода на российский рынок (и непосредственно их выхода), считанные единицы готовы открыть предприятия по глубокой переработке древесины. Остальные планируфют, в основном, только лесозаготовку и первичную переработку леса на пиломатериалы. По крайней мере, пока создаются только такие предприятия. В ожидании улучшения законодательной базы и впоследствии дальнейшего своего развития.

Трудно представить, что бы было с ценой на продукцию деревообработки при ситуации, аналогичной сложившейся на рынке сотовых телефонов. Вспомните, как летом началось тотальное истребление «серых трубок». Это сразу привело к поднятию цен на мобильные телефоны, отсутствию товара на прилавках (в полном объеме, как до начала акции), резкому сокращению прибыли компаний и другим неприятным последствиям.

Еще один очень занимательный факт. По данным таможенной статистики, увеличился экспорт круглого леса. Такую нестыковку (уменьшение заготовки леса и в то же время увеличение экспорта) можно объяснить большей «прозрачностью» предприятий по сравнению с прошлым годом, в том числе это касается незаконных рубок, а именно их уменьшения. Это происходит также вследствие увеличения в процентном отношении количества крупных предприятий, а также появления иностранных производств, которые просто не могут работать «по-черному» (в основной своей массе).

По результатам 2005 года, никаких особо важных изменений не произошло, если не брать в расчет частные случаи. По прогнозам, в 2006 году объем производства в лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности возрастет на 4,9%.

Денис ДМИТРИЕВ, Мирослав АЛЕКСЕЕВ

Свои вопросы отправляйте по адресу:info@wood-invest.ru