Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Предприятие номера

От новаторства − к достижениям! ОАО «Светогорск»

Уважаемые читатели! В рубрике «Предприятие номера» мы продолжаем знакомить вас с наиболее успешными компаниями российского лесопромышленного комплекса. Так уж складывается, что лидирующие позиции в отечественном лесном секторе занимают в основном предприятия целлюлозно-бумажной отрасли. К таковым относится и компания ОАО «Светогорск», часто упоминаемая в прессе как Светогорский ЦБК. Предлагаем Вашему вниманию интервью с ее генеральным директором Сергеем Иосифовичем Пондарем.

− Сергей Иосифович, расскажите, пожалуйста об истории создания вашего предприятия.

− Вообще история Светогорского ЦБК начинается еще с 1887 года, когда некий шведский барон построил здесь небольшую картонную фабрику для обеспечения города Выборга упаковочным картоном. Здание, в котором тогда разместилось производство, существует и по сей день.

В 1972 году Советский Союз и Финляндия заключили соглашение о строительстве целлюлозно-бумажного комбината. С 1972 по 1983 годы, то есть в течение 11 лет, были построены основные мощности комбината, которыми мы сегодня управляем.

Начало 90-х годов − очень сложный период как для экономики страны, так и для нашего комбината: кризис, гиперинфляция, остановка производств, отсутствие оборотных и инвестиционных средств. На этом этапе на предприятие пришел новый собственник − компания Tetra Laval, известная сегодня как Tetra Pak. Tetra Laval предприняла все шаги, чтобы обеспечить свое российское и украинское производство картоном для упаковки молочных продуктов. Мы очень благодарны этой компании за то, что она пришла и, откровенно говоря, просто помогла нам выжить! Было сделано много для того, чтобы привести к бизнес-стандартам многие процедуры на предприятии, в том числе по обучению персонала.

На определенном этапе Tetra Laval поняла, что производство картона не является для нее профильным видом деятельности, так как эта компания является экспертом в выпуске упаковки, а не в целлюлозно-бумажном производстве. Было принято решение о продаже акций комбината более профессиональному в этой области игроку − международному концерну International Paper.

International Paper (IP) пришел на Светогорский ЦБК осознанно, имея в виду долгосрочную перспективу работы. В силу разных обстоятельств IP довольно долго присматривался к нашему предприятию. В декабре 1998 года была заключена сделка при условии обеспечения молочным картоном производства Tetra Laval в России, и теперь ОАО «Светогорск» уже в течение 7 лет выступает основным игроком на рынке молочного картона и офисных бумаг в России. За прошедшие годы IP выполнил программу по модернизации комбината на сумму более 150 млн долларов, благодаря чему предприятие вышло на уровень мировых стандартов качества и производительности.

− Когда же было принято решение о производстве офисных бумаг?

− Стратегическое решение о производстве офисных бумаг было принято еще в 1998 году, то есть IP пришёл на предприятие уже с этой стратегией. В 1999 году была установлена первая машина по резке бумаги, на то время крупнейшая в мире. Тогда мы поставили мировой рекорд по суточной производительности. В 2001 и 2002 годах мы установили и пустили в работу еще две дополнительные линии по резке и упаковке офисной бумаги форматов А4 и А3.

Начиная с 1999 года последовательно была претворена в жизнь политика по освоению российского рынка, и сегодня мы очень комфортно себя здесь чувствуем. Все усилия, вложенные нами в производство и сервис, были оценены отечественным потребителем, их полностью удовлетворяют и качество продукции, её объёмы, и уровень услуг. Сегодня мы продолжаем развитие, наращиваем мощности, улучшаем сервис.

− Расскажите, пожалуйста, о структуре вашего предприятия.

− В мире существует 2 типа предприятий − интегрированные и неинтегрированные. На неинтегрированном существовали бы, например, только бумагоделательные машины, сырье для которых закупается на стороне. Наш комбинат − полностью интегрированное предприятие: сами производим целлюлозу, перерабатываем ее в бумагу, затем − в готовую продукцию, такую как, например, бумага формата А4 и А3.

В свою очередь обеспечение сырьем целлюлозных подразделений осуществляется двумя способами. Первый − закупка сырья у сторонних организаций. Второй − заготовка древесины на участках, арендуемых нами в основном в Ленинградской области, хотя есть планы по увеличению числа регионов аренды. В будущем мы предполагаем полностью перейти на реализацию своих потребностей в древесине посредством собственных лесозаготовок.

− На ваших участках работают собственные бригады лесорубов?

− Мы обучаем собственный персонал, закупаем технику и заготавливаем лес собственными силами. Кроме того, мы приобретаем эти услуги у других компаний, которые специализируются на лесозаготовках и зарекомендовали себя как надежные партнеры.

− Где, в основном, заготавливается лес?

− Как я уже говорил, это не только Ленинградская область, потому что мы находимся здесь в жесткой конкуренции со скандинавскими потребителями, которые все больше и больше леса импортируют из Российской Федерации для переработки за пределами России − на финских, шведских и всех прочих заводах в Европе, и мы вынуждены расширять свою географию. Мы находимся за спиной у Финляндии, поэтому география наших закупок составляет только 180 градусов вместо 360. Мы вынуждены уходить все дальше и дальше на восток и юг, хотя не считаем это разумным с точки зрения государственной политики. Не исключаю, правда, что в недалеком будущем древесину станем и в Финляндии покупать: лес дорожает, и за последние 4 года его цена выросла вдвое. Ежегодно прирост составляет порядка 30% как минимум.

− Мы сегодня часто слышим жалобы лесозаготовителей на то, что их бизнес на грани рентабельности. Разве столь значительное увеличение цены не должно решить их проблемы?

− Мне трудно судить об эффективности сторонних предприятий. В целом считаю, что очень сложно будет на этом рынке выживать относительно небольшим предприятиям, а таких большинство. Необходимы значительные инвестиции в оборудование, обучение персонала, строительство инфраструктуры, лесных дорог для того, чтобы вести бизнес. Мы, например, достаточно денег вложили в развитие инфраструктуры. Любое предприятие должно быть готово к этому, но далеко не многие могут себе такое позволить. Давление со стороны государства на арендатора лесных угодий увеличивается: растут затраты, которые арендатор вынужден нести при осуществлении своей деятельности. Это расходы на лесовосстановление, охрану от пожаров, прочие функции, которые в прошлом осуществляло государство, а сегодня они все больше переходят на арендатора, что значительно увеличивает его затраты. И вообще, сложно надеяться на то, что могут быть достаточно рентабельными предприятия, которые занимаются исключительно сырьем. Только вторичная и более глубокая переработка позволяют в долгосрочной перспективе выживать и развиваться.

− Существует мнение, что без основательной поддержки со стороны государства бизнес не станет вкладывать средства в развитие инфраструктуры в труднодоступных регионах. Как Вы считаете, возьмут ли лесопромышленные предприятия на себя строительство необходимых транспортных и прочих коммуникаций?

− Государству давно пора определиться со своими функциями: только собирать налоги или еще что-то делать. Создание инфраструктуры всегда было прерогативой государства, это основной фактор для привлечения инвестиций в промышленность, глубокую переработку. Много говорится о том, что для этих целей можно было бы привлечь средства резервного фонда Российской Федерации, однако есть опасения, что его использование на развитие инфраструктуры ускорит инфляцию, но без этого мы не сможем развивать переработку. И это касается не только заготовки древесины, но и любой другой промышленности.

Сегодня недостаточно возвести новое предприятие, надо плюс к этому еще построить инфраструктуру. В результате, как это ни абсурдно, проект нового завода в России нередко оказывается дороже, чем, например, в Финляндии, где будет предоставлена готовая площадка с развитыми коммуникациями: дорогами, электричеством, подводом тепла и т. д. Сегодня инвестиции в России становятся более дорогими, чем на Западе. Пока еще существует возможность обеспечивать более высокую рентабельность за счет относительно невысоких производственных затрат, но и они растут опережающими инфляцию темпами.

Скоро мы можем лишиться даже этого преимущества. Мы больше не можем сравнивать себя с Западом. С точки зрения привлечения инвестиций нам необходимо сравниваться с Бразилией, Китаем − вот те страны, с которыми мы реально конкурируем, а мы до сих пор по привычке говорим о Финляндии, Германии… Мы уже давно не конкурируем с ними. В Китае рабочая сила, электричество стоят значительно дешевле, чем в России. Китайское правительство вкладывает большие инвестиции в подготовку площадок. У нас этого нет, и отвечая на вопрос о том, будет ли в развитие инфраструктуры вкладываться бизнес, скажу, что будет настолько долго, насколько сможет выживать в таких условиях.

Дороги строить нужно, чтобы выживать, чтобы заготавливать лес. Те участки, которые были подготовлены еще в советские времена, промышленность уже заканчивает осваивать, и скоро необходимо станет заходить все глубже в лес, строить новые дороги. Это будет доступно только самым крупным предприятиям, которые пойдут на столь значительные затраты в расчете на долгосрочную перспективу, и лишь для того, чтобы обеспечивать сырьем свои мощности по глубокой переработке древесины. Для таких предприятий, к которым относится и наш комбинат, заготовка леса не является профильным бизнесом. Мы идем в лес не для того, чтобы зарабатывать на нем деньги, а для того, чтобы обеспечивать себя сырьем. Сомневаюсь, что кто-то другой позволит себе потратить миллионы долларов на строительство дорог и покупку новой техники.

− Ваш комбинат − основной в городе Светогорске работодатель? Сколько работников числится на вашем предприятии?

− Непосредственно в штате ОАО «Светогорск» числится 2700 человек. Часть функций мы выделили в отдельные предприятия. Например техобслуживание осуществляет отдельная компания, которая занимается предоставлением соответствующего сервиса комбинату. В таких фирмах тоже работает немало людей.

− Ощущает ли ваше предприятие недостаток в квалифицированных специалистах?

− Здесь существует определенный парадокс. С одной стороны, мы находимся достаточно близко к очень высокоразвитому образовательному центру, которым является Санкт-Петербург, откуда мы привлекаем специалистов. Но с другой стороны, Светогорск − достаточно закрытое сообщество по причине оторванности от инфраструктуры, транспортных сетей, и поэтому в значительной степени мы ограничены в подборе кадров из числа жителей города. Мы приветствуем преемственность и семейственность на предприятии, я и сам являюсь представителем уже второго поколения, но в то же время у нас практически нет возможности использования трудового ресурса, который существует на рынке.

Решаем мы эту проблему тем, что реализуем собственные корпоративные программы по переподготовке и дополнительному обучению своих работников в сотрудничестве с вузами Петербурга.

− Устраивает ли Вас качество подготовки специалистов в российских вузах?

− Положительным является то, что все еще высок уровень технического образования, улучшается ситуация в вопросах компьютерной грамотности. Отрицательным считаю очень слабое знание иностранных языков и низкое качество бизнес-образования. И дело не столько в том, что наш владелец − международная компания, сколько в том, что иностранный язык просто необходим в компании, которая является лидером на мировом рынке.

− Что Вы можете рассказать о транспортных коммуникациях вашего предприятия?

− Мы очень сильно ощущаем недостатки расположения предприятия в стороне от развитых транспортных магистралей. Светогорск находится в тупике, если говорить о железных и автомобильных дорогах. Состояние транспортных коммуникаций ни в коей мере не отвечает интенсивно развивающимся торговым отношениям нашего предприятия. Еще в советское время Светогорск был построен и развивался как инфраструктурное подразделение только для обеспечения комбината − и автодороги, и железная дорога, в том числе ж / д станция «Светогорск», возводились только под потребности комбината. Сегодня складывается ситуация, когда комбинат в комплексе услуг железной дороги занимает совсем небольшой сегмент, поскольку эти магистрали в основном используются для экспорта леса. Мы испытываем большие трудности как в доставке товаров к нам, так и в отправке нашей готовой продукции.

Аналогичная ситуация и с практически единственной автомобильной дорогой Светогорск-Выборг, состояние которой с каждым годом становится все плачевнее.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что объемы, которые идут к нам и от нас, направляются в Финляндию, − несопоставимы с развитием местной инфраструктуры.

− На каких рынках вы реализуете свою продукцию?

− Сегодня российский рынок развивается настолько высокими темпами, что все большая доля нашей продукции уходит на внутренний рынок. Начинали мы с экспорта. Происходило это по двум причинам. Во-первых, российский рынок на момент приобретения IP комбината по объемам не был развит настолько, насколько это могло бы вызвать наш интерес. Во-вторых, не секрет, что западный рынок более требователен как к качеству, так и к сервису, и срокам поставок. Наша стратегия заключалась в том, чтобы заработать репутацию стабильного и качественного поставщика на экспортных рынках и уже с ней выходить на российский. На данный момент наша продукция занимает не менее половины российского рынка.

− На вашем комбинате выпускается бумага под самыми разными марками. Чем обусловлено такое разнообразие?

− Начнем с того, что существует три основные группы качества офисных бумаг. Первая − это потребительская бумага, на которой можно писать, делать простые копии, форматированная бумага, отвечающая всем мировым требованиям к географическим размерам и упаковке. Вторая − бизнес-качество, необходимое и достаточное для скоростного копирования, в том числе документов, и для печати, в основном офсетной. Третья группа − это бумага класса «люкс», предназначенная для многоцветной печати, копирования документов с многоцветной печатью, использования в лазерных принтерах. Каждая из трех групп также может подразделятся на подгруппы.

Кроме того, на рынке существуют признанные игроки, такие как Xerox, Canon и другие производители офисной техники, которые для улучшения своих сервисных услуг приняли решение продавать своим потребителям и бумагу. Они гарантируют, что их аппараты будут исправно работать с этой бумагой. Но они не сами производят бумагу, а используют мощности других предприятий, проводя сложную экспертизу их производств и предоставляя им свой бренд. Мы гордимся тем, что стали первым российским предприятием, которое было сертифицировано у этих компаний, ведь их система сертификации предъявляет к качеству продукции очень высокие требования. Таким образом, мы выпускаем продукцию в том числе и под марками известных производителей офисной техники.

Также мы производим продукцию под брендами наших заказчиков. Они предоставляют дизайн, название, а мы только производим бумагу.

И, наконец, мы выпускаем продукцию под унифицированными марками, которые производятся на многих подразделениях IP в различных странах. Унификация дает возможность предоставлять потребителю одинаковый сервис под одним брендом на любом рынке мира.

− Ваша компания довольно интенсивно развивается. Что делает ОАО «Светогорск» для того, чтобы отвечать потребностям растущего рынка?

− Сегодня рынок предъявляет новые, более высокие требования к продукции, в том числе и к ее упаковке. Это видно на всем потребительском рынке и касается не только офисных бумаг, но и любых потребительских товаров. Мы стараемся шагать в ногу со временем и отвечать этим потребностям. Во-первых, разрабатывается новый дизайн для нашей всемирно известной марки Ballet. В сентябре она выйдет на рынок уже с новой упаковкой.

Во-вторых, в 2004 году мы объявили инвестиционную программу объемом 250 миллионов долларов США. Эти средства планировалось освоить в течение пяти лет, однако, вероятнее всего, уложимся в три года. Программа включает в себя 4 основных проекта. Один из них, с точки зрения строительства и пуска в работу, уже завершен − это проект реконструкции основной бумажной машины по выпуску офисных бумаг БДМ № 4. Инвестиции составили около 45 млн долларов США. В июле была закончена реконструкция этой машины, теперь она запущена в работу. Реализация проекта дала увеличение мощности на 25%, повысило качество конечной продукции.

Второй проект будет реализован в октябре−ноябре − реконструкция первой БДМ. Она производит картон для упаковки молока. Цель проек­­та − запустить меловальную установку, чтобы приступить к производству упаковки для соков. Здесь к упаковке довольно специфические требования, и в первую очередь − к качеству печати. Молочный картон, который мы выпускаем сегодня, не подходит для качественной полноцветной печати. В результате запуска этого проекта мы фактически будем производить мелованный картон. Проект тоже стоит порядка 40−45 млн долларов США.

Третий проект − для улучшения экологической ситуации на предприятии. Он включает строительство цеха по улавливанию дурнопахнущих газов и конденсатов. Инвестиции − около 15 млн долларов США. В декабре этот цех будет пущен в работу. Часть цеха уже работает, на части продолжатся монтаж оборудования.

Четвертый проект − за последние годы крупнейший с точки зрения целлюлозно-бумажных мощностей как в Ленинградской области, так и во всей России − строительство нового завода по производству химико-термомеханической массы. Сырьем для этого завода будет являться осина, которая в настоящее время в нашей стране практически не используется. Инвестиции − 150 миллионов долларов США. В марте 2005 года мы приступили к реализации этого проекта. Пуск планируется в ноябре−декабре 2006 года.

Суммарный объем инвестиций довольно большой, и мы считаем, что российский рынок будет расти опережающими темпами, а наши вложения окажутся рентабельными.

− Вы рассказали о запуске весьма дорогостоящего инвестиционного проекта, целью которого является снижение вредного влияния комбината на окружающую среду. Как вообще сегодня обстоят дела с экологией на вашем предприятии?

− Любая человеческая деятельность вредно влияет на окружающую среду, поэтому важно определить степень вредности этого влияния. Наше предприятие было первым, кто перешел на отбелку без элементарного хлора еще в 1996 году. По нашей информации, в России никто не может похвастаться тем же самым. Мы первыми полностью перешли на газ, реконструировали содорегенерацию, поставили новые фильтры по пыле- и газоулавливанию, сейчас строим цех, о котором я уже рассказал. Реконструировали станцию биологической очистки, полностью сжигаем весь ил, который образуется после очистки стоков на своем корьевом котле. Котел-утилизатор у нас был поставлен еще в 2001 году − насколько я знаю, первый в России котел с кипящим слоем, который также способен перерабатывать отходы от станции биологической очистки. Таким образом, мы полностью замкнули цикл по своим отходам.

При подаче декларации о строительстве нового завода по производству химико-термомеханической массы мы провели анализ своих показателей, сравнив их с мировыми. По результатам этого анализа мы пришли к выводу, что Светогорский ЦБК является мировым лидером в области экологии в нашей отрасли. Частично это подтверждается сертификацией, которая была проведена 2 года назад. По полученному нами экологическому сертификату ISO 14001 предприятие сертифицировано тоже одним из первых.

− Нередко приходится слышать, как промышленники, особенно в целлюлозно-бумажной отрасли, сетуют на нелогичность, непоследовательность, даже невыполнимость некоторых норм российского экологического законодательства. Вы разделяете их точку зрения?

− Да, разделяю. Требования экологического законодательства недостаточно четко прописаны, остается возможность их двоякого толкования. Кроме того, некоторые положения этих требований спорны с точки зрения мировых стандартов, являются на порядок более высокими, затрудняя, таким образом, процесс развития предприятий. Эта нечеткость повышает роль чиновника. Во главу угла ставится позиция чиновника, а не закон. В России должен быть закон прямого действия, по которому не было бы ни у чиновников, ни у нас возможности разночтения его положений, а, следовательно, и переговоров. Где есть переговоры, нет прозрачности. Кроме того, все предприятия должны быть в равных условиях. Государство сегодня не в состоянии объективно оценить целлюлозно-бумажную отрасль с точки зрения экологии. Все предприятия находятся на самых разных уровнях развития. Это не означает, что половину надо закрыть. Необходимо сформулировать четкие требования и вменить в обязанность каждому предприятию выработать программу действий для того, чтобы достичь неких стандартов. Пока затруднительно сказать, какими будут эти стандарты: уровень технологии или мировые стандарты, или что-то еще. Не наша задача − определять эти требования, но нам очень хотелось бы принять участие в их разработке, чтобы это не стало очередным законом, принятым чиновниками, далекими от понимания сути процесса. У нас есть водный кодекс, экологический кодекс и много-много уже принятых нормативных актов. Есть такие, которые находятся в разработке, но нет четких стандартов, которые должны стимулировать развитие отрасли. Однако отдельные чиновники пытаются привязать эти стандарты к платам за негативное воздействие, решая таким образом проблему пополнения бюджета, а никак не позитивного развития отрасли. Экологическое законодательство в любой развитой стране основывается на двух принципах: то, что может быть принято природой без каких-то глобальных последствий, и то, что может быть достигнуто использованием разумных технологий, приемлемых для бизнеса. Другими словами, необходимо соблюдать баланс интересов государства, которое заботится о природе, и бизнеса, который должен получать прибыль, иначе он умрет. Плата за негативное влияние, безусловно, тоже важна, ее необходимо обсуждать, но уже после того, когда будут созданы стандарты. К сожалению, сегодня мы видим другое. Создаются целевые фонды, например, экологический, водоохранный, которые фактически являются еще одной статьей бюджета.

− Социальная ответственность, как и экологическая, − неотъемлемый атрибут успешного современного предприятия. Что Вы можете рассказать о своих социальных проектах?

− Сначала мы добились необходимого развития внутри предприятия, например, построили свою медико-санитарную часть, в задачи которой входит проводить профилактические мероприятия среди наших работников. Решив вопросы внутреннего развития, мы приступили к реализации социальной программы, которая была разработана в 2003 году и включала в себя 4 основных проекта: реконструкцию светогорской городской больницы, строительство детского центра, компьютерного центра, жилья. Эти проекты сегодня находятся на разных стадиях развития, в 2004 году на них уже был потрачен 1 млн долларов США. Наряду с этим, мы ежедневно осуществляем поддержку разных городских организаций: школ, детских садов, детского дома, некоторых общественных организаций города, творческих коллективов и т. д. В первую очередь мы поддерживаем предприятия Светогорска, и основные свои усилия направляем на здравоохранение, образование, спорт и культуру.

− Насколько нам известно, Светогорский ЦБК оказывает городу и другие услуги?

− Мы обеспечиваем город горячей водой, отоплением, осуществляем очистку хозяйственно-бытовых стоков на договорной основе. Такие отношения регулируют региональные энергетические комиссии, которые устанавливают соответствующие тарифы на те или иные услуги, которые предоставляют предприятия муниципальным образованиям. Мы предоставляем услуги Светогорску по тарифам, разработанным областным РЭК, и город уже сам предоставляет услуги населению.

− И, наконец, о том, о чем сегодня говорят больше всего − о новом Лесном кодексе. Есть ли у Вас какие-либо пожелания к его разработчикам?

− Здесь есть только одно пожелание − чтобы его наконец приняли, в любом виде. Самое важное, чтобы он был. Бесполезно что-то пытаться изменить сейчас, все ждут его принятия. Потом уже можно дорабатывать, но сейчас важно понять правила игры. Очень многое остановилось именно в ожидании нового Лесного кодекса. Неопределенность затормаживает очень многие процессы.

Беседу провели Олег ПРУДНИКОВ и Анна ВЕРШИНИНА

Коротко о концерне International Paper

Компания International Paper была образована в 1898 году в результате слияния 17 американских и канадских бумажных фабрик. Со штаб-квартирой в США, International Paper действует в более чем 40 странах и реализует свою продукцию в более чем 120 государствах. Объем продаж в 2004 году составил более 25 млрд долларов США. Свою деятельность компания International Paper сконцентрировала в трех областях: производство бумаги, упаковочных материалов и упаковки, изделий из древесины.

Награды, дипломы, сертификаты ОАО «Светогорск»

  • Диплом финалиста всероссийской программы конкурса «100 лучших товаров России».
  • Диплом Ленинградской областной торгово-промышленной палаты за вклад в социально-экономическое развитие региона и безупречную деловую репутацию.
  • Сертификат, подтверждающий, что система менеджмента качества производимой продукции − бумага офсетная, бумага для офисной техники, картон, целлюлоза − соответствуют требованиям ГОСТ Р ИСО 9001-2001.
  • Сертификаты соответствия системы сертификации ГОСТ Р и международной сертификационной сети IQNet, удостоверяющие, что система управления окружающей средой ОАО «Светогорск» соответствует требованиям ГОСТ Р ИСО 14001-98 и ИСО 14001: 96.
  • Международный сертификат ИСО 14001 в области лесопользования

Наш девиз: Создавая безопасную и конкурентоспособную продукцию, мы заботимся об окружающей среде, в которой живем, работаем и сохраняем ее для будущих поколений.

Информация о приоритетном инвестиционном проекте ЗАО «Интернешнл Пейпер» «Организация производства беленой химико-термомеханической массы в Выборгском районе Ленинградской области»