Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Деловой лес создают… рубки

Вторичные мягколиственные леса ученые превращают в коренные хвойные

Таежные леса − экологическая ценность не только для России, но и для всей планеты. Именно поэтому их состояние, условия эксплуатации, воспроизводство находятся под пристальным вниманием ученых и политиков. В Костромской области, которая является площадью водосбора Волжского бассейна, леса являются экологическим «каркасом» всей таежной биоты. Однако этот «каркас» могут легко расшатать крупные лесные пожары и рубки. Впрочем, влияние рубок может быть и положительным, и отрицательным.

Рубки − не только акт изъятия из леса части запаса древесины. Вырубки влияют на поверхностный слой почвы, на формирование ландшафтов, экосистем и зооценозов. Без рубки нельзя создать лучшие формы леса. На протяжении последнего столетия способы рубок, формы хозяйства и его методы менялись не один раз. Лесоводство, основанное на внеисторических категориях, не может служить прогрессу лесного хозяйства. Его задача − строить свою «политику», учитывая происходящие в стране экономические процессы. Еще профессор Г. Ф. Морозов и другие классики русского лесоводства доказывали, что единой, универсальной системы рубок быть не может.

С началом индустриализации − это были 30-е годы ХХ века − в России преобладал эксплуатационный метод управления лесными ресурсами. Применялись экологически неприемлемые технологии лесосечных работ. Лесосеки очищали сплошным палом. Забывались элементарные лесоводственные требования. Повсеместно нарушались даже сокращенные сроки примыкания лесосек из-за хронического отставания в строительстве лесовозных дорог. Все это привело к массовой смене хвойных пород мягколиственными.

В европейско-уральской зоне России вторичных мягколиственных лесов около 40 млн га. Они находятся в транспортно доступных местах и растут на производительных почвах. У большей части этих лесов подходит возраст спелости, именно они скоро станут главным объектом хозяйствования.

Лесное хозяйство долгое время не могло противопоставить смене пород никаких решений по выращиванию хвойной древесины в размерах, адекватных вырубке. Стало очевидным, что лесокультурными мерами эту проблему не решить. Создаваемые культуры сплошь зарастали лиственными породами. Лесоводственная практика еще не знала появления вторичных мягколиственных лесов в таких гигантских масштабах. Многие классические способы и приемы лесного хозяйства оказались не применимы к таким лесам. Это активизировало научные поиски методов ускоренной трансформации вторичных мягколиственных лесов в коренные хвойные непосредственно в процессе их эксплуатации. Наличие под их пологом мощного хвойного потенциала в виде подроста и второго яруса диктовало необходимость использования их для этой цели.

Начиная с 1975 года, Костромская лесная опытная станция ВНИИЛМ совместно с работниками лесного хозяйства начала поиски способов эксплуатации таких лесов, которые были бы лесоводственно и экономически эффективны. Специалисты заложили своеобразный полигон, где на мелкоделяночных объектах отрабатывались всевозможные варианты рубок различной интенсивности. Затем эти рубки пробовали осуществлять на практике в лесах Костромской и Ярославской областей. Результаты неоднократно демонстрировались на Всесоюзных, а затем Всероссийских семинарах (последний раз в сентябре 2003 года).

И вот к каким эффективным способам рубок пришли ученые. Если под лиственным пологом есть 2 тысячи штук на 1 га хвойного подроста или более 500 штук на 1 га деревьев ели второго яруса, то в первый прием нужно вырубать все деревья диаметром выше среднего, а при полноте 0,6 и ниже − все лиственные деревья за исключением тонкомера диаметром ниже 16 см. Позднее стало очевидно, что такие рубки можно назначать и при наличии жизнеспособного подроста в количестве 1 тыс. шт./га.

В первом случае планируется проведение еще и второго приема руб­ки − при восстановлении у оставшейся части древостоя среднего диаметра, такого как до рубки. Срок этот наступает в зависимости от ряда условий через 10−15 лет. Во втором варианте рубки второй прием не планируется. Оставшиеся тонкомерные деревья березы вырубаются вместе с елью при достижении возраста рубки, т. е. через 25−40 лет. Значительная часть березы вывалится в первые годы после рубки в основном от снеголома. Но эти деревья успеют защитить подрост от солнечных ожогов и позволят ему перестроить ассимиляционный аппарат с теневого на световой. При сплошной рубке этот тонкомер оказался бы брошенным. Современная технология заготовки леса и его вывозки не приспособлена для использования такой древесины.

Подобные рубки были названы Костромской ЛОС «реконструктивно-постепенными». Они были узаконены бывшим Минлесхозом РСФСР во «Временных рекомендациях по технологии и организации рубок главного пользования в лиственных и лиственно-еловых лесах второй и третьей группах Европейской части РСФСР» (для опытно-производственной проверки). Это рубки не подходят под определение постепенных, потому что не всегда предполагается проведение второго приема рубок. Под определение длительно-постепенных рубок, разработанных для разновозрастных древостоев, они не подходят потому, что проводятся в одновозрастных насаждениях. Их нельзя назвать и условно-сплошными, при которых в лесу оставляются все деревья лиственных пород, дровяные хвойные и тонкомерные деловые деревья.

Еще через 10 лет Федеральная служба лесного хозяйства РФ утвердила «Руководство по организации и технологии рубок главного и промежуточного пользования в мягколиственных насаждениях со вторым ярусом и подростом хвойных пород», в котором были учтены особенности вторичных мягколиственных лесов. Это «Руководство…» − значительный шаг вперед. Оно не заменяет «Правил рубок…», но расширяет сферу применения «несплошных» рубок как единственного способа ускоренной трансформации вторичных мягколиственных лесов в коренные хвойные. Этим «Руководством…» закрепляются возможности проведения рубок в лесах разного возраста и всех групп, начиная со средневозрастных насаждений.

В Костромской области создан самый большой в РФ полигон для изучения и уточнения параметров этих рубок − более 40 тыс. га. Динамика роста деревьев ели второго яруса после рубки, проведенной в 1976 году, впечатляет. За 27 лет диаметр увеличился в 2,34 раза, а высота − в 2,24 раза. Среднепериодический прирост по диаметру составил 38 мм, а по высоте − 39 см в год. Первые 6 лет деревья адаптировались к изменившимся условиям освещения и практически не росли, затем темпы прироста стали резко увеличиваться. Быстрыми темпами происходило накопление запаса. Среднепериодическое приращение запаса составило 8,15 м3 в год. Из второго яруса и подроста сформировался древостой составом 10 Е, средними диаметром − 17,8 см, высотой − 19,1 м с запасом на 1 га − 220 м3.

Анализ среднепериодического годичного прироста ели по диаметру за 10 лет до рубки и в течение 50 лет после рубки по данным двух пробных площадей (рубки были проведены в 1946−1947 годах) показывает, что по истечении первого десятилетия темпы прироста начинают снижаться, и в начале третьего десятилетия прирост сравнивается с приростом до рубки.

Наиболее «отзывчивыми» к освещенности оказались самые мелкие деревья. Так, у деревьев ступени толщиной 12 см (на момент рубки они были подростом) в первое десятилетие прирост увеличился в 3 раза, а у деревьев диаметром 28 см − в 1,8−2,4 раза. Разреживание лиственного яруса благотворно сказалось на росте подроста, особенно средней высоты (1,5−2 м). Если мелкий подрост увеличил прирост в высоту в 1,7−1,8 раза, средний − в 2,5−3 раза, то крупный (2,51−3 м) − в 1,2−1,3 раза. На контроле (не рубленый участок) произошло даже небольшое снижение прироста из-за неблагоприятных погодных условий.

Поразительные результаты получены в ельнике-черничнике в квартале 74 Слудного лесничества Чухломского лесхоза. Рубка была проведена в насаждении составом 10 Бер, Ос, Лп со вторым ярусом с запасом первого яруса 258 м3/га и второго яруса − 48 м3/га (647 шт/га). После рубки осталось лиственного тонкомера − 11 м3/га и ели − 39 м3/га. Через 15 лет здесь сформировался древостой полнотой 0,8 составом 8 Е1Б1Ос. Средний диаметр насаждения − 10,4 см, средняя высота − 11,1 м. За последние 7 лет запас увеличивался на 10,4 м3/га в год. В условиях Костромы даже в культурах нельзя получить таких результатов.

В этом же выделе была сплошь вырублена площадь 4,5 га для зоны безопасности, которая через 3 года после рубки была закультивирована 3-летними сеянцами ели густотой 3,5 тыс. шт./га. Через 12 лет после посадки и однократно проведенных рубок ухода культуры имеют состав 77 Е12Б5С6Ив, высоту 2,5 м, количество деревьев − 3,26 тыс. шт./га. Сравнение этих двух участков − явно не в пользу лесокультур.

Если подвести итоги, то вторичные мягколиственные леса, которых в европейско-уральской зоне России около 40 млн га и которые занимают самые «производительные» места произрастания вблизи от транспортных путей, на ближайшие полвека станут главным объектом хозяйствования. Сейчас нам нужны новые методы управления этими ресурсами. Основным методом эксплуатации таких лесов должны стать «несплошные» рубки как метод ускоренной их трансформации в коренные хвойные леса. Теоретическими основами ведения лесного хозяйства должны стать закономерности естественного лесообразовательного процесса на принципах малозатратных ресурсосберегающих технологий. Полувековой опыт восстановления таежных лесов на базе создания лесных культур слишком затратен и не оправдывает себя. Созданные культуры в большинстве своем находятся под угнетающим фитогенным пологом из быстрорастущих мягколиственных пород.

Применение «несплошных» рубок во вторичных мягколиственных лесах не только позволяет ускоренно трансформировать их в коренные хвойные, но и получить громадный экологический и экономический эффект, который достигается за счет:

− сокращения срока выращивания хвойной древесины на 25−40 лет и увеличения лесопользования;

− сохранения водоохранно-защитных, рекреационных, экологических и социальных функций лесов;

− отказа от энергоемкого производства лесных культур, сопровождающегося сильным нарушением почвы при распашке;

− сохранения пищевых и лекарственных ресурсов леса и обогащения охотфауны в результате улучшения кормовых угодий;

− повышения цены одного кубометра заготовляемой древесины за счет вырубки крупномерных деревьев.

Вячеслав ДУДИН, Александр КОНОВАЛОВ