Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Об отрасли – с надеждой и болью

Рубрика На заметку

Во второй половине мая в Президент-отеле (Москва) состоялся VIII съезд Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России. Повестка дня была насыщенной. Сначала в очередной раз обсуждали сложившуюся ситуацию в лесопромышленном комплексе страны и перспективы его выхода из глубокого кризиса, говорили в этой связи об основных направлениях деятельности Союза в ближайшие два года, и наконец, все участники съезда получили возможность ознакомиться с Концепцией Федеральной целевой программы «Развитие мощностей по глубокой переработке древесины и освоение новых лесных массивов на период до 2015 г.»

Возможность высказаться получили многие участники съезда: и заместители министров, и руководители департаментов министерств, и депутаты Госдумы, и сотрудники Рослесхоза, и представители исполнительной власти субъектов Федерации, и руководители крупных лесопромышленных предприятий. Выступления были самыми разными, но общая картина получилась совсем не радостной. Впрочем, из года год приходится слышать почти одно и то же, лишь с небольшими вариациями…

«В лесопромышленном комплексе в последние годы сложилась устойчивая тенденция снижения темпов роста производства продукции. Так, если в 1999 г. индекс физического объема производства составил 118%, то в 2003 г. всего 101,5%. В 2003 г. по сравнению с 2002 г. сократились объемы вывозки древесины, производства деловой древесины, пиломатериалов и других видов продукции деревопереработки. Рентабельность лесопромышленного производства снизилась с 23,9% в 1999 году до 8% в 2003 году. При этом наиболее сложная ситуация наблюдается в лесозаготовительной промышленности, где по данным за 2003 г. 62,3% предприятий убыточны. В 2004 году такие тенденции сохраняются. Так, по данным Росстата индекс физического объема в лесной отрасли за 10 месяцев текущего года составил только 102,9%.

К основным причинам сложившейся в отрасли ситуации относятся технологическая отсталость производства, острый недостаток современных высокопроизводительных мощностей по глубокой переработке древесины, нарастающий дефицит экономически доступных лесосырьевых ресурсов. По мнению специалистов, при рациональном лесопользовании без ущерба для природы возможно заготавливать около 700 млн м3 древесины в год. Реально этот потенциал реализуется не более чем на 20%. Из общего объема заготовленной древесины только около 20% идет на переработку. При этом, например в Финляндии, перерабатывается 85% заготовленной древесины.

Негативное влияние на эффективность использования лесосырьевых ресурсов оказывает нерациональное размещение лесозаготовительных и лесоперерабатывающих мощностей. Наиболее остро их не хватает в Азиатской части страны, где на двух третях практически полностью покрытой лесами территории производится всего 37% заготавливаемой древесины и 36% пиломатериалов. Фанеры выпускается менее 10%, бумаги и картона немногим более 8%. За годы рыночных реформ за Уралом не построено ни одного предприятия по глубокой переработке древесины. Лесные массивы этой части России недоступны в связи с неразвитой транспортной инфраструктурой, включая лесные дороги.

В Европейской части страны из-за недостатка перерабатывающих мощностей и несовершенства лесного законодательства также не используются значительные ресурсы древесины, особенно лиственной и низкокачественной. По имеющимся данным, в регионах центра России скопились значительные запасы перестойных лесов, теряющих экологическую устойчивость и коммерческую ценность. Ежегодно недоиспользуется 150−200 млн м3 прироста, леса захламляются, повышается их пожароопасность, расширяются очаги зараженных вредителями и болезнями лесных массивов. Даже создаваемые на Европейской территории страны новые лесопромышленные предприятия размещаются стихийно из-за отсутствия влияния со стороны государства. Они строятся зачастую без необходимой экономической и ресурсно-технологической оценки, что создает в дальнейшем проблемы с обеспечением их сырьевыми, энергетическими и трудовыми ресурсами».

Это − отрывок из письма президента Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров М. В. Тацюна председателю Правительства РФ М. Е. Фрадкову. Звучит мрачновато, но объективно. Лесопромышленники говорят, что если ничего не предпринимать и дальше, то можно легко спрогнозировать следующее: у нас вообще скоро не будет глубокой переработки, российский ЛПК превратится в заготовителя и поставщика необработанной древесины для мирового рынка, а Россия − в рынок сбыта лесных товаров не только для высокоразвитых стран. Много желающих экспортировать нам свою лесобумажную продукцию − это Австрия, Германия, Польша, Чехия, Финляндия, Швеция, Прибалтика, Украина, Китай, Австралия, Япония, Канада, Испания, Италия, Белоруссия, Турция… Надо ли нам это?!

И главное − выход-то есть. Не решаются эти проблемы только потому, что о них много говорят, но ничего существенного не делают − те, от кого зависит принятие решений. Здесь нужен комплекс масштабных мер: программы по модернизации действующих предприятий, создание новых высокотехнологичных мощностей по заготовке и глубокой переработке древесины, особенно в лесоизбыточных регионах, строительство лесовозных дорог… Что делать надо − понимают все. А вот как − не очень. Ведь для реализации перечисленных задач необходимы огромные деньги.

Пусть этих денег нет у государства, но они есть у инвесторов. От государства требуется фактически не так уж много: создать стимулы и гарантии, чтобы инвестору захотелось прийти и вложить свой капитал в лесную промышленность. Но как-то все время получается так, что государство само тормозит свое развитие. Надо ли говорить, что если дать возможность нормально развиваться одному ЛПК, то он один уже повлечет за собой развитие всех смежных отраслей промышленности − высокоточного тяжелого машиностроения, автоматики, энергетики, транспорта, капитального строительства, дорожного строительства, химической промышленности и т. д.? Неужели ничего не значит то, что с развитием ЛПК будут созданы новые рабочие места и улучшится социальная инфраструктура таких огромных территорий России, как Урал, Сибирь, Дальний Восток?

Но чтобы правая рука знала, что делает левая, у государства должна быть федеральная программа, четко определяющая политику в отношении развития лесопромышленного комплекса и участие государства в её осуществлении. Благодаря постоянным инициативам Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров, ведущими научно-исследовательскими институтами страны, администрациями основных лесопромышленных регионов России и членами Союза был разработан проект Концепции «Федеральной целевой программы развития мощностей по глубокой переработке древесины и освоению новых лесных массивов на период до 2015 года».

Концепция предполагает несколько вариантов решения проблем ЛПК. По одному сценарию («вариант умеренно-интенсивного развития») темпы роста лесопромышленного производства будут отставать от средних по промышленности в пределах 3−3,5% в год. Могут быть построены 2−3 новых ЦБК за счет средств иностранных инвесторов и кредитов. Опережающее развитие получит глубокая механическая переработка древесины (ДВП, ДСП, MDF, фанера), а в производстве бумаги и картона увеличится использование макулатуры. К 2010 г. в экспорте стабилизируются объемы поставок за рубеж круглого леса и необработанных материалов, а в структуре импорта большой будет оставаться доля поставок высококачественной бумаги и картона, деревянной мебели. Из-за нерешенных проблем в развитии отечественного лесного машиностроения увеличится поставка зарубежной агрегатной техники для лесозаготовительной промышленности.

По другому, оптимистическому, сценарию («вариант интенсивной структурной перестройки и строительства новых предприятий») среднегодовые темпы роста ВВП составят не менее 6%. Высокими темпами будут расти объемы производства продукции промышленности, инвестиции в основной капитал, доходы населения. Будет гарантирована государственная поддержка и содействие развитию ЛПК в инновационной, инвестиционной, кредитной, налоговой политике для вновь строящихся объектов промышленного производства. Основные положения законодательства будут стимулировать лесопользование для глубокой переработки древесины. Должны быть усовершенствованы законодательные акты государственного тарифного регулирования экспортно-импортных операций, направленных на стимулирование строительства новых предприятий. На базе целлюлозно-бумажной промышленности появится возможность обеспечить динамичное развитие всех подотраслей ЛПК. Предполагается, что в структуре лесного экспорта на долю ЦБП и деревообработки должно приходиться не менее 90% при одновременном сокращении импорта.

Будут построены новые ЦБК и лесные дороги − общей протяженностью 5 тыс. км. В структуре энергопотребления введутся новые генерирующие мощности, в том числе на возобновляемом энергетическом сырье. Получат жилье 10 тыс. семей, по стране образуется 1,5 млн рабочих мест. И что самое главное − произойдет передел рынков сбыта лесобумажной продукции в Европе и Юго-Восточной Азии, а также странах СНГ в пользу российских производителей. Россия гармонично вольется в ВТО как поставщик лесобумажной продукции и надежный потребитель высококачественной машиностроительной продукции Германии, Канады, Японии, Финляндии, США, Италии. При таком раскладе поступление налогов в бюджетную систему страны возрастет в 4 раза.

Так все красиво, похоже на сказку! Только вот невозможно поверить, что мы увидим все это не то что через десять − даже через двадцать лет. Утешает лишь то, что люди работают, лоббируют свои интересы, пробивают лбом стену непонимания и нежелания ничего делать. Хочется верить: все-таки что-то изменится. Не в худшую − в лучшую сторону.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ