Партнеры журнала:

Техника и технологии

Пили, пила, пока цела!

Умеете ли вы, господа деревообработчики, пилить?

Что за вопрос, скажете, конечно! А к инструменту своему как относитесь? Любите ли вы его, ухаживаете ли, скажем, за каждой пилой, как солдат за личным автоматом, бережете ли ее? Или главное для вас − напилить ею как можно больше чего-нибудь, да побыстрее, а потом выбросить и забыть?
А знаете ли вы, что если хоть чуть-чуть позаботиться о рабочем инструменте, он отплатит вам сторицей?
Именно об этом наш корреспондент беседовал с заместителем главного инженера ЗАО «Минский инструментальный завод» Петром Ильичом ПРУССКИМ.

− Петр Ильич, Минский инструментальный завод ведь не единственное предприятие в стране, которое выпускает инструмент для деревообработки…

− В принципе, специализация нашего предприятия − металлорежущий и вообще всякий дисковый режущий инструмент, но после того как в начале 1990‑х годов в результате распада Советского Союза складывавшиеся многими десятилетиями хозяйственные связи нарушились и резко упали объемы выпуска, нам пришлось каким-то образом искать и находить новые виды продукции. В том числе начали осваивать и деревообрабатывающий инструмент. До этого его производили, в основном, в Горьком (ныне Нижнем Новгороде) и в Каменце-Подольском на Украине. По своим характеристикам украинская, российская и наша продукция − примерно одного класса. Впрочем, наша в чем-то даже лучше. Несмотря на это, износ основных фондов у нас все-таки большой, и, чтобы добиться хорошего качества, необходимо уделять больше времени и внимания восстановлению оборудования, а найти средства на закупку новых станков удается не всегда.

В свое время пытался выпускать такой же ассортимент Оршанский инструментальный завод, частично освоив производство твердосплавных пил по дереву. Делались они диаметром лишь до 400 мм. Мы же их производим от 100 до 630 мм, а циркулярные − до 960 мм. А по заказу ОАО «Витебсклес» однажды сделали и полутораметровую.

Также, насколько мне известно, завод «Стройдетали» в Вилейке изготавливает большое количество инструмента, но − для собственных нужд, не на продажу.

Сначала мы выпускали дереворежущие пилы − малого диаметра и в небольшом количестве − как ширпотреб. Но в дальнейшем долю деревообрабатывающего инструмента значительно увеличили. Это циркулярные, твердосплавные пилы для мебельной промышленности. Два года назад освоили производство пил с так называемыми вычистными или расклинивающими ножами для многопильных станков, аналогичных импортным. Также стали делать пилы для комплектации вертикальных лесопильных рам, которые выпускает один из заводов в Дзержинске Минской области. Кроме того, в нашей номенклатуре − всевозможные профильные, сборные фрезы, в т.ч. для изготовления различных видов вагонки, евровагонки, доски пола.

Однако делать можно гораздо больше! Проблема в том, что к нам недостаточно активно обращаются наши деревообработчики, очень мало заказов. А если и обращаются, то просят изготовить небольшие партии, что вызывает определенные сложности с поставками металла. Поэтому крайне тяжело планировать производство такого инструмента. Приходится исходить из прошлогодних объемов реализации, намечая выпустить по крайней мере столько же и в текущем году. В Республике Беларусь больше 120 районов, а в каждом из них около 20 колхозов и совхозов − и везде имеются станки или пилорамы, на которых используется наш инструмент. Немало появилось частных фирм, индивидуальных предпринимателей, занимающихся деревообработкой. Однако очень многие из них добывают инструмент из-за рубежа. Кто-то не имеет средств на счетах, посему готов рассчитываться лесом или собственной продукцией. Мы же, к сожалению, не можем принимать такую оплату. Для собственных нужд (тара, упаковочные материалы) нам достаточно порядка 120-150 кубов пиломатериалов в год. Так что и хотелось бы производить больше, и возможности для этого есть, но…

− А сколько ваш завод такого инструмента производит − в абсолютных цифрах?

− В 1998 году, наиболее показательном, мы выпускали около 6 тысяч твердосплавных, примерно столько же пил для вертикальных лесопильных рам и 10 тысяч циркулярных. Сейчас по некоторым позициям несколько меньше, по другим − больше. Расскажем о том, что получилось с вертикальными лесопильными пилами диаметром 1250 мм: в последний год наблюдается снижение выпуска, но они есть у нас на складе, а имеющиеся свободные производственные мощности позволяют даже нарастить их выпуск.

− Может, слишком уж хорошие пилы делаете, если они так долго служат, что потребители новых не хотят покупать?

− Во-первых, спрос зависит от сезонности работ: скажем, летом требуются пилы потоньше − они способствуют экономии древесины; а в зимний период, когда лес более твердый, мороженный, нужна более жесткая и толстая пила. А во-вторых, иногда у деревообработчиков весьма низок уровень культуры лесопиления. Вот, допустим, после определенного времени работы − зимой, например, через два часа надо пилы снимать и в определенном месте подвешивать, чтобы снять возникающее в них внутреннее напряжение, так как металл, из которого сделана пила, во время работы «устает», вытягивается. То есть нужно иметь несколько комплектов пил. Но к сожалению, так уж у нас повелось: если что-то куда-то поставили, оно должно работать до самого своего конца. И не так уж редки случаи, когда на четвертом-пятом часу работы пилы перестают резать и ломаются. Отсюда и претензии к изготовителю. А на самом деле просто в нужную минуту рядом не оказывается тех мастеров или технологов, которые реально могли бы следить за правилами эксплуатации инструмента.

То же самое и в отношении твердосплавных пил: у многих, кто их покупает, нет заточных станков, в штате не имеется специалистов-заточников, а сами затачивать такие пилы они не умеют. Вот и режут этой пилой до полного ее износа, после которого ее просто невозможно восстановить. Станок-то для пиления эти «хозяева» приобрели и установили. Но никто из них не позаботился подумать о том, как вести заточку и переточку. Многие лесхозы имеют многопильные станки для распиловки древесины, ставят на них новые пилы, работают ими, скажем, неделю напролет. Вроде жужжит, режет − все нормально! А потом в одночасье все пилы взяли и сгорели… И вот хозяин, выбросив злополучный инструмент, жалуется изготовителю: мол, плохие ваши пилы-то! А ведь всего и нужно-то было вовремя эти пилы снять, переточить − и снова поставить в работу. И еще долго потом эксплуатировать.

− Странно… Ведь наверняка же для каждого инструмента имеется какая-то инструкция, руководство по эксплуатации, где расписаны все эти рекомендации. Любой «чайник» сначала прочтет их, прежде чем начнет пилить.

− Да, и в специальной литературе все описано. Мы всегда пытаемся это рассказать покупателям, объяснить. Но они почти всегда отвечают что-то вроде того, что, мол, «это не мне надо, я-то сам снабженец, мое дело − привезти и отдать». Да еще сплошь и рядом бывает так, что те, кому инструмент нужен, сами его не покупают из-за отсутствия денег. За них проплачивают некие третьи лица, которые затем за купленный у нас инструмент забирают у деревообработчиков готовый лес. Конечно, постоянные потребители − крупные мебельные фабрики, большие заводы − имеют, как правило, собственные заточные участки, специалистов, которые через каждые смену-две весь инструмент снимают, проверяют и обслуживают. Вот там весь его ресурс вырабатывается полностью.

− Так ведь это на давно работающих, технологически устоявшихся предприятиях, где культура производства не вчера началась…

− Справедливости ради отмечу, что и на некоторых небольших предприятиях уже научились уважительно относиться к инструменту. К примеру, есть такое СП «Белвудгарт» под Березино. Они брали у нас инструмент, а затем привозили его потом на ремонт и восстановление. Я обратил внимание на состояние пил: видно, что они правильно эксплуатировались. И точно, у них, оказывается, за этим делом следит специально поставленный мастер, который на каждую смену выдает заново заточенный комплект инструментов. Что интересно: с этого предприятия отзывы о нашем инструменте весьма неплохие. Хотя берут они и импортный тоже. Так что возможность сравнивать у них есть.

− Но вообще то, у нас давно уже стало традицией отдавать предпочтение заграничному товару.

− Не буду лукавить: мнение, будто бы, в частности, импортные пилы, которые к нам ввозят из Польши, Чехии, Швеции, Прибалтийских стран, лучше отечественных, довольно широко распространено. И по большому счету, это недалеко от истины. Но есть и такое понятие, как соотношение цены и качества. Может, наш инструмент в чем-то и уступает импортному. Особенно если материал, из которого он изготовлен, изначально хуже зарубежного, и мы не можем гарантировать, что наша продукция будет работать точно так же, как импортная. Но я считаю, она выигрывает именно из-за сочетания цены с качеством.

То есть вырабатывает свой ресурс в соответствии с уплаченной за нее сумой денег…

− Совершенно верно.

− Получается, все-таки в Беларуси единственный, будем так говорить, стабильный производитель деревообрабатывающего инструмента − ЗАО «Минский инструментальный завод»?

− Видимо так, если иметь в виду не фрезы, сверла и т.п., а отрезной инструмент − круглые и плоские пилы для вертикальных лесопильных рам и дереворежущие пилы с твердосплавными пластинками, в том числе для многопильных станков. Относительно других производителей, особенно российских, информация противоречива. Говорят, нижегородцы отказались от каких-то видов продукции, начали выпускать другую… Однако, скажем, многие российские деревообработчики, особенно из Смоленской и Брянской областей, предпочитают приезжать в Минск и покупать инструмент за наличный расчет в нашем фирменном магазине.

В принципе, нашему заводу сейчас в какой-то степени сыграли на руку новые правила взимания налога на добавленную стоимость. Белорусским потребителям, видимо, сегодня выгоднее напрямую брать дереворежущий инструмент у нас, нежели закупать в Российской Федерации, затем в налоговой инспекции платить налог и отсылать продавцу обязательную бумагу-подтверждение до 20‑го числа каждого месяца, следующего за месяцем поставки… В связи с этим мы ожидаем, что спрос на нашу продукцию будет расти.

Павел ВЛАДИМИРОВ