Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема номера: Аренда

Регионы на раздаче леса

В чьих руках 7 млн м3 лесосечного фонда?

За прошедшую осень во многих субъектах Федерации состоялись очередные лесные конкурсы, инициированные областными администрациями. Интересно, что только за один четвертый квартал 2004 года в 18 регионах в аренду было сдано 1,5 млн га леса, в то время как за предыдущие 9 месяцев прошлого года − всего 1,7 млн га. С чем может быть связан такой всплеск лесных конкурсов и подписанных арендных договоров − догадаться не сложно. Федеральный закон № 199, подписанный президентом в декабре 2004 года, лишил субъекты Федерации полномочий по сдаче в аренду лесных участков. Теперь это − прерогатива территориальных органов Федерального агентства лесного хозяйства. Очевидно, что до вступления в силу 199-ФЗ областные администрации поторопились воспользоваться своим правом распоряжаться федеральным имуществом. И злоупотребили этим правом.

Анализ итогов лесных конкурсов, проведенный совместно МПР России, Рослесхозом и Федеральной службой в сфере природопользования, показал, что конкурсные комиссии часто принимали сомнительные решения в выборе арендаторов. Причем формально правила проведения лесных конкурсов во многих случаях были соблюдены. Однако имели место и так называемые «закрытые конкурсы». Как пояснил начальник Управления лесопользования ФАЛХ Юрий Гагарин, в «закрытых конкурсах», как правило, присутствуют два участника, один из которых − подставной, а значит ни о каком конкурсе в такой ситуации не может быть и речи. В других случаях сам регламент проведения конкурсов вопросов не вызывал. В каждом конкурсе принимали участие несколько заинтересованных компаний, однако по каким критериям комиссии определяли победителей, остается загадкой.

Много нарушений выявлено в Архангельской области. В частности, участок с ежегодным размером лесопользования в 28,9 тыс. м3 был сдан в аренду ООО «Раск-Инвест». Причем предприятие с таким названием зарегистрировано в Вельском районе только в ноябре 2004 года, то есть за несколько недель до конкурса. В конкурсных предложениях потенциальный арендатор указал, что компания располагает 4 лесовозами, 5 тракторами и другой лесозаготовительной и лесоперерабатывающей техникой. Однако проверки показали, что ООО «Раск-Инвест» − компания фактически с пустым бухгалтерским балансом.

Генеральный директор предприятия Илья Скопцов это отрицает. По его словам, претензии федеральных властей к «Раск-Инвест» не обоснованны: у компании достаточно привлеченной со стороны техники, чтобы заниматься лесозаготовками, а на арендованных участках трудятся 6 бригад. В ближайшие годы «Раск-Инвест» намерена повысить годовые объемы лесозаготовок до 50−60 тыс. м3 и даже заняться деревообработкой − с привлечением деревообрабатывающих мощностей партнеров. «Мы не боимся проверок, приезжайте к нам, смотрите, как мы работаем. Обвинения в наш адрес − это грязные инсинуации, которые исходят в первую очередь от конкурентов. Где природные ресурсы − там конкурентная борьба», − прокомментировал Илья Скопцов. Он также признал, что в последних 7 или 8 конкурсах руководимая им компания (видимо, ранее − под другим юридическим названием − не выигрывала права аренды сроком более двух лет. Срок заключенного в 2003 году арендного договора истекает 7 августа текущего года. Таким образом, став победителем недавнего конкурса, г-н Скопцов попытался обеспечить сырьем свою лесозаготовительную компанию на ближайшие 15 лет. Однако заключенный с Вельским лесхозом договор будет теперь оспариваться в суде. В том случае, если судебным решением договор будет расторгнут, «Раск-Инвест» придется принимать участие в новых конкурсах…

Между тем ОАО АК «Вельсклес» − бывшему арендатору участка № 1 Вельского лесхоза − того самого, которым теперь распоряжается вышеупомянутая компания, в аренде отказали. Причины следующие: во-первых, предприятие является налоговым должником, во-вторых, износ основных фондов составил свыше 80%, и вообще на предприятии «введена процедура банкротства».

Действительно, у «Вельсклеса» были трудные времена. По решению арбитражного суда, с 27 июля 2004 года на предприятии введена процедура наблюдения и внешнего управления сроком на 18 месяцев. Благодаря так называемому финансовому оздоровлению, компания медленно «пошла на поправку». По словам исполнительного директора «Вельсклеса», сегодня предприятие выполняет все обязательства по налогам, вовремя выплачивается заработная плата, увеличиваются объемы товарной продукции, уплачены лесные подати и арендная плата, и выполняются все лесохозяйственные мероприятия, предусмотренные договорами с Вельским лесхозом. На протяжении многих лет предприятие также успешно выполняло социальные программы, строило и ремонтировало автомобильные и лесовозные дороги, по льготным ценам обеспечивало дровами учебные заведения, безвозмездно выделяло бюджетным организациям строительные материалы… Но всё это конкурсная комиссия не засчитала в пользу «Вельсклеса».

Так же поступили и с предприятиями группы «Титан»: ОАО «Вельским ЛПП», Усть-Покшеньгским ЛПХ, ООО «Карпогорылесом». Основания для отказа этим предприятиям одни и те же: недоимки по арендной плате и налогам.

Как же получилось так, что крупные компании, работающие в лесу десятилетиями, признаны региональными властями несостоятельными, а мелкие лесозаготовители получили право распоряжаться лесом, причем на относительно долгий срок − в среднем на 20 лет? В пресс-службе Архангельской областной администрации нам пообещали подготовить ответ на этот вопрос в течение нескольких дней.

«У этих предприятий нет перерабатывающих мощностей. Можно предугадать, что, имея участки леса, они будут перепродавать права на заготовку древесины тем же леспромхозам», − считает Юрий Гагарин.

Подсчитать потенциальный экономический ущерб, который могут нанести государству горе-арендаторы, нереально. Можно лишь предположить, какими будут его масштабы. Любой арендатор платит лесные подати, налоги с зарплат своих сотрудников и НДС с «круглого леса». При этом налогооблагаемая база с 1 м3 заготовленной и проданной в круглом виде древесины не превышает 150−200 рублей. Если же арендатор занимается переработкой, то налогооблагаемая база резко растет, и при производстве столярных погонажных изделий, например, доходит до 2 000 руб. за 1 м3, а бумаги -и вовсе до 4000 тыс. руб. за 1 м3. Потери немыслимые…

В настоящее время территориальные органы Рослесхоза продолжают анализировать договоры аренды по Архангельской, Костромской и Свердловской областям. Потом проверки начнутся и в других субъектах Федерации. Как уже говорилось выше, поскольку в большинстве случаев регламент конкурсов был формально соблюден, то без видимых на то оснований расторгнуть арендные договоры будет непросто. Однако «подозрительные» предприятия отныне будут находиться под неусыпным контролем федеральных властей.

Обычно, чтобы выиграть конкурсы, потенциальные арендаторы обещают конкурсной комиссии «золотые горы»: и повысить объемы лесозаготовок, и поднять уровень деревообработки, и даже построить перерабатывающие предприятия… На деле немногие реализуют затратные конкурсные предложения.

Руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Валерий Рощупкин дал распоряжение территориальным органам разработать программы проведения лесных конкурсов и методику их утверждения на экспертно-лесосырьевой комиссии Федерального агентства.

Согласно этой программе особое внимание будет уделяться экономической составляющей договоров аренды: теперь еще до выставления на конкурс каждый участок будут анализировать, подробно прописывать все виды лесохозяйственных работ, которые обязан проводить пользователь лесных участков, просчитывать предполагаемые налоги в бюджет, определять в целом экономическую эффективность. Эти меры должны сделать лесные конкурсы более прозрачными и объективными, а значит и отсеять недобросовестных арендаторов.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ

Комментарии к статье

Директор по развитию лесозаготовительных и деревообрабатывающих комплексов корпорации «Илим Палп» Дмитрий Чуйко:

«В конце 2004 года мы столкнулись с тем, что чиновники Архангельской области необъективно рассматривают вопросы по продлению договоров аренды. Рационального объяснения таким решениям нет. Согласно законодательству приоритетными должны быть те компании, которые зарегистрированы в регионе и к деятельности которых не имеется никаких претензий. Когда же конкурсы выигрывают компании „однодневки“, тем более из иных регионов, подобные решения вызывают недоумение. И в таких случаях, когда дело касается необъективного отношения к лесозаготовительным предприятиям, входящим в структуру „Илим Палп“, мы предпочитаем обращаться в суд.

В настоящее время в арбитраже Архангельской области рассматриваются наши иски к решениям „горячего“ декабря 2004 года».

Директор по развитию ГК «Титан» Наталья Пинягина:

«Ни для кого не секрет, что многие леспромхозы сегодня действительно убыточны − это системный кризис. Известно также и то, что именно леспромхозы несут бремя затрат: содержание лесных поселков, строительство дорог и т. д. Действительно, и в группе компаний „Титан“ есть нерентабельные и убыточные лесозаготовительные предприятия, но есть и довольно успешные, в частности, „Усть-Покшеньгский ЛПХ“. Он не только не имеет задолженностей, но и внедряет новые технологии, активно поставляет сырье на целлюлозно-бумажный комбинат.

Я догадываюсь о причине отказа успешным предприятиям: таким образом группу компаний „Титан“ хотят вынудить вернуть долги за другие, убыточные леспромхозы. Кстати, у нас есть информация, что выигравший конкурс „А. Р. М. Норд“ (вместо градообразующего „Усть-Покшеньгского ЛПХ“ с числом работников 650 человек) сам имеет задолженности, но на это почему-то никто при раздаче участков не обратил внимания»…

Исполнительный директор ОАО АК «Вельсклес» Леонид Кострицын:

«Руководство нашей компании абсолютно не согласно с решением конкурсной комиссии от 14 декабря 2004 года. Мы разослали несколько писем в органы исполнительной власти разного уровня, в том числе в Архангельскую областную администрацию на имя губернатора и в Государственную Думу РФ − с просьбой рассмотреть наш вопрос и помочь нам. На этом участке, который сегодня отдан ООО „Раск-Инвест“, в 2002−2003 гг. у нас работала лесоустроительная экспедиция, проводились лесоустроительные работы, составлялся план рубок по 2005 год − мы затратили немало денег. Наше предприятие имеет необходимую производственную базу, лесозаготовительную технику, базу по отгрузке и реализации продукции − и нас оставили без леса… Ничего не остается делать, как идти на лесные торги и платить там почти тройную цену. Если это будет продолжаться долго, мы не выдержим. Не дадут пользоваться лесом − придется увольнять трудовой коллектив, и от этого и в районе только ухудшится социальная обстановка. Но все-таки мы надеемся, что необъективное решение комиссии будет пересмотрено».

Руководитель агентства лесного хозяйства по Костромской области Александр Коновалов:

«Мы видим большой плюс в том, что, с этого года, конкурсами будет заниматься агентство, а не местная власть. Если сначала решения о предоставлении участков лесного фонда в краткосрочное пользование принимались только органами государственной власти субъектов, то позднее полномочиями наделили районы, и решения стали принимать главы местного самоуправления. Часто они отпускали древесину на корню по ставкам лесных податей для бюджетных учреждений и населения без проектно-сметной документации, без решений Комиссий по льготному выделению лесосечного фонда при главах администраций и т. д. Реализуемая таким образом древесина снижала поступления в бюджеты всех уровней».