Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Функциональный передел

В ожидании нового Кодекса живем на поправках старого

Свершилось! Проект нового Лесного кодекса наконец-то внесли в Госдуму. Учтены ли в нем замечания и предложения, которые поступили в Правительство РФ за последнее время, − сказать трудно. Мало кто из «простых смертных» видел окончательный вариант законопроекта, но из официальных источников известно, что в парламенте − очередная новая редакция Кодекса. Слишком уж сложной и непонятной стала наша политическая кухня…

Говорят, приоритет все-таки отдали долгосрочной аренде, с обязанностью арендатора восстанавливать, защищать и охранять лес за свой счет. Участки лесного фонда будут распределяться только на открытых аукционах. О праве на частную собственность в этом документе ничего не сказано: по всей вероятности, этот вопрос найдет отражение позже в отдельном законе об обороте земель лесного фонда. Кодекс также предусматривает введение правовых норм, позволяющих привлекать к уголовной ответственности за приобретение, хранение, транспортировку и сбыт незаконно добытой древесины.

Официальные власти считают, что новый Лесной кодекс создает предпосылки к приведению норм национального законодательства − лесного, бюджетного, административного, уголовного − в соответствие с наиболее продвинутыми нормами, принятыми в лесных странах… «Мы ставим перед законодателями ряд ранее не решенных вопросов. Прежде всего речь идет о закреплении в законодательстве принципа целевого использования лесных платежей для финансирования государственного сектора лесного хозяйства, а также об участии государства в строительстве лесных дорог», − комментирует руководитель Рослесхоза Валерий Рощупкин.

Однако уже сейчас понятно, что новый Лесной кодекс не может быть принят без приведения его в соответствие с теми поправками, которые были внесены в действующий Лесной кодекс на основании Федерального закона № 199, вступившего в силу с 1 января 2005 года.

Напомним, что 199-ФЗ внес ряд существенных изменений и дополнений в Лесной кодекс в части разграничения полномочий между органами публичной власти как по горизонтали, то есть между федеральными органами власти, так и по вертикали − между органами федеральной власти, органами власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления. С принятием Федерального закона расширились полномочия Рослесхоза и его территориальных органов, и одновременно повысилась ответственность за их осуществление.

После принятия 22 августа 2004 года Федерального закона № 122, существенно ограничивающего полномочия по управлению лесами на местах, возникла необходимость передачи в рамках действующего законодательства части полномочий в области использования, охраны, защиты лесного фонда и воспроизводства лесов. Объем этих полномочий обсуждался на Государственном Совете при Президенте РФ. В результате чего была выработана позиция о передаче двух блоков полномочий.

Первый блок связан с передачей субъектам РФ прав владения, пользования, распоряжения лесами, ранее находившимися во владении сельскохозяйственных организаций, − это так называемые «сельские леса». Законодатель исходил из того, что сельские леса экономически привлекательны: в них возможны все виды лесопользования, в том числе заготовка древесины через рубки главного пользования. Неоднократно сами регионы выступали с инициативой самим управлять этими лесами. Хотя очевидно, что на первом этапе бывшие в ведении Минсельхоза России сельские леса принесут нынешним распорядителям немало хлопот, в том числе связанных с их учетом и материалами лесоустройства.

Второй блок полномочий связан с передачей регионам функций по тушению лесных пожаров на всей территории лесного фонда. У субъектов Федерации здесь схема действия фактически не меняется, меняется лишь схема финансирования. Все организационные полномочия по тушению пожаров в части разработки и утверждения мобилизационных планов, привлечения населения и техники, как и прежде, остается за органами исполнительной власти субъектов РФ. Финансирование проведения профилактических противопожарных мероприятий остается прерогативой Федерального агентства лесного хозяйства. На субъекты Федерации возлагается только одна дополнительная обязанность − оплачивать работы по тушению пожаров. Средства на тушение пожаров будут распределяться между регионами в виде субвенций из федерального фонда компенсаций по методике, которую в ближайшее время должно принять правительство РФ. А поскольку вопросы профилактики и тушения пожаров должны решаться в комплексе, закон как бы призывает федеральные и региональные власти к более тесному и конструктивному взаимодействию.

199-й Федеральный закон и поправки в налоговое и бюджетное законодательства внесли в лесную отрасль существенные изменения финансово-экономического характера. Статья 106 действующего ЛК РФ, где раньше было зафиксировано распределение платежей за пользование лесным фондом по уровням бюджета, теперь отсылает нас к бюджетному законодательству, то есть к закону «О Федеральном бюджете на 2005 год». В соответствии с этим законом в федеральный бюджет поступают платежи в размере минимальных ставок за древесину, отпускаемую на корню, а также плата за перевод из лесных земель в нелесные и перевод лесных земель в земли иных категорий. Все, что сверх минимальных ставок, а также плата за недревесные виды лесопользования, отныне уходит в региональные бюджеты. При этом финансировать воспроизводство лесов субъекты РФ больше не обязаны: эти функции переданы федералам. Основные расходы по ведению лесного хозяйства понесет федеральный бюджет, но наряду с прямым бюджетным финансированием лесхозы смогут использовать и внебюджетные финансовые средства, которые в соответствии с Бюджетным кодексом приравниваются к бюджетным. Ставки лесных податей отныне также устанавливает Федерация.

По словам заместителя начальника финансово-экономического управления Рослесхоза Ларисы Титовой, «самое важное и положительное нововведение для лесной отрасли в том, что платежи за пользование лесным фондом с 1 января 2005 года признаны неналоговыми». Что это меняет? Налоговый статус платежей фактически исключал возможность рыночного ценообразования. Платежи за пользование лесным фондом не выполняли регулирующую функцию между производителями и потребителями, а древесина на корню не являлась товаром, поскольку было невозможно устанавливать цену древесины на корню через договорные отношения. Понятия «лесной налог» больше не существует благодаря Федеральному закону № 95 «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации».

«Новый подход позволит серьезно заниматься вопросами ценообразования в лесном хозяйстве, обеспечить максимально возможное получение лесного дохода, создать принципиально новую систему платежей за пользование лесным фондом, основанную на рентном подходе. Не исключено, что лесной доход может вырасти в три-четыре раза, а цена леса на корню может составить 20−30% от стоимости круглых лесоматериалов вместо 5−7%. Таким образом нам удастся притормозить экспорт круглого леса и древесины первичной переработки по демпинговым ценам. Появится реальная возможность развивать глубокую переработку древесины, а значит будут созданы новые рабочие места, увеличатся налоги в бюджетную систему РФ», − считают экономисты.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ