Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Как прекратить незаконные рубки леса?

Когда-то некрасовский мужичок с ноготок «в студеную зимнюю пору» вывозил из лесу всего лишь «хвороста воз». И отец его, рубивший дровишки в лесу, не вызывал нареканий у лесных органов. Хотя действия этой семьи можно было бы отнести к незаконной рубке и незаконной вывозке леса. С тех пор много воды утекло, машины и всяческие режущие инструменты кардинально увеличили производительность труда лесорубов. Теперь счет идет не на возы, а на миллионы кубометров. Хорошо, если бы денежные средства, вырученные за эти кубометры древесины, шли в государственный карман, а не в жадные руки людей, которые рубят лес незаконно. За последние десятилетия безнаказанность и отсутствие четких законов увеличили масштабы незаконных рубок леса в России многократно. Извечный русский вопрос остро стоит на повестке дня и у чиновников, и у правительства, и у общественных органов, представляющих интересы разных слоев населения.

Леса оказывают огромное воздействие на экологическое состояние природных комплексов. Лесной фонд России составляет 70% площади всех земель, а общий запас древесины достигает 76,3 млрд м3. Лесистость превышает показатели таких лесных стран, как Канада и Бразилия. Согласно существующему Лесному кодексу Российской Федерации лесной фонд отнесен к федеральной собственности.

В настоящее время лесное хозяйство России находится в стадии реформирования и создания нового Лесного кодекса, в результате чего может измениться форма собственности на леса, система государственного управления лесами, структура лесной службы и законодательная база лесного хозяйства. Все варианты Лесного кодекса подвергаются жесткой критике как со стороны лесопромышленников, так и со стороны работников лесного хозяйства, местных властей, природоохранных предприятий и широкой общественности. Одновременно с разработкой нового кодекса вносятся изменения в действующий кодекс. Хаотический характер всех этих процессов приводит к тому, что в мутной воде гораздо легче совершаются неправомерные действия со стороны лесозаготовителей. Если по новым положениям кодекса будет ликвидировано само понятие лесорубочного билета, на основании которого законность рубки может быть проверена непосредственно в лесу, то неизвестно, какая система отслеживания происхождения древесины придет на смену этим документам. Неизвестность порождает слухи, неуверенность в завтрашнем дне и нестабильность.

Для России Гражданские слушания или Гражданские конференции − пока не очень распространенное явление. Между тем, именно таким способом общественного волеизъявления решили воспользоваться Всемирный Союз Охраны Природы (МСОП − Представительство для стран СНГ) и Центр экспертиз «ЭКОМ» Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей.

21−23 февраля 2005 года в Санкт-Петербурге совместными усилиями этих организаций при финансовой поддержке посольства Великобритании были проведены Гражданские слушания по проблемам лесоуправления и противодействия незаконной заготовке древесины.

Слушания были призваны дать ответ, почему нелегальные рубки древесины в России приняли такой масштаб, и какие меры необходимо предпринять для их искоренения. Среди 21 членов жюри присутствовали люди из разных регионов России (Хабаровский, Красноярский край, Иркутская, Курганская, Воронежская, Вологодская, Архангельская, Мурманская области, республики Коми и Карелия, Санкт-Петербург, Москва). По специальности члены жюри являются и экологами, и врачами, и представителями лесных служб, и научными сотрудниками, и преподавателями, и океанологами, и юристами, членами общественных организаций ветеранов. Даже один писатель был. По возрастному цензу также разброс был достаточно большой − от 20-ти лет до пенсионного возраста. Не менее впечатляющим по разнообразию позиций и опыта был подбор экспертов, которые выступили перед участниками слушаний.

Профессор Санкт-Петербургского НИИ лесного хозяйства, Заслуженный лесовод России Игорь Шутов, выступающий в роли эксперта Гражданских слушаний, сделал доклад на тему «Дефекты лесной политики РФ». Игорь Васильевич − профессионал, много лет жизни отдавший лесному хозяйству, свидетель всяческих перипетий и безалаберности при освоении лесных богатств, с большой тревогой говорил о ситуации, в которой лесное хозяйство России пребывает уже с 1927 года. Тенденция рубить лес и отправлять его в круглом виде за границу процветает. Вместо этого необходимо у себя в стране строить новые комбинаты для глубокой переработки древесины и создавать новые рабочие места. В то же время хороший лес сам по себе не возобновляется или может быть возобновлен естественным путем, в лучшем случае, через 300−400 лет. Хороший лес надо выращивать, тогда он будет товаром, который можно продавать с выгодой. Раздача спелых насаждений в рубку губернаторами за символическую цену противоречит азам рационального ведения лесного хозяйства. Нужна политическая сила, которая была бы ориентирована на охранение и приумножение лесных богатств России. В Японии, США, Финляндии, Швеции есть министерства сельского и лесного хозяйства, а у нас лесное хозяйство входит в министерство природных ресурсов в одной строке с углем, нефтью и щебнем. Необходимо создание лесного департамента, состоящего из профессионалов.

Представитель Гринпис Алексей Ярошенко выразил озабоченность по поводу продолжающейся чехарды законов, перекрывающих друг друга при многовариантных положениях Лесного кодекса. Каждый год меняется финансирование лесной отрасли. Например, с внедрением ФЗ-199 (закона, вносящего поправки в действующее федеральное законодательство) изменилось положение с сельскими лесами − 40,5 млн гектаров лесов передано субъектам Федерации. При этом финансирование сельских лесов идет через федеральный бюджет из расчета 17 руб./га в год. Это составляет всего лишь десятую часть от потребности, в результате чего сельские леса становятся бесхозными, что приводит к увеличению объемов незаконных рубок. По количеству хищений сельские леса занимают первое место из-за хаотичной приватизации.

На тушение пожаров выделяется 500 млн руб. в год, что составляет 50 коп./га лесной площади, то есть в 3 раза меньше, чем нужно, а в пожароопасный сезон − в 20 раз меньше. Лесная охрана с 1 января 2000 года не существует. Все права переданы федеральным органам надзора. По всей стране штат органов надзора составляет всего лишь 3 тысячи человек. Ранее эта цифра достигала более чем 270 тысяч лесных обходчиков. Таким образом, российские леса стали практически неохраняемыми.

Если ранее передача леса в аренду осуществлялась через лесные конкурсы, то теперь это право перешло в ведение лесного агентства, более того, срок аренды увеличился с 49 до 99 лет. Последние пять лет разными способами убираются профессиональные лесные кадры, на смену им приходят люди, мало смыслящие в лесных делах, но готовые к соглашательству по любым вопросам. Ортодоксальная цифра по расчетной лесосеке в 510 млн м3 древесины поддерживается нашими радикальными экономистами, хотя реально можно использовать не более 150 млн м3. Лоббирование завышенных объемов рубки вызвано тем, что половина ее идет без экологической экспертизы, а возраст рубок снижен с 140−150 лет до 70−80 лет, что приводит к истощительному лесопользованию.

Представитель Северо-Западной Академии госслужбы Дмитрий Афиногенов в докладе «Что такое государственная политика, как она создается и как работает» констатировал, что единственным легально закрепленным способом формирования государственной политики является ежегодное послание Президента РФ, обращённое к Правительству и Федеральному собранию. Поэтому итоговые документы Гражданских слушаний необходимо направить непосредственно к Президенту. Для устранения бесконтрольной вырубки леса необходимо ввести строго ограниченные квоты на объемы древесины, а лесная политика должна быть согласована с общегосударственной политикой.

Аналитик Конфедерации ЛПК Северо-Запада Ольга Ракитова констатировала, что незаконные рубки древесины ведутся без разрешительных документов, с нарушением действительных правил рубок и осуществляются на самовольно захваченном участке сверх положенного количества. Существуют разные пути поступления нелегальной древесины. Это и незаконные рубки, и похищенная древесина с законно оформленной лесосеки, и занижение или изменение объемов заготовленной древесины, и изменение сортности, и контрабанда древесины. Поистине безграничны ухищрения, которые предпринимают люди с целью обогащения! Между тем, в результате незаконных лесозаготовок экономический и экологический ущерб в России ежегодно составляет от 700 тысяч до 5 млрд рублей.

В Конфедерации ЛПК Северо-Запада считают, что особенно велика роль государства в предотвращении незаконных рубок леса. Для этого нужно иметь соответствующие эффективные статьи, прописанные в новом Лесном кодексе, и проводить постоянный мониторинг наблюдений за незаконными рубками из космоса. В настоящее время имеется небольшой опыт космических наблюдений в Приморском и Хабаровском краях. Этот опыт с успехом можно перенести и на другие регионы страны − из космоса видны такие подробности действий разного характера и передвижений в лесных угодьях, что, сопоставив космические наблюдения с наземными картами, можно легко выявить достаточно точно места незаконных рубок. Пока уповать на космос не приходится, и необходимы введение группового патрулирования за счет увеличения штата охраняемых лесов, разработка надежной системы маркировки древесины с унификацией измерения ее объемов. Необходимо проводить сертификацию лесов, придерживаясь международных норм.

Санкт-Петербургскую лесотехническую академию представлял экономист, профессор Владимир Петров. Он отметил, что лесные ресурсы легко доступны, а даровые богатства даны самой природой. Нелегальные рубки мешают лесному легальному бизнесу. На границе с Китаем весной, в период интенсивных нелегальных рубок цены на древесину снижаются и становятся демпинговыми. Частая смена лесного законодательства за последние десять лет сделало лесное хозяйство непредсказуемым. Слабое бюджетное финансирование лесхозов подталкивает к рубкам в собственных угодьях. При уменьшении бюджетного финансирования неизменно повышается объем хозрасчетных рубок. Образовался некий порочный круг, из которого будет очень трудно выбраться в ближайшие годы. При этом безнаказанность только порождает увеличение незаконных рубок. В результате в лесном хозяйстве России сложились несколько видов экономик: виртуальная (то, что считают «теоретики» лесозаготовок), реальная (где платят налоги) и криминогенная экономика. К сожалению, дела по незаконным рубкам практически не доходят до судов, а если и доходят, то ограничиваются незначительными штрафами.

Гражданское жюри заслушало обстоятельный доклад эксперта от правительства Ленинградской области Сергея Орлова «Обзор ситуации и правительственных инициатив в сфере предотвращения незаконных рубок». Он привел ряд цифр, из которых следует, что лесхозы лишены полномочий по охране леса. Так, по Ленинградской области лесным контролем занимаются всего лишь пять человек, что говорит само за себя. Перекладывать на плечи арендаторов охрану леса и лесовосстановление − нереально. Для полноценной работы в лесном хозяйстве должны быть созданы конкретные службы, которые смогут отвечать за незаконные рубки, за учет, перемещение древесины, и выработаны конкретные и реальные документы по незаконным рубкам.

Представитель МСОП Николай Шматков рассказал о прогнозах и степени влияния российских лесов на изменения климата. Как известно, леса являются «легкими планеты» и очень сильно влияют на баланс кислорода и углекислого газа в атмосфере. Концентрация углекислого газа в атмосфере значительно выросла за последнее столетие из-за возрастающих масштабов сжигания ископаемого топлива. Российские бореальные леса ежегодно подают в атмосферу до 8 млрд тонн кислорода и связывают сопоставимые объемы углекислого газа. Таким образом они могут значительно влиять на состав атмосферы в планетарном масштабе. Что же будет происходить, если леса эти хищнически вырубаются? Это не риторический вопрос, это вопрос выживания. Необходимо заставить правительство прислушаться к голосу общественности и внести изменения в Лесной кодекс, где должен присутствовать обязательный пункт об экологической экспертизе. Более того, сам проект Лесного кодекса надо отправить на экологическую экспертизу.

Участники Гражданских слушаний также обсудили проблему FLEG и лесной добровольной сертификации. FLEG − аббревиатура английских слов (Forest Law Enforcement and Governance), обозначающих политическую инициативу ряда стран по укреплению процессов правоприменения и управления лесом. Основанием для формулирования и инициирования движения FLEG стал значительный рост коррупции и криминала, связанного с проникновением в мировую лесную торговлю не легитимной древесины.

Виталий Липский из Конфедерации ЛПК Северо-Запада остановился на проблеме сертификации леса. Поскольку целью легальных и нелегальных рубок является экономическая заинтересованность, то необходимо установить факторы, которые смогут повлиять на действия нечестных лесопользователей. Это, в первую очередь, актуализация норм морали в бизнес-сообществе, а также влияние общественности на незаконных рубщиков. Сертификация леса выгодна для эколого-чувствительных организаций и не выгодна для компаний, торгующих на эколого-нечувствительных рынках. Россия более всего работает на эколого-нечувствительные рынки, поэтому не сертифицированная или криминальная древесина легко находит сбыт. При этом сертификацию может себе позволить только большая компания, поскольку это достаточно дорогое дело. Опять же все упирается в несовершенство законов. Сертификация леса предполагает контроль со стороны лесхозов и федеральной власти. Сама система контроля непрозрачна и неэффективна, нет закона, который говорит о том, что лесхозы должны сотрудничать с компаниями, которые добросовестно занимаются сертификацией леса. Так называемые «марки» можно наклеить на каждое бревно, включая вырубленное незаконно. Маркировка также не приводит к легальности. Необходимо иметь единую базу данных, которая позволит проследить путь «бревен», начиная от объемов древесины, вырубленной на определенной делянке. Оперативный контроль нелегальных рубок должен осуществлять сам лесхоз и специальные контролирующие органы. Конечное исполнение зависит от местных контролирующих органов и заинтересованных лесопользователей. Сертификация не гарантирует предотвращение нелегальных рубок, но она является своеобразным контролером контролирующих органов с аудиторскими проверками. Система сертификации на сегодняшний день не заинтересовывает лесопользователей экономически, но она выгодна крупным компаниям для создания имиджа, особенно при работе с зарубежными партнерами.

О пользе сертификации говорил и ведущий специалист «Илим-Палп Энтерпрайз» Геннадий Иванов. Предприятия «Илим-Палп» 80% продукции отправляют на экспорт и только 20% оставляют в России. Круглым лесом «Илим-Палп» не торгует, считает, что будущее за глубокой переработкой древесины. Естественно, что для этого необходима добровольная сертификация, как конкурентное преимущество. Большинство европейских стран представляют собой эколого-чувствительный рынок, а сертификация леса является у них государственной политикой. Во всех леспромхозах предприятий «Илим-Палп» прошли семинары по сертификации леса для сотрудников от руководящего звена до рабочих. Цена на сертифицированную продукцию может не повыситься, но именно сертифицированная продукция поможет лучше завоевывать новые рынки. Это и есть экологическая политика, которую необходимо распространять на других предприятиях лесной отрасли. Лес − это всеобщее достояние, поэтому только сообща, что называется, всем миром возможна борьба с незаконными рубками, и общественность должна играть в этих вопросах не последнюю роль.

Форма итоговых документов была выбрана самими участниками Гражданских слушаний. Было подготовлено следующие три документа.

  • Открытое письмо Президенту Российской Федерации В. В. Путину, в котором представлены позиции участников Гражданских слушаний по проблемам правоприменения и управления в лесном секторе. Участники слушаний поддержали участие России в процессе FLEG, поскольку это соответствует интересам страны.
  • Обращение к Международной министерской конференции «Переговорный процесс стран Северной Евразии по вопросам правоприменения, управления и торговли в лесном секторе», где предложены наиболее эффективные меры по введению запрета на торговлю незаконно заготовленным лесом и продуктами его переработки; по введению обязательной сертификации происхождения древесины; международному сотрудничеству таможенных служб и правоохранительных институтов.
  • Подчеркнута важность информирования общественности и ее участия в процессе реализации FLEG.

  • Обращение «К гражданам России!», в котором призывают граждан России требовать предоставления достоверной информации о масштабах лесозаготовок; активного сотрудничества в создании действенных механизмов общественного участия в управлении лесами; а также требовать права покупать и продавать древесину, происхождение которой известно и законно.

Обращения приняты участниками гражданских слушаний, проведенных 21−23 февраля 2005 г. в Санкт-Петербурге (Россия) по инициативе Всемирного Союза Охраны Природы (МСОП). Список участников, регламент и материалы слушаний можно найти на сайте Центра экспертиз ЭКОМ: www.ecom-info.spb.ru

Людмила ГРИШКОВА

СПРАВКА

Технология вовлечения граждан в принятие общенациональных решений под названием «гражданское жюри» была предложена некоммерческой американской организацией Джефферсон Центр в 1974 году. Гражданские жюри и гражданские конференции являются наилучшим инструментом для лиц, принимающих решения, с тем, чтобы услышать продуманное мнение и прямую речь граждан, не искаженные интерпретациями политиков. Официальные лица, присутствующие на Гражданских конференциях, получают возможность узнать, какой выбор делает и какую позицию занимает информированное население.

Гражданское жюри представляет собой репрезентативную группу граждан, которая собирается на несколько дней для тщательного изучения материалов по общественно значимой проблеме. Жюри обычно состоит из 18 человек. Они заслушивают мнения разных специалистов по рассматриваемому вопросу, получают всю необходимую информацию и вместе обдумывают решения. Свидетели (эксперты) обеспечивают членов жюри беспристрастной информацией. В последний день конференции члены жюри оглашают результаты перед общественностью в прессе и официальных источниках. На Гражданские конференции обычно приглашается большее количество участников (до 70 человек), которые также имеют возможность обсуждать проблему и пути ее решения между собой и высказывать свою позицию. Итогом Гражданской конференции обычно бывает голосование по заранее определенным вопросам.