Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Тенденции мировых рынков сертифицированных лесных товаров

Первый признак экорепутации

Рынок сертифицированных лесных товаров − один из наиболее динамичных сегментов лесного сектора. За его развитием следят как розничные торговцы, так и поставщики лесной продукции. Сертификация лесных товаров − это фактически средство коммуникации, ведь производители как бы сообщают потребителям о том, что леса в регионе используются «на устойчивой основе». Сертифицированные лесные товары имеют маркировку − доказательство проведенной независимой «экспертизы». Потребители могут обнаружить такую маркировку на мебели и лесоматериалах. Источник сертифицированных товаров проверить нетрудно: с помощью системы мониторинга производственно-распределительной цепочки, которая позволяет точно установить происхождение древесины.

К середине 2003 года общая площадь сертифицированных лесов составляла приблизительно 160 млн га, то есть более 4% мировой площади. Сертифицированные площади лесов резко увеличились за последние два года. Наиболее известные сейчас системы сертификации: Лесной попечительский совет (FSC), Пан-европейская лесная сертификация (PEFC), северо- американская Программа «Устойчивое лесное хозяйство» и Канадская ассоциация стандартов. Независимые аудиты в Соединенных Штатах начала проводить Американская система сертификации агролесного хозяйства. Сертификацией тропических лесов занимается голландская система «Кёрхаут» (тропических лесов сертифицировано всего около 2 млн га).

Доля PEFC в мире составляет в настоящее время 34%, Программы «Устойчивое лесное хозяйство» − 26%, а FSC − 23%. Некоторые леса сертифицированы сразу по двум стандартам. На конец 2003 года в 55 странах было выдано свыше 500 сертификатов FSC, проведена сертификация более чем 43 млн га лесов, из них около 25 млн га − в Европе.

С недавних пор сертификацию производственных процессов проводят и по другим схемам. Существуют, например, Малазийская система сертификации лесоматериалов или небольших лесных участков, Система сертификации экологически безопасного лесного хозяйства в Соединенных Штатах, создаются системы сертификации в Индонезии, Бразилии, Гане и других странах. Бразильская система завершила разработку своего стандарта в отношении плантаций. В Канаде ведется работа по созданию специальной системы сертификации для мелких лесовладельцев.

Более 90% общей площади сертифицированных лесов находится в Северном полушарии, при этом половина их − в Европе, а 41% − в Северной Америке. На развивающиеся страны приходится менее 10% общей площади сертифицированных лесов. Среди последних лидирующие позиции у Бразилии (1,12 млн га по системе FSC, причем 61% − плантации), Конго (1,15 млн га по системе «Керхаут»), Боливии (0,9 млн га, FSC) и Южной Африки (0,81 млн га плантационных лесов, FSC). В 1996 году доля развивающихся стран в общей площади сертифицированных лесов составляла приблизительно 70%, однако за последние годы ситуация быстро изменилась в связи появлением новых систем сертификации в Европе и Северной Америке.

До последнего времени сертификацией в основном были охвачены крупные лесные владения промышленного значения. Большая часть лесов, сертифицированных по линии FSC, − это именно леса промышленного значения. С другой стороны, системой PEFC в США и Западной Европе в основном охвачены мелкие лесные владения и непромышленные лесные угодья. Общая площадь таких лесов только в канадской провинции Онтарио достигла 4 млн га.

Потенциальный годовой объем производства древесины в сертифицированных лесах в 2002 году составлял, по некоторым оценкам, 234 млн м3. В ряде европейских стран, например в Финляндии, весь круглый лес заготавливается только в сертифицированных лесах. Но лишь незначительное количество этой древесины поступает на рынок в виде сертифицированных лесных товаров (СЛТ). Большая часть древесины, которая заготавливается в лесах, сертифицированных PEFC, технически не может быть реализована в качестве СЛТ, так как число владельцев сертификатов на производство леса и его сбыт ограничено. Кроме того, на протяжении почти десятилетия в мире использовалась только маркировка FSC, PEFC начала выдавать лицензии на использование своей маркировки с 2001 года, и на сегодняшний день правом использования этой маркировки обладают 3734 компании, 94% из которых находятся в Германии.

Наиболее крупные поставщики сертифицированной лесной продукции − Швеция и Финляндия. Эти и другие традиционно ориентированные на экспорт страны, например Австрия, в основном используют свое сырье, но частично закупают древесину, заготавливаемую в сертифицированных прибалтийских лесах. Большинство сертифицированной лесной продукции − товары хвойных пород умеренной зоны. Большим спросом они пользуются главным образом в Западной Европе.

Доля сертифицированных лесных товаров в общем объеме потребления древесины в Великобритании составляет 10%, а в общем объеме потребления бумаги − 1%. В Нидерландах доля СЛТ в общем предложении древесины в настоящее время равняется 7%. В Дании предложение СЛТ, согласно оценкам, составляет 500 тыс. м3, а в Швейцарии − приблизительно 400 тыс. м3, или 5−10% общего объема предложения круглого леса. Доля СЛТ на рынке Германии меньше 1%, однако она увеличивается. В США на долю товаров, имеющих экомаркировку, приходится 2% общего объема потребления древесины и менее 1% общего объема потребления бумаги. В Канаде соответствующий показатель по древесине и бумаге составляет более 5%. Во многих странах доля маркированных СЛТ в секторе древесины выше, чем в секторе бумаги.

Важнейший фактор повышения спроса на сертифицированную продукцию − государственные закупки: в Великобритании, например, они обеспечивают 40% спроса, а в Нидерландах − 25%. Большинство поступающих на рынок СЛТ имеют маркировку FSC. В странах северо-западной Европы, в Канаде и Соединенных Штатах сертифицированные лесные товары представлены во всех группах изделий из древесины, включая бумагу, картон, листовые древесные материалы, изделия для внутренней и внешней отделки, мебель и товары для поделочных работ. Скорее всего, число стран с широким ассортиментом товаров из древесины, сертифицированной PEFC, будет расти. Однако спрос сегодня опережает предложение на крупнейших европейских рынках − Великобритании, Нидерландов, Германии, США. Это касается товаров, сертифицированных по FSC. Так, предложение тика для садовой мебели значительно уменьшилось после того, как FSC приостановил выдачу сертификатов в Индонезии. В то же время кое-где говорят об отсутствии достаточного спроса на сертифицированные товары − например в странах, экспортирующих продукцию PEFC, в ряде государств Восточной Европы, являющихся поставщиками сертифицированной по FSC древесины хвойных пород.

В Великобритании на рынок сертифицированных лесных товаров намереваются выйти крупные поставщики строительных материалов. В эти секторы розничной торговли обычно поставляются древесина хвойных пород и листовые древесные материалы, в частности из Ирландии, Скандинавских стран и стран Балтии. В Нидерландах довольно высоким спросом, особенно среди предприятий деревообрабатывающей промышленности, пользуются СЛТ тропических пород, однако их предложение отстает от спроса. Скандинавские лесоматериалы хвойных пород спросом не пользуются. Недавно ведущие компании-импортеры в частном секторе Нидерландов решили, что вся древесина хвойных пород, которая заготавливается в лесах, сертифицированных по линии системы «Кёрхаут», будет поставляться на рынок с соответствующей маркировкой. Это будет мощным стимулом для расширения поставок СЛТ на голландский рынок.

В Германии сертифицированная FSC древесина тропических пород пользуется спросом в основном благодаря крупной сети магазинов «Сделай сам». Кроме того, некоторые муниципальные органы власти проводят политику закупок, которая либо ограничивает использование лесоматериалов тропических пород, либо, если это невозможно, поощряет или даже предписывает использование СЛТ. Ассоциация издателей журналов и Ассоциация бумажной промышленности Германии недавно признали PEFC, в связи с чем в ближайшем будущем в этих секторах должны произойти положительные изменения.

В Соединенных Штатах СЛТ пользуются спросом у крупных сетей розничных магазинов. «ИКЕА», одна из крупнейших компаний розничной торговли мебелью, штаб-квартира которой находится в Европе, придерживается той же стратегии и делает исключение в отношении лишь некоторых конкретных товаров, например высококачественных лесоматериалов, которые маркируются FSC. Некоторые производители целлюлозы и бумаги, допустим, норвежская компания «Норске ског» пока также не маркирует сертифицированную продукцию.

Спрос со стороны частных потребителей не слишком влияет на развитие рынка сертифицированных лесных товаров, и, тем не менее, небезразличное отношение потребителей к проблемам обезлесения, деградации лесов, потери биологического разнообразия играет свою положительную роль.

Сертификация лесов становится одним из основных средств распространения информации об устойчивом лесопользовании в лесном секторе и секторе торговли. СЛТ поддерживают и повышают «экологическую репутацию» компаний − это их основное конкурентное преимущество. Хотя до сих пор не все потребители знают даже о такой давно существующей маркировке, как FSC, в некоторых западноевропейских странах при покупке изделий из древесины тропических пород потребители руководствуются в первую очередь экологическими соображениями. Если, конечно, могут распознать «тропическое происхождение» продукции. Отчасти именно по этой причине рынок садовой мебели, изготавливаемой из сертифицированной тропической древесины, − один из немногих, где спрос определяется конечными потребителями. Многие считают, что низкий уровень осведомленности и заинтересованности потребителей препятствует развитию рынка.

Еще один острый вопрос, который сегодня решают развитые страны, − борьба с незаконными лесозаготовками. Возможно, эта борьба приведет к расширению правительственных закупок сертифицированной лесной продукции. В 2001 г. правительство Дании приняло решение, в котором маркировка FSC была названа одним из средств, гарантирующих законность и устойчивость заготовки древесины. В настоящее время Дания разрабатывает руководящие принципы государственных закупок тропической древесины.

Европейское сообщество продолжает пересматривать политику государственных закупок и планирует меры по борьбе с незаконными лесозаготовками, одна из которых − создание серьезного механизма сертификации. Маловероятно, однако, что правительства разных стран будут едины в выборе какой-либо одной конкретной системы.

А вот в Российской Федерации, несмотря на то, что существует Национальный совет по лесной сертификации, несмотря на то, что МГУЛ зарегистрировал в Государственном комитете Российской Федерации по стандартизации и метрологии Систему добровольной лесохозяйственной сертификации и знак соответствия системы, несмотря на то, что разработан проект Российской национальной системы добровольной лесной сертификации, ориентированный на аккредитацию в рамках пан-европейской системы, системы сертификации лесов должного развития еще не получили.

В то же время на ряде лесных предприятий России проводятся работы, нацеленные на достижение соответствия требованиям добровольной лесной сертификации. Эти работы находятся на различных этапах. Наибольший интерес к сертификации проявляют крупные компании, такие как «Илим Палп Энтерпрайз», «Титан», «ИКЕА».

Площадь сертифицированных лесов сегодня в России составляет почти 1,4 млн га, то есть менее 1% общей лесной площади. Сертификация состоялась в Косихинском лесхозе Алтайского края, в Прилузском лесхозе Республики Коми. Сертификат соответствия лесоуправления и лесопользования стандартам FCS получил Ковернинский лесхоз Нижегородской области (крупный потребитель его древесины − ОАО «Волга»). Сертификат FSC на лесоуправление имеет Маловишерский деревообрабатывающий комбинат ООО «Мадок» в Новгородской области. В июле−августе 2002 года проведена предварительная оценка качества лесоуправления и лесопользования ОАО «Малошуйкалес» в Архангельской области.

Всего в России получено 7 сертификатов FSC. В дальнейшем, скорее всего, сертифицироваться будут целые «цепочки следования» лесопродукции − «от заготовителя к потребителю».

Сергей КОРОТКОВ, Юлий ДРОБЫШЕВ