Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Отрасль плохо переносит бесконечное реформирование

Северо-Западный округ среди лесных территорий России занимает особое место: это более 14% общероссийских лесных ресурсов, около половины объемов лесопромышленной продукции, экономически выгодное положение предприятий по отношению к внутренним и внешним рынком сбыта, развитая сеть транспортных магистралей… И особенно приятно, что с конца 1990-х годов наблюдается экономический подъем лесопромышленного комплекса всего Северо-Запада. Но все же остается много поводов поболеть душой за любимую отрасль. Каких именно − рассказывает начальник Департамента промышленности, предпринимательства и лесного комплекса Правительства Вологодской области Виктор Васильевич Грачев

− Виктор Васильевич, статистика − вещь упрямая. Вот официальные цифры Северо-Запада: инвестиции в лесную отрасль с 1998 года по сегодняшний день увеличились в девять раз, вывозка древесины выросла до 33,5 млн м, производство пиломатериалов − до 5,3 млн м, бумаги − до 2 млн 200 тыс. тонн. Северо-Запад пора поздравить?

− Могу вам дать несколько интересных цифр непосредственно по нашей области. Объемы лесопромышленного производства за эти годы увеличились в два раза и по итогам 2003 года составили 10 млрд руб. Инвестиции в основной капитал увеличились в 10 раз, благодаря чему у нас развивается переработка древесины. Производство пиломатериалов, фанеры, ДСП, целлюлозы увеличилось в два раза, производство картона − в четыре. Освоены новые виды продукции: МDF, клееный брус, жилые дома…. Экспорт лесобумажной продукции увеличен в три раза, при этом экспорт необработанных лесоматериалов ежегодно снижается на 7-8%. В настоящее время лесопромышленный комплекс области в общероссийских объемах занимает второе место по производству плит и фанеры, третье место по вывозке леса, шестое по производству пиломатериалов…

Однако имеющийся в области, да и на всем Северо-Западе, потенциал реализуется не полностью, расчетная лесосека используется менее чем на половину. Причем с 2001 года темпы развития резко снизились. Все это говорит о существенных проблемах, которые накопились в лесном комплексе и до сих пор не решаются. Так что поздравлять, наверное, еще слишком рано.

− Какие проблемы в первую очередь тормозят развитие ЛПК − как России, так и отдельных субъектов Федерации?

− Самая плохо переносимая отраслью проблема − бесконечное реформирование. Да вы только посмотрите: в течение последних четырех лет идет непрерывное обсуждение лесных вопросов на всех уровнях власти, в науке и в общественности. Ликвидируется лесная служба, происходит непрерывная реорганизация природоохранных структур, изменяются межбюджетные отношения. Надо ли говорить, что эти реформации не только не способствуют, но и пагубно сказываются на развитии отрасли?! Я думаю, пора уже наконец-таки завершить реформирование и приступить к конкретной работе.

То же самое с лесным законодательством. За последний год были разработаны десятки различных вариантов проектов Лесного кодекса. А что в результате?! Последняя редакция кодекса − это деформированное изобретение, которое по своему содержанию гораздо хуже действующего закона 1997 года.

В новой редакции выпали не только необходимые полномочия субъектов Федерации, но и такие важнейшие понятия, как деление лесов на группы. Одной из главных целей лесного хозяйства должна быть доходность лесопользования, сбалансированность доходов и расходов. Вместо этого в основу законопроекта положена платность, что делает всю систему управления лесами малоэффективной и противоречивой. Нечетко прописаны в законопроекте условия передачи участков лесного фонда в пользование.

Весьма спорной является норма Кодекса о представлении лесных участков в аренду только через аукционы. По законопроекту установлены равные условия получения лесных участков в аренду на аукционе и для лесопромышленников, имеющих мощность по заготовке и переработке древесины, и для сторонних, непрофильных фирм. При этом единственный критерий получения лесов на аукционе − количество предложенных денег. А это открывает возможность финансовым спекулянтам получать огромные лесные территории без каких-либо обязательств или предварительных условий. Таким образом, большинство добросовестных арендаторов, лесопользователей могут остаться без участков лесфонда.

− Если бы у Вас была возможность доработать этот многострадальный проект, какие предложения Вы бы внесли?

− В первую очередь я бы добавил положения, которые при передаче участков лесного фонда в долгосрочную аренду дали приоритет лесопользователям, имеющим мощности по переработке древесины. Преимущество должны получать и те компании, которые уже занимаются заготовкой и потратили свои деньги на строительство лесовозных дорог, содержание объектов социальной сферы, проведение сертификации. Надо довести работу над Лесным кодексом до логического завершения: чтобы он отвечал современным требованиям и не противоречил другим законам. А на деле у нас все время получается, что из-под пера законотворцев один за другим выходят федеральные законы, идущие в разрез действующему законодательству…

Следующий вопрос − это охрана лесов от лесонарушений и незаконных порубок. В последнее время на региональном уровне мы предприняли немало усилий, чтобы поставить заслон массовому воровству леса и даже достигли некоторых результатов. Но, подчеркиваю, без совершенствования лесного, гражданского законодательства решить эту проблему невозможно. Дело в том, что статья 260 Гражданского кодекса РФ предусматривает ответственность только за лесонарушения. Материальный ущерб высчитывается от действующих минимальных ставок стоимости древесины на корню − никакой уголовной ответственности за фактическое воровство леса! Абсурд − лес воруют, а предмета воровства нет! Давно назрела необходимость предусмотреть в нашем законодательстве статью за хищение леса. И рассчитывать нанесенный материальный ущерб нужно с учетом рыночной стоимости леса. Только так мы бы отучили многих расхитителей государственного имущества заниматься нелегальными рубками.

− Слышала, что в Вологодской области реализуется программа строительства дорог к лесным поселкам… Насколько успешно?

− Это действительно так. Мы считаем, что строительство лесных дорог сегодня имеет важное государственное значение, и уже обращались с просьбой к Министерству природных ресурсов РФ поддержать нашу инициативу в масштабах всей страны. Не секрет, что от этого во многом зависит эффективное использование лесных ресурсов. Мы должны стремиться к максимальному освоению расчетной лесосеки, повышению стоимости древесины на корню. В настоящее время использование расчетной лесосеки на Северо-Западе не превышает 40%, а стоимость древесины − 27-30 руб. за м. Многие специалисты и ученые пытаются доказать необходимость резкого увеличения стоимости попенной платы, обосновывая это тем, что на Западе уровень цен на древесину превышают наши цены в несколько раз. Действительно, это так. Но давайте вспомним, что в западных странах плотность лесных дорог − 40 км на 1 тыс. га, а у нас всего 2 километра! Практика аукционов показывает, что и у нас стоимость древесины на корню у дорог достигает 150-200 рублей за м при средней по области цене 30-35 рублей.

Следовательно, необходимо строительство лесных дорог. На арендных площадях − лесопользователями. На свободных площадях − за счет бюджетных средств. Строительство лесных дорог за счет государственных средств целесообразно во многих отношениях. Во-первых, благодаря дорогам обеспечивается постоянное воспроизводство, защита и охрана лесов от пожаров, а также жизнедеятельность лесных поселков. Во-вторых, леса находятся в государственной собственности, поэтому и строительство дорог − это процесс капитализации государственного имущества, который обеспечивает экономическую эффективность и высокую доходность лесов. Да и кроме того, развитая инфраструктура, а в первую очередь именно дороги, позволят привлечь инвестиции в лесной комплекс.

− Виктор Васильевич, как Вы оцениваете взаимодействие предприятий лесного комплекса с федеральными структурами, естественными монополиями и другими ведомствами, от которых зависит экономическое положение отрасли?

− Считаю, нам нужно поблагодарить Правительство России, Министерство экономики за то, что в 2003 году вывозные таможенные пошлины были приведены к оптимальным значениям, способствующим экономическому развитию лесного комплекса. Хотелось бы, чтобы эта система экспортного стимулирования оставалась продолжительное время без резких изменений, и тогда результаты будут еще более заметными.

Следует также отметить положительное решение государственного таможенного комитета о сохранении таможенных постов в нашей области. Однако до сего времени не решается вопрос учета и обмера круглых лесоматериалов без коры, так как кора, оставшаяся на круглом лесе, не рассматривается как товар. Вопрос вполне очевиден и явно надуман горячими головами из федеральных ведомств. Я бы убедительно просил представителей Министерства промышленности взяться за решение этой проблемы, необходимые расчеты мы представим.

Много вопросов у предприятий-грузоотправителей возникает по поводу взаимодействия с железной дорогой по тарифной политике. И решать эти накопившиеся проблемы нужно только совместными усилиями, ориентируясь на общий результат.

Беседовала Наталья СЕРОВА