Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Пожары нельзя разбомбить

В самый разгар безуспешной борьбы с природными пожарами в России, 3 августа 2010 года, в газете «Московский комсомолец» появилась публикация об очередной разработке российских инженеров. Называлась статья «Пожары можно разбомбить».

В предисловии к статье сказано: «На одном из оборонных предприятий давным-давно разработана „авиабомба“, которая в состоянии справиться даже с так называемым огненным штормом». А далее крупным шрифтом: «Для борьбы с огненным штормом есть средства, но до них никому нет дела»…

Как специалист с 40-летним стажем в области изучения и создания средств пожаротушения, отмечу: речь идет о действительно интересной инженерной разработке государственного предприятия «Базальт», которое создало авиационное средство пожаротушения − АСП-500. Вот только может ли спасти пожарная авиабомба леса от огня? Давайте по существу.

Во-первых, разработка не имеет и не может иметь никакого отношения к огненному шторму, поскольку огненный шторм − сложное аэродинамическое явление, форма определенной, продолжительной стадии развития пожара после довольно длительного и интенсивного горения твердых горючих материалов (ТГМ) на большой площади горения − три и более квадратных километров, с высоким коэффициентом поверхности горения (см. историю пожаров в Дрездене, Гамбурге, Хиросиме и Нагасаки (1945 год) и др.). Бороться с подобными пожарами порошковыми средствами пожаротушения (а тем более при их импульсной, мгновенной или кратковременной подаче) − бесполезно. Сбросьте в очаг такого пожара хоть 10, хоть 100 бомб, подобных той, о которой сказано выше, распыленный ими порошок будет сдут раньше, чем успеет сформироваться порошковое «облачко», − скорость воздушных потоков в зоне огненного шторма измеряется многими десятками (бывает, и до ста доходит) метров в секунду.

Во-вторых, тезис «взрыв создает дополнительный фактор пожаротушения − воздушную ударную волну, которая эффективно гасит огонь» в отношении тушения ТГМ, особенно лесного пожара, когда горят крупные ветки и толстые стволы деревьев, несостоятелен с точки зрения физики. ТГМ горят не только пламенным горением, а еще и в режиме гетерогенного, беспламенного горения − тления. Взрывной волной тление можно только интенсифицировать, усилить, раздуть. Для простоты понимания приведу простой пример: обычную спичку можно погасить, сдув пламя, но попробуйте таким же способом погасить горящее полено! На мгновение пламя сдуть, может, и удастся, но в итоге полено станет гореть еще интенсивнее и «жарче», раздуваемое дополнительным потоком воздуха. Так что утверждение о возможности «сдуть» ударной волной лесной пожар просто абсурдно.

В-третьих, разработку, которую сделал «Базальт», следовало бы назвать не АСП-500 (в соответствии с весом начиняющей ее взрывчатки или суммарному весу ВВ и корпуса), а АСП-300 или АСП-250, потому что при «полезном объеме» контейнера бомбы примерно 400 л и насыпной плотности большинства огнетушащих порошков 0,65−0,7 кг/л она может в лучшем случае доставить в очаг пожара 250−280 кг порошка. И утверждение, что «один носитель способен доставить в зону пожара свыше 100 изделий, что обеспечит тушение на площади более 10 га», − тоже из области заоблачных фантазий. Дело даже не в том, что ни один летательный аппарат, который может быть выделен в России для пожаротушения, не способен нести и «одноразово» сбросить 50−60 т полезного груза (а именно столько, по представленным разработчиками данным, он должен нести и одновременно сбросить в очаг пожара); даже наш «гигант» ИЛ-76 способен донести до зоны пожара лишь 30−40 т. Дело в другом: для эффективного тушения пожара ТГМ, например леса, удельный расход порошковых средств пожаротушения должен быть примерно 2,5−3 кг/м2. Но это «работает» на стендовых или полигонных испытаниях, а на практике, да еще при большой площади горения, требуется вдвое больше. Такой удельный расход порошка на тушение пожара ТГМ означает, что для гарантированного прекращения процесса горения по всей горящей поверхности ТГМ порошок должен быть распределен равномерным слоем толщиной примерно 5−10 мм, потому что при насыпной плотности порошка 0,65−0,7 кг/дм3 его удельный расход на тушение составляет примерно 7−9 дм3 на квадратный метр площади тушения. Не говоря уже о том, что для тушения такого сложного, рассредоточенного по объему зоны горения ТГМ, как лесная древесина, порошковые средства пожаротушения вообще не годятся. Ни по физике процесса тушения и подачи огнетушащего состава на поверхность горючего материала, ни по требуемым количествам этого огнетушащего вещества на тушение реального пожара ТГМ. Но даже если бы это было бы возможно, на тушение пожара на 10 га горящего леса потребовалось бы 500−600 т порошка! Во-первых, где его столько взять, а во-вторых, для этого потребуется одновременно более 20 тех самых гипотетически способных нести по 100 бомб самолетов или 15−20 самолетов типа ИЛ-76!

А теперь давайте просто подумаем: «А во сколько бы все это (притом что успех не гарантирован) обошлось?» Напомним, речь шла о тушении лесного пожара всего на 10 га леса. А размер среднестатистического лесного пожара в России − более 50 га. Вот такая арифметика.

Кстати, при указанных в статье в «МК» параметрах распыления порошка удельная поверхностная концентрация порошка по площади тушения − 0,6 кг/м2, то есть примерно в 5−10 раз ниже, чем требуется для достижения эффекта.

Увы, но никаких шансов на успешное тушение лесного пожара с помощью АСП-500 нет и быть не может. Возможно, этот способ доставки огнетушащего порошка в очаг пожара мог быть рекомендован для тушения пожаров горящих жидкостей (в резервуарах) или пролитых на земле.

Залогом успешного тушения любого вида пожара (даже пожара горючих жидкостей), а тем более сложного лесного пожара является реализация условий взаимодействий огнетушащего средства и зоны горения или горючего материала − в соответствии с физикой и химией процесса тушения.

Главное в проблеме освоения новых средств и способов тушения пожаров − найти область их практического применения, где технические достоинства и высокие инженерные параметры новинки могут быть успешно реализованы.

Исходя из всего сказанного: любопытная в целом разработка специалистов «Базальта», к сожалению, может оказаться неиспользованной, не примененной в практике пожаротушения.

Иосиф АБДУРАГИМОВ,
профессор МГТУ им.  Н. Э. Баумана

МЧС России о возможности тушения природных пожаров с применением авиабомбы АСП-500

В 2005 году Рослесхозом совместно с НПП «Базальт» и с привлечением ФГУ ВНИИПО проводились наземные испытания авиабомбы АСП-500 для тушения огненного шторма. В результате испытаний было установлено, что радиус эффективного действия диспергированных водных огнетушащих веществ, находящихся внутри бомбы, составляет около 30 м, высота облака огнетушащего аэрозоля не превышает высоты изделия, установленного вертикально для имитации подрыва бомбы при контакте с поверхностью.

Испытания с одиночными зарядами проводились на полигоне НПП «Базальт» в г. Красноармейске Московской области, а групповой подрыв зарядов выполнялся в лесу в Киржачском районе Владимирской области. В своей основе АСП-500 является боеприпасом, применение которого сопряжено с известными рисками. Необходимо учитывать, что в качестве инициирующего заряда для диспергирования воды используется заряд взрывчатого вещества массой 5 кг, при подрыве которого образуются осколки полиэтиленового корпуса бомбы и ударная волна.

А это ставит под сомнение возможность одновременной работы наземных сил в зоне применения бомб.