Партнеры журнала:

Эксклюзив

Ловушка для прохожего

Оживить дерево... В той или иной степени на такое способны все талантливые художники, работающие с этим прекрасным материалом. Но заставить его двигаться может не каждый. Петербургский кинетист Евгений Климов делает это профессионально и с большой любовью, причем каждый раз удивляя своих зрителей.

Сначала были лошадки













Петербуржец Евгений Климов кинетистом стал не сразу, а вот с деревом работает уже давно. Началось все еще в те времена, когда он был студентом философского факультета СПбГУ. На дворе стояли голодные девяностые, тут-то будущему философу и пригодилось первое образование: еще на родине, на Урале, он получил специальность «художник по обработке камня» и даже успел пять лет поработать по профессии. А потом приехал покорять Петербург. Но студенческой стипендии на жизнь в Северной столице категорически не хватало. Поэтому  Е. Климов начал вырезать из дерева лошадок на колесиках а-ля рюс и сдавать их в художественные салоны. Работы неплохо расходились. Интересна история материала, из которого мастер вытачивал свои творения. В то время он снимал дачный домик на самой окраине Петербурга, а недалеко от этого места вырубали липовую аллею. Е. Климов брал старую тележку, отправлялся на место вырубки и собирал древесину. Если поход оказывался «неурожайным», то приходилось вытачивать лошадок из дров, предназначенных для печи, обогревающей домик... На память о тех временах у мастера остался деревянный Георгий Победоносец, закалывающий змия.

От Ельцина до велосипедиста

От фигурок на колесиках художник перешел к делам более практическим: начал оформлять интерьеры кафе, ресторанов и клубов, специализируясь на куклах и скульптурах. А потом возникла мысль заставить двигаться какую-нибудь из кукол. Первый «живой» персонаж художник выполнил вполне в духе времени: это был деревянный мужчина, внешностью напоминающий Бориса Ельцина. Из головы у него торчала бутылка, а в самом интересном месте находился маленький краник. Под скульптурой, установленной в одном из модных кафе, находилась большая кнопка с надписью «Не нажимать!». Естественно, все проходящие мимо считали своим долгом нажать кнопку, и тогда их окатывала струя воды из краника. После этого художественного хулиганства слава Гефеста уже не давала Е. Климову покоя: ему, как герою древнегреческих мифов, хотелось делать механические игрушки.

Самой известной его скульптурой стал «Английский велосипедист», крутящий колеса в витрине чайного магазина на Невском проспекте. Он крутит педали уже четыре года, причем за все это время скульптуре только один раз понадобилось «сервисное обслуживание»: пришлось заменить приводной механизм. Это и неудивительно: Е. Климов подсчитал, что в год его «англичанин» «проезжает» 7 тыс. км, значит, всего деревянный велосипедист «накатал» около 30 тыс.! Вполне достойный результат даже для живого любителя велосипедной езды.

Лучшая галерея − витрины города

Сегодня движущиеся скульптуры для витрин стали профессией Е. Климова. «Мне кажется, что улицы городов лучше любых галерей, − говорит он, − мои работы видит гораздо больше зрителей. Какое еще признание нужно художнику? Одно время было очень модно разрушительное искусство: вспоротые небеса, экскременты перед знаменитыми картинами, художественный мат − якобы все это войдет в историю. Если так, что ж, значит, история не для меня, там и без моей персоны народу хватает. Мне достаточно того, что люди останавливаются, улыбаются и фотографируются на память рядом с моими скульптурами».

Остановить прохожего мастер умеет очень хитро: сначала глаз цепляется за то, что фигура движется, но затем, присмотревшись, можно увидеть, что деревянный персонаж делает массу разнообразных мелких движений. Сам художник говорит, что главное − задумка: была бы идея, а уж воплотить ее вполне реально! На выполнение одной скульптуры, начиная от эскиза и заканчивая монтажом деревянной фигуры, у него уходит как минимум три месяца. И на каждую из своих работ мастер дает год гарантии. Скорее всего, на столь серьезный подход к собственному творчеству все-таки повлияло философское образование Е. Климова. Его работы очень структурированы. «Бывает, что художник взял и прилепил что-то куда-то по наитию и получилось гениально, − смеется он. − У меня такое случается крайне редко. Когда рождается идея, я делаю эскиз и строго следую ему. Сильно организует работу и присутствие в ней механики: четкие инженерные решения не предполагают особых вольностей и отступлений. Конечно, бывают у меня и импровизации в процессе работы, но и о них можно сказать, что они достаточно продуманные».

Дерево как идеальный материал

Один из секретов мастера − не экономить на материалах: если уж идея требует меди, то пусть она будет настоящей, если нужен канат, то он должен быть манильским и никак иначе. Естественно, производство получается очень дорогим: стоимость скульптур Е. Климова можно сравнить с ценами на российские автомобили. Проходят деревянные скульптуры и обкатку: перед тем как отправиться на витрину, новое произведение около 10 дней просто движется в мастерской.

В своих работах мастер использует самые разные материалы − все зависит от идеи, от задачи, которая стоит перед ним. Но главным остается, конечно, дерево. Е. Климов особенно ценит этот материал за его естественность и широкие возможности. «Мне нравится сочетание условности изображения и натуральности материала, − говорит художник. − Чтобы получился не мультфильм, а плоскостная скульптура, нужно, чтобы в ней было что-то настоящее! А что может быть более натуральным и настоящим, чем дерево?!»

Для большинства своих работ Е. Климов использует сосну, в конструкциях, требующих большей жесткости, − березу, а если нужно вырезать какую-то интересную деталь композиции, то осину или липу. Сегодня художник мечтает поработать с можжевельником − уж больно материал интересный и пахнет прекрасно. Но это дело будущего.

Столярные работы Е. Климову неинтересны: к дереву он подходит как художник, «фактурит» его, старит и тонирует. Причем тонирует далеко не всегда известными древесными морилками. Это может быть даже тушь для фломастеров, нанесенная в несколько слоев и закрепленная бесцветным матовым лаком. «Старится» дерево корщеткой, удаляющей мягкие волокна и оставляющей основные. Материал получается фактурным, обветренным, очень эффектным.

Деревянное коварство

Сейчас у Е. Климова, конечно, нет необходимости выискивать срубленные деревья, как он делал когда-то в молодости. На базах города можно купить материал любого сорта. Обычно он выбирает сухое дерево, если, конечно, нет необходимости, чтобы оно со временем растрескалось. А ведь бывает и такое: например, для огромной скульптуры «Передвижная ярмарка», сделанной для одной крупной паркетной компании, мастер использовал именно сырое дерево. Оно красиво растрескалось и создало эффект совершенно натуральной старины. Композиция этой работы многоплановая: столяр играет на балалайке, рядом работает станок, работа кипит, подмастерье наблюдает за всем происходящим... Из сухого дерева и толстой фанеры был сделан только движущий механизм скульптуры. Эта работа, кстати, принесла автору множество не самых приятных сюрпризов именно из-за своей абсолютной «деревянности»: ее выставили в Эрмитажном саду в довольно сырую погоду, и, хоть «Ярмарка» находилась под навесом, она впитала в себя приличное количество петербургской влаги. Скульптуру, по словам Е. Климова, «повело винтом»: детали начали задевать друг о друга и тормозить. Пришлось выправлять! «Всегда нужно учитывать умение дерева „дышать“, − отметил художник. − Этим сложен деревянный механизм!» После этого Е. Климов решил несущие элементы выполнять все-таки из металла, а дерево применять в качестве декоративной отделки. Так «живым» шедеврам будет обеспечена более долгая и «беспроблемная» жизнь.

Жить как в мультфильме

Сейчас в работе у Е. Климова аэросани для витрины ресторана северной кухни. «Мороз, снега, строганина, путешествия... Тема скульптуры родилась сразу, − рассказывает художник. − Агрегат будет потрясающим − с лыжами, вращающимся авиационным пропеллером и пилотом, который машет ручкой. А над трубой будут колыхаться клубы дыма».

Конечно, свои масштабные работы (например, дирижабль размером 4×8 м для витрины московского магазина товаров для путешествий) художник выполняет не один − привлекает помощников, а особо сложные технические узлы делает на заказ. Так появились такие персонажи, как столяр с подмастерьем, дама с трепещущими за спиной крылышками, многорукий парикмахер и фокусник, вытаскивающий кролика из шляпы...

Но все-таки для полного счастья Е. Климову городских витрин мало. Художник признается, что хотел бы жить так же, как мультипликационные герои Уоллес и Громит: в доме, полном смешных, а то и нелепых механизмов. И чтобы один маленький робот гладил ему носки по утрам, а второй надевал очки на нос! Это мечта художника, и как раз сейчас он подумывает над тем, как ее осуществить.

Софья ВЕЧТОМОВА