Партнеры журнала:

Эксклюзив/Детали

Статья с исчезнувшим заголовком

Кинетизм − художественное течение, в основе которого лежит идея формы в движении, которая подразумевает изменение и трансформацию экспоната в момент его восприятия зрителем. Кинетисты отдавали предпочтение движению как средству противостояния бесконечному повторению художественных форм, чреватому «исчерпанностью» искусства, «усталостью» творчества. Главные задачи, которые ставят перед собой художники-кинетисты, − это эстетизация движения, игра света и тени с использованием нетрадиционных материалов.

Модель памятника III Интернационалу
Модель памятника III Интернационалу

И. Меерзон, Т. Шапиро и В. Татлин во время работы над моделью памятника III Интернационалу
И. Меерзон, Т. Шапиро и В. Татлин во время работы над
моделью памятника III Интернационалу


Александр Колдер, «Ловушка для омара и рыбный хвост». Мобиль
Александр Колдер, «Ловушка для омара и рыбный
хвост». Мобиль


«Неспокойная молодость». Самоуничтожающаяся инсталляция группы молодых кенийских художников-передвижников в Nairobi Uhuru Gardens
«Неспокойная молодость». 
Самоуничтожающаяся инсталляция группы молодых 
кенийских художников-передвижников в Nairobi Uhuru
Gardens


Иван Поддубный, «Кинетическая скульптура с сигарой».Скульптура. Дерево
Иван Поддубный, «Кинетическая скульптура с сигарой».
Скульптура. Дерево


Богородская игрушка. Народное творчество
Богородская игрушка. Народное творчество

Архангельская птица счастья. Народное творчество
Архангельская птица счастья. Народное творчество

Кинетическое искусство как самостоятельное направление оформилось во второй половине 1950-х годов. Ему предшествовали эксперименты дадаистов, футуристов, конструктивистов, а также витавшие в воздухе идеи создания произведений с меняющейся формой. При помощи специальных структур создается иллюзия движения. Некоторые произведения динамически преобразуются самим зрителем, другие − колебаниями воздушной среды. Также большое распространение получили конструкции, приводимые в движение мотором или электромагнитными силами. Во многих случаях иллюзия движения возникает благодаря меняющемуся освещению, иногда форма оптически меняется при изменении точки обзора зрителем.

Еще один часто используемый художниками прием − создание так называемого муарового эффекта, возникающего от взаимодействия нескольких сеток или растров, расположенных на некотором расстоянии друг от друга. Любое движение зрителя включает механизм взаимодействия растровых сеток, что приводит к образованию сложных переливающихся орнаментальных образов. Наиболее эффектными оказываются работы, выполненные с использованием контрастных линеарных структур. Сами композиции провоцируют зрителя на широкий круг образных ассоциаций. Нередко восприятие колеблется от плоских образов к пространственным и обратно.

Широкое применение методов математического программирования трактуется как предпосылка рождения нового типа творца − художника-инженера, стремящегося воплотить в искусстве движение как таковое. Непременным атрибутом кинетического шоу является хэппенинг, активное отношение зрителя к воспринимаемому объекту. Тем самым опровергается классическая идея, что скульптуру в отличие от архитектуры нельзя созерцать изнутри. Для полного проникновения в замысел художника зритель должен изучить кинетическую инсталляцию во всех ракурсах.

Посвятившие себя кинетическому искусству художники преследуют различные эстетические цели. Жан Тенгли стремится оживить, «гуманизировать» машины, борясь с тоской индустриального мира. Поль Бюри обыгрывает замедленное движение. Xулио Ле Парк использует феномены прозрачности, игры света и теней. Движущиеся магнитные скульптуры Такиса создают иллюзию вечного движения.

Кинетические объекты вносят в искусство органический элемент, но в то же время превращают произведение в род машины, отдаляя его от природы. В России футуристическое движение, зародившееся в 1910-е годы, почти одновременно с итальянским, провозгласило символом будущего искусства динамизм как квинтэссенцию художественного творчества. В таком контексте русские художники-авангардисты (Александр Родченко, Владимир Татлин, Казимир Малевич, Наум Габо и другие) создавали первые кинетические конструкции.

В 1920 году Наум Габо в своем «Реалистическом манифесте» провозгласил «кинетические ритмы», что позволило ему называться первым в мире последовательным мастером кинетической скульптуры. Его первая мобильная работа «Кинетическая конструкция» (1922, гал. Тейт, Лондон) представляла собой вибрирующую проволоку, принимавшую различные формы в зависимости от положения груза. Наум Габо первым сформулировал концепцию кинетизма, синтезировал элементы науки, философии, искусства. В его творчестве современные материалы, ясная форма, регулярность строгой геометрии и точные расчеты в сочетании с вдохновением и фантазией воплощали совершенно новую эстетику. Его работы, состоящие из проволок, грузов, шнуров, жестких каркасов, просвечивающих конфигураций, создавали ощущение глубокой, необычной пространственности.

В эти же годы появились минималистические трансформирующиеся конструкции Александра Родченко, проекты Владимира Татлина, Константина Мельникова, Эль Лисицкого, основанные на взаимодействии движущихся объектов и зрителей. В 1920-е годы большое распространение получили утопически гигантские кинетические проекты (памятник III Интернационалу Владимира Татлина (1920), проект памятника Колумбу Константина Мельникова (1929)), многочисленные проекты синтетической среды, пронизанной движением зрителя и объектов его внимания (выставочные проекты Эль Лисицкого конца 1920-х годов, манипуляция движением масс в театрализованных действах, праздничных демонстрациях и архитектуре). Произведение могло быть понято как аналог движущемуся человеческому телу («Летатлин» Владимира Татлина).

Обе эти традиции − минималистического объекта-мобиля и синтетической кинетической среды − были унаследованы советскими кинетистами 1960-х годов. В их работах использовались мобильные трансформирующиеся формы, приводимые в действие рукой, воздухом, мотором. Это символизировало концептуальные принципы дизайна.

Чтобы втянуть зрителя как активного участника в свое произведение, художники создавали большие трехмерные конструкции, внутрь которых зритель должен был войти, став таким образом частью этой инсталляции. Наиболее изобретательным в этом плане был Виктор Вазарели. Его объекты побуждали зрителя двигаться взад-вперед, и, когда он делал это, казалось, будто форма произведения сама приходила в движение, то расширяясь, то сжимаясь. Его работы посредством проекции имитировали движения самого зрителя и тем самым достигали особой динамики.

В СССР кинетическими эффектами активно занималась группа «Движение» (1962-1976 годы), лидерами которой стали Лев Нусберг и Франциско Инфантэ. Возрождая традиции конструктивизма, последовательно переходя от станковой живописи и графики к дизайну, эта группа использовала новые технологические эффекты и создавала пространственно-временную среду с участием зрителя. Группа занималась проектированием синтетических зрелищ, насыщенных движением света, газа, трехмерных элементов и кинопроекций. Свой вариант продолжения традиций Александра Родченко и Наума Габо − проекты самодвижущихся структур − в кинетизме создал Вячеслав Колейчук как в составе организованной им группы «Мир», так и индивидуально. Кинетическое искусство легло и в основу концепции многомерных объектов художника Рудольфа Хачатряна. Параллельно в этом направлении работала группа «Арго», созданная отделившимся в 1970 году от группы «Движение» Франциско Инфантэ.

В 1980-1990-е годы кинетическое искусство отображает проблемы взаимодействия реального и изображенного пространства и балансирует между сферами минималистской скульптуры и экспериментального дизайна, использующего парадоксы зрительного восприятия. Придавая вращательное или поступательное движение отдельным частям своих произведений, художники пытались преодолеть традиционную статичность скульптуры, придать большую активность ее взаимодействию со средой. С помощью многообразных средств оптико-акустического воздействия на зрителя они стремились передать в кинетических пространственных композициях специфику современной научно-технической революции.

Творческий процесс кинетистов начинался с выбора материала. Это могли быть серии элементов высоко-организованные и простейшие, несущие сложные и простые смыслы. Затем происходила трансформация исходных элементов, в результате появлялся некий добавочный смысл − целостный образ, как бы сотканный из взаимодополняющих или взаимоисключающих визуально-культурных, смысловых и других цитат. Естественно, что сложная художественная форма не может адекватно отражаться только линейными характеристиками статичных трех измерений. Динамически перетекающие очертания форм, их трансформация в пространстве создают ощущение многомерности, словно художественный объект дает зрителю возможность заглянуть в некие новые измерения, невидимые обычному глазу. Процедура перевода законченной визуальной формы в ранг исходного материала для последующего преобразования стала широко распространенным приемом в дизайне.

В кинетическом искусстве используются самые различные материалы − от традиционных до сверхсовременных технических средств, вплоть до компьютеров и лазеров. Его приемы широко применяются при организации выставок, ярмарок, дискотек, в оформлении площадей, парков, общественных интерьеров. Кинетизм стремится к синтезу искусств: движение объекта в пространстве может дополняться освещением, звуком, светомузыкой, кинофильмом и другими эффектами.

Очередным изобретением явилось самоубийственное или самоуничтожающееся искусство. Двигающееся устройство из колес, шестеренок, массы различных деталей работало некоторое время, а потом в одночасье загоралось, а затем расплющивало себя молотками, которые входили в комплект конструкции. Приемы самоубийственного искусства распространились на книгопечатание: выпускались альбомы с репродукциями, напечатанными специальными красками, которые через некоторое время бесследно исчезали с листов альбома.

Народное искусство также демонстрировало нам образцы движущихся объектов и игрушек, например деревянные птицы счастья из Архангельской области, механические игрушки, имитирующие трудовые процессы, из села Богородское и т. д.

Представители кинетического направления используют вращающиеся зеркала, различные механизмы, приводимые в движение электричеством, замысловатые устройства из линз, преломляющих направленный на них луч света. Иногда их произведения предстают в виде конструкций из дерева, металла и стекла, как, например, знаменитые мобили американского скульптора Александра Колдера − легкие, трепещущие декоративные формы, связанные проволокой воедино и приводимые в движение с помощью электрического мотора или «оживающие» от колебаний воздуха. Чтобы привлечь внимание зрителей, к некоторым мобилям присоединялись звуковоспроизводящие устройства.

Нередко блеск дрожащих, извивающихся сооружений из нацепленных друг на друга металлических пластинок, обилие зеркал, создающих иллюзию пространства, вызывают не столько эстетические эмоции, сколько эффект головокружения, близкого к обморочному состоянию. Надо отметить, что введение зрителей в трансо-подобное состояние воспринималось кинетистами как своего рода успех. Таким образом художники подчеркивали, как далеко зашел человек в своем стремлении механизировать природу. Кинетизм − отражение нашего века автоматизации, делающего механизм машин все более тонким и забывающего при этом человека. Искусство всегда стремится своими средствами отобразить нашу жизнь. Современный мир техничен, и техника представляется неким новым пространством, возникшим на пути эволюции человечества, через которое ему предстоит пройти. И при этом не потерять себя.

Евгений ТРОСКОТ

При подготовке статьи использовалась диссертация Каринэ Агабабян
«Эволюция и инволюция художественного образа»