Партнеры журнала:

В центре внимания

Что не так, или в поисках идеи эффективного лесопромышленного строительства

Улучшение инвестиционного климата в лесопромышленной отрасли открывает возможности для организации нового бизнеса, а членство России в ВТО будет мотивировать собственников к созданию более конкурентоспособных производств. Однако сама идеология управления инвестпроектами в нашей стране должна претерпеть изменения в пользу более эффективных форм.

Владимир Михайлович Ведерников, директор проектов направления «Строительство предприятий деревообработки» генподрядной компании STEP
Владимир Михайлович Ведерников, директор
проектов направления «Строительство
предприятий деревообработки» генподрядной
компании STEP

У рынка лесопромышленного строительства в России всегда был и есть огромный потенциал для развития. Для этого существует множество объективных предпосылок: рост потребления продукции деревопереработки (как на внутреннем, так и на внешнем рынке), нарастающие экологические проблемы вкупе с существующими проблемами энергосбережения, опасность быстрого истощения невозобновляемых ресурсов, увеличение численности населения с его растущей урбанизацией и пр.

Наша страна обладает огромным сырьевым ресурсом. Проблемы его вовлечения в промышленный оборот существуют, но они преодолимы.

С инвестиционным ресурсом, если не принимать во внимание кризисные периоды, также все в порядке. Наконец, Россия вступила в ВТО. Лесопромышленный рынок на это событие не отреагировал. В ожидании перемен у бизнеса пока вопросов больше, чем ответов. Совершенно понятно, что рост конкуренции неизбежен. Предприятиям с устаревшим оборудованием, как и всей российской лесной отрасли, жизненно важно осуществить кардинальное обновление. Вектор лесопромышленного строительства обозначен: к сырьевому и инвестиционному ресурсам нужно приложить эффективный управленческий.

Зри в корень

В целом практику реализации инвестпроектов на рынке лесопромышленного строительства в России нельзя назвать успешной (разумеется, это субъективная оценка автора публикации). Да, существует статистика, в которой обозначено немалое количество как вновь построенных, так и прошедших кардинальную реконструкцию предприятий. Но, оглядываясь на полученный за годы работы в отрасли опыт и обладая некоторыми познаниями в области лесопромышленного строительства наших партнеров по ВТО, надо отметить явное отставание отечественной лесопромышленной отрасли от общемировых тенденций. Прежде всего в эффективности управления проектами. Более того, с ростом количества реализуемых проектов очевидность низкой эффективности управления понятна уже без какого-либо сравнения с зарубежной практикой. Приходится с сожалением констатировать, что построенные качественно, в заявленный срок и уложившиеся в заявленный бюджет деревообрабатывающие производства - большая редкость для России.

Попробуем оценить очевидные, лежащие на поверхности причины отставания отечественного рынка, понять их характер и предложить пути их устранения. Полагаю, что объективно неустранимых причин для развития отрасли нет: инженерный корпус у нас в стране не хуже, чем за рубежом, научные познания, проще говоря, понимание физики и химии процессов в «живом» производстве,  - на приемлемом уровне. Эти обстоятельства оставляют надежду на ликвидацию отставания и приобретение необходимого опыта.

При внимательном рассмотрении проблем причины низкой эффективности инвестпроектов обнаруживаются на верхних уровнях управления - там, где принимаются стратегические решения.

В первую очередь это относится к инвесторам, принимающим решения о способах реализации своих проектов. Надо признать, что традиционная школа качественного управления проектами в нашей стране не сложилась. В новых экономических условиях прежняя, советская, система уже не работает, новая пока не создана. Российский инвестор в этом смысле безоружен, у него слишком мало опыта. Принимаемые им решения по реализации проекта в деревообработке часто носят неоправданно оптимистический, даже легковесный характер. Возможно, не последнюю роль здесь играет представление о лесопилении или иной форме деревообработки как о понятном и простом деле. К сожалению, зарубежные инвесторы тоже иногда попадают в неприятные ситуации. Случается это, как правило, из-за неоправданно безграничного доверия к российскому партнеру. Но, несмотря на все вышесказанное, я убежден, что вступление новых игроков на такое новое поприще нужно приветствовать, а еще лучше - поощрять.

А будет ли дешевле?

Возведение большинства промышленных объектов в наше время не является сверхсложной инженерной задачей. В лесопромышленном строительстве здания и сооружения возводятся по давно известным строительным технологиям, с применением узлов, конструкций, блоков, панелей и прочих изделий заводской готовности. В сущности, строительный процесс заключается в сборке объекта из этих изделий при помощи мощных машин и механизмов. Инженерная инфраструктура (сети и коммуникации) на первый взгляд тоже проста и понятна. Даже строительство крупного предприятия с этой точки зрения не представляется сложным. Сырье - не проблема, леса в стране много. Может быть, поэтому при формировании инвестпроекта и команды его участников принимаются решения, неадекватные масштабу и сложности задач. Абсолютно правильное желание не тратить лишнюю копейку трансформируется в систему мер избыточно жесткой, не подтвержденной расчетами экономии, что негативно влияет на ход инвестиционно-строительного процесса, а впоследствии и на функционирование нового производства.

Профессионализм участников, привлекаемых для реализации «понятного» проекта, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Логика рассуждений удивительно проста: профессионалы у нас не востребованы - что им тут делать? И так все понятно. Справимся сами - дешевле будет! Оборудование, которым оснащается производство, как правило, импортное, комплектное: комплектуем, договариваясь с каждым производителем напрямую. Основной критерий - цена. Дешевле будет! Технологические расчеты? Зачем? Генерального поставщика попросим (заставим, заработать пожелает - согласится) предоставить схему расстановки оборудования в нужной последовательности. Автоматически получим технологию и планировочные решения. Дешевле будет!

Доставка оборудования? Недорогая логистическая компания справится. Взять «железо» там и привезти сюда - что тут сложного? График поставок к договору, согласованный с производителями оборудования, с графиком строительства и этапов ввода объектов? Сейчас не нужен! Даем базовый график, потом скорректируем. Дешевле будет! Главная задача - максимально быстро подготовить пакет документов для открытия кредитной линии. Нерешенные вопросы и неувязки в проекте откладываем. Время на это есть. Решим после. От дорогих услуг опытных специалистов отказываемся! Сэкономим!

Руководствуясь именно такими - заманчивыми и сулящими полный и скорый успех - идеями, стартуют некоторые российские инвестпроекты. Но как в данном, так и в других похожих вариантах проблемы в проект закладываются уже на начальном этапе. Следует ли ожидать успеха от реализации такого проекта? Увы, нет.

Наши зарубежные коллеги руководствуются простым, но важным правилом: инвестор должен получить не набор зданий и сооружений с оборудованием, а качественный инструмент для ведения прибыльного бизнеса. Сотрудничество инвестора и исполнителя, совместными усилиями добивающихся такой цели, - едва ли не идеал. В Северной Америке, как правило, управление инвестпроектом осуществляется инжиниринговой компанией, которая может взять на себя часть работы по управлению проектом, а может выполнить и весь комплекс работ - от составления ТЭО до запуска завода (в том числе если требуется обучить персонал).

Но на Западе есть множество инжиниринговых компаний, обладающих опытом, наработанным в течение десятилетий. В России же инжиниринговых компаний, оказывающих комплексные услуги, пока единицы. Компетентные, опытные инженеры, управленцы, экономисты, проектировщики, технологи, строители есть, а инжиниринговых фирм, в которых бы их знания и опыт пригодились, - нет. Их услуги попросту не востребованы.

В чем же причины? Рынок так сложился? Законодательной базы нет? Да, и эти факторы тоже надо учитывать. А еще то, что не всякий инвестор решится отдать инвестпроект в чужие руки. Риски финансовых потерь вследствие возможного неэффективного управления «пришельцами со стороны» не лучшим образом влияют на собственников бизнеса и инвесторов. Вынужденно рождаются разнообразные, не самые подходящие схемы управления. Менеджерам привлеченной собранной команды доверяют управлять проектом, управлять бюджетом - нет. В результате страдает эффективность управления, что становится заметным вскоре после начала работ по проекту. В конце концов инвестор или его доверенный человек (группа) вынужденно втягиваются в управление. Обычно у таких людей есть управленческий талант, знание специфики рынка, профессионализм в профильном бизнесе. Но это вовсе не означает, что все эти качества могут быть успешно проецированы на работу по созданию предприятия деревообрабатывающей отрасли. Даже если предприятие построят, будет ли оно эффективно работать? Сможет ли обеспечить возврат в запланированный срок вложенных в него средств?

Другая идея

Наступит время, когда реализация инвестпроекта будет продаваться профессиональными фирмами на рынке как услуга или даже как готовый продукт. Сегодня самая актуальная задача для инвестора - найти такую форму сотрудничества команд - участниц проекта, которая обеспечит его качественную реализацию. В сущности, процесс поиска этой формы сотрудничества вольно или невольно сопровождает большинство проектов и происходит банальным методом проб и ошибок. Но пробы и ошибки дорого стоят! Полагаю, настало время обратиться к инжинирингу - комплексному или, с учетом реалий, частичному, сообразуясь с особенностями и требованиями конкретного проекта.

Чем же отличается инжиниринг от существующих правил комплексного проектирования, управления, надзора, сопровождения проекта от ТЭО до запуска завода? По большому счету ничем! Порядок действий при реализации проекта и там, и там один. Научные методики, на которых основаны технологические, строительные и прочие расчеты, - схожи. Термин «под ключ» всем давно известен. Однако где в России фирмы, организации, предприятия, предоставляющие услуги под ключ? Сколь они востребованы на рынке лесопромышленного строительства?

В первую очередь важно пояснить суть инжиниринга. Форма организации инжиниринговой команды по компетенции, составу, времени нахождения в проекте, экономической целесо-образности оптимизирована наилучшим образом. Участники процесса взаимоувязаны и все нацелены на конечный результат. Есть один управляющий «мозг», гармонично консолидированный (интегрированный) в единую команду, состоящую из профессиональных инженеров, технологов, механиков, энергетиков, строителей.

Осознанная необходимость

Инжиниринговая компания, которая специализируется на оказании всего комплекса услуг при реализации проекта (ТЭО, проектирование, поставка оборудования, управление строительными работами, монтаж, пусконаладка, подготовкой персонала, запуск - вплоть до выхода предприятия на проектную мощность) либо части этих услуг, и есть тот самый «мозг», о котором мы говорили выше. Успех проекта - главная цель инжиниринговой компании, эффективное управление проектом - это ее единственная работа, это ее хлеб!

Прежде чем предложить практику внедрения инжиниринга, следует понять, какова цена вопроса. Надо хорошо понимать, что качественная работа не может стоить дешево. Заказчик получает качественный продукт в рамках заявленного срока и бюджета. Самое главное - сравнение затрат на конечной стадии проекта неоспоримо в пользу инжиниринга. Рассмотрим в общих чертах пример реализации гипотетического инвестиционного проекта. Допустим, его инвестиционная привлекательность высока. Все его этапы прозрачны, предварительно согласованы, сроки и бюджет определены, финансовое обеспечение стопроцентно подтверждено. Определена идея проекта, назначено руководство, собраны участники процесса. Насколько гармонично увязана общими целями и задачами, их одинаковым пониманием вновь созданная команда, пока не ясно, дело покажет. Итак, работа закипела. Управляющий центр по ходу корректирует план-график процесса, т. к. изначально он был сформирован в общем виде. Разрастающийся строительный процесс обнаруживает все больше проблем. Вопреки стараниям и желаниям команды формируется серьезнейшая проблема - невозможность гармоничной интеграции основных процессов: строительства зданий и сооружений, инженерной инфраструктуры, прихода и складирования оборудования, его монтажа. Все это значительно увеличивает расходы на проект. Кроме того, выясняется, что цели проекта, преследуемые инвестором, почему-то не всегда совпадают с целями некоторых привлеченных участников. В ходе жарких дискуссий по этому поводу выясняется удивительная для этих сторон истина: да, цели разные! Причем, объективно! Выясняется много других удивительных вещей, также не улучшающих инвестиционно-строительный процесс. А поскольку его уже не остановить, т. к. точка возврата давно пройдена и потрачены большие деньги, работа над проектом вынужденно, с надрывом, с героическими усилиями продолжается. К середине проекта, чуть раньше или чуть позже, выясняется, что заявленных на проект денег не хватит. Начинается борьба за спасение проекта. Затягивание сроков запуска - очень дорогое удовольствие. Задержки выплат негативно сказываются на работе субподрядчиков, прочего персонала. И без того невысокий их профессиональный уровень (помните: «Дешевле будет»?) понижается вместе с зарплатой. Бывает, что проект начинают одни люди и команды, а заканчивают совсем другие. В итоге  - потеря в качестве, которое придется впоследствии восстанавливать. За дополнительные деньги, разумеется. Стройка затягивается - расходы растут. Время - деньги!

Но рано или поздно любая стройка заканчивается. Объект в определенной степени готовности свежевыкрашен, сверкает огнями, наряден. В присутствии высоких гостей режется на сувениры красная ленточка, провозглашается запуск предприятия, взлетают в воздух разноцветные воздушные шарики, радостные лица украшают праздничное действо. Довольные участники проекта искренне поздравляют друг друга с успехом. А потом... Гости разъезжаются, а инвестор (собственник, заказчик) остается один на один со своим объектом, и «битва» за живучесть проекта продолжается.

Задержка ввода предприятия в строй обычно сопровождается проблемой наперед выбранных денег, поэтому «неожиданно» возникает нехватка оборотных средств. И это при насущной необходимости запускать производство, устранять недоделки, обучать персонал, покупать сырье и расходные материалы, наконец, выплачивать проценты по кредитам. В результате выход на проектную мощность отодвигается на более поздний срок, предприятие работает в рваном режиме, часты аварийные простои, медленно снижается процент брака, причем не в последнюю очередь из-за неподготовленного персонала, который к тому же «потек» - зарплата не устраивает и т. д. и

т. п. Картина, которую нарисовал автор публикации, увы, типична для российской действительности.

И автор статьи искренне убежден: инжиниринг - вот путь к решению многих описанных проблем.

В нашей стране рынок инжиниринговых услуг пока не может похвастать масштабами, но он постепенно растет, тем более что спрос на услуги инжиниринговых компаний есть.

Идея, как говорится, витает в воздухе. И надо делать решительные шаги для ее реализации. Полагаю, первый такой шаг должны сделать инвесторы. Смело доверить свой проект инжиниринговой компании - действующей, сборной (под проект, сформированной под собственным крылом) или опытной зарубежной фирме. Те, кто реалистично оценивает будущее промышленного строительства, в том числе в деревообрабатывающей отрасли, понимают: оно невозможно без широкого внедрения инжиниринга. Подтверждение тому - общемировая практика реализации инвестпроектов, личный опыт автора этих строк и его коллег из многих российских компаний.

Итак, несколько выводов по теме публикации:

● Решение о запуске инвестпроекта должно быть основано на тщательных расчетах опытных специалистов. Увы, нередка ситуация, когда российские бизнесмены, обладая свободными средствами или имея положительную кредитную историю, недолго думая, вкладывают немалые деньги в создание предприятий в той сфере, о которой имеют либо слабое представление, либо никакого (в нашем случае речь идет о деревообработке). То же касается ситуации, когда в распоряжении бизнесменов есть производственные площади и корпуса от давно «умерших» предприятий, которые пытаются приспособить для нужд новых деревообрабатывающих производств. И получается так: в старые заводские стены завозится новое дорогостоящее оборудование, купленное хозяевами исходя из своих представлений о предприятии деревообработки, нанимается персонал, тратятся огромные средства, а проект оказывается... провальным. Попытками привлечь на этой стадии проектировщиков, технологов - словом, специалистов дело уже не поправить.

● Дешевых проектов не бывает. Объем «сэкономленных» средств значительно - в десятки раз - меньше финансовых потерь от эксплуатации построенного задешево производства.

● Экономить на приобретении основного и вспомогательного оборудования, оснастки и инструмента - себе дороже. Отдачу от проекта можно получить только при эксплуатации надежного высокопроизводительного оборудования, использовании современных технологий и управлении всеми процессами производства с помощью автоматизированных систем и программного обеспечения.

● Экономить на обучении персонала крайне невыгодно. Потери от простоев из-за брака намного превосходят затраты на обучение (подсчитайте, сколько стоит снижение брака только на 2-3 % при мощности в 100-200 тыс. м в год, не говоря о предприятиях мощностью 400-500 тыс. м). На этапе запуска предприятия брак снижается со 100 % , производительность растет с 0 %. Насколько быстро пойдут оба этих процесса - зависит от квалификации персонала.

В свое время за рубежом прошли непростой путь к признанию важности инжиниринга в обеспечении эффективности при реализации инвестиционных проектов в различных отраслях экономики. Мы в начале этого пути, наша задача пройти его как можно быстрее.

Владимир ВЕДЕРНИКОВ,
директор проектов направления
«Строительство предприятий деревообработки» генподрядной компании STEP

 

Владимир Михайлович Ведерников родился в 1953 году в Иркутской области. С 1974 по 1979 год обучался в Иркутском политехническом институте по специальности «электропривод и автоматизация промышленных предприятий». В 1989 году окончил Ленинградский технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности по специальности «инженер-механик».

Работал на руководящих должностях на таких крупных предприятиях, как Братский лесопромышленный комплекс (г. Братск, Иркутская область), «ЛВЛ-ЮГРА» (г. Нягань, Ханты-Мансийский автономный округ), ООО «МЛТ» (г. Торжок, Тверская область), Сокольский плитный комбинат (г. Сокол, Вологодская область).

С 2011 года занимает должность директора проектов направления «Строительство предприятий деревообработки» генподрядной компании STEP.