Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Что, где, когда в лесной отрасли

V Пленум ЦК Лесного профсоюза РФ подробно обсуждается в отраслевой прессе. Это и понятно. На пленуме рассматривались животрепещущие для лесной отрасли вопросы: выполнение отраслевого соглашения по ЛПК, проект нового соглашения на 2009-2011 годы, состояние правовой работы, ход колдоговорной кампании, социально-трудовое положение работников лесных отраслей в современных условиях. Сегодня мы публикуем мнение по поводу самых злободневных вопросов, стоящих перед теми, кто развивает отрасль и уверен в позитивном решении многих проблем, председателя лесного профсоюза России Валерия Николаевича Очекурова.

В первую очередь хочется сказать о том, какой мне видится лесная Россия в целом с позиции человека, возглавляющего отраслевой профсоюз. Организационный этап реформы практически завершен: лесхозы упразднены, вместо них в сводках фигурируют лесничества и лесопарки, ГУПы, ОГУПы, автономные учреждения. Им, с федерального на региональный уровень, переданы полномочия по охране, защите и восстановлению лесов.

Наломали дров...

К сожалению, численность работающих значительно сокращена. Допустим, в Красноярске вместо 88 лесхозов в муках родилось 61 лесничество; в Новосибирской области от 49 лесхозов отпочковали 26 лесничеств; в Республике Чувашии потеряли рабочие места более 1200 человек; в Республике Северной Осетии − Алании из 12 лесхозов сформированы 6 лесничеств; в Ивановской области потеряна почти тысяча рабочих мест. В общем, наломали дров, проехались катком по тем, кто послабее.

Новоиспеченные хозяйства пытаются наладить деятельность в непростых финансовых условиях. Они подолгу дожидаются обещанных федеральных денег на выплату выходных пособий сотрудникам, попавшим под сокращение. Месяцами не решаются и иные организационные вопросы, больно бьющие по живым людям. Возможности выхода на рынок ГУПов, по оценке профессионалов, минимизируются отменой конкурсов на предоставление в аренду лесных участков. Очевидно, что аукцион сможет выиграть далеко не каждое ГУП. Малый бизнес оказывается вне игры, с богатыми и сильными ему трудно тягаться.

Правительство продолжает стимулировать развитие отечественной лесопереработки повышением экспортных пошлин на вывоз кругляка. Но это пока мало меняет обстановку в регионах. Особенно в сибирских, которые по-прежнему страдают от недостатка лесовозных дорог и износа техники у большинства компаний. Реформа дала пока лишь надежду поправить дела. Кстати, несмотря на все запреты, по официальным данным, почти на 10 % вырос реальный экспорт необработанной древесины. В структуре валютной выручки продолжает преобладать кругляк, на который в 2007‑м приходились 47 % стоимости поставок на внешний рынок древесины и изделий из нее. Доля пиломатериалов − 37 %, объем вывоза древесных плит (фанера, ДСП, ДВП) не превышал 12 % совокупного экспорта.

Одной из серьезнейших проблем является недостаток лесовозных дорог, в первую очередь круглогодичного пользования, что является причиной низкой рентабельности лесозаготовок, приводит к сезонности, отвлечению оборотных средств на создание межсезонных запасов.

Сегодня 70 % расчетной лесосеки недоступно для лесорубов. По оценкам специалистов, для освоения сырьевой базы необходимо построить 12,5 тыс. км лесных трасс. Нынче ежегодно их появляется в среднем 200-300 км. Таким образом, при сохранении теперешних темпов задача будет решена не ранее чем через 40 лет! Этот тяжелый камень, уверен, можно сдвинуть только в рамках частно‑государственного партнерства. Сооружение автомобильных дорог общего пользования должно финансироваться за счет бюджетных средств, локальными ответвлениями предстоит заниматься самим лесопользователям. Еще предстоит бороться с нелегальным оборотом леса, повсеместной сертификацией лесов по международным стандартам. Важно наконец сделать шаги по социальному обустройству лесных поселков, чтобы человек не чувствовал себя временным квартирантом в «зеленом доме». В общем, задач стоит множество, и надо начать их решать.

Лесной кодекс − реформа буксует

Меня не может не волновать, что до сих пор не стихают споры по поводу содержания нового Лесного кодекса. Профсоюзы четко и не раз выражали свое негативное отношение к «недопеченной Лесной конституции». Однако что произошло, то произошло. Поэтому неразумно сейчас становиться в позу обиженных и уходить от конкретной работы даже в тех жестких рамках, в которых оказались тысячи людей. Неразумно и бесполезно.

Расхлебывать не нами заваренную кашу приходится лесникам. Отсюда вытекают стратегия и тактика сложнейшего момента российской лесной истории.

Возможности совершенствовать кодекс существуют. В конце апреля в Госдуме прошли второе чтение поправки, и тот, кто заинтересован в восстановлении справедливости, должен активно участвовать в законотворческом процессе. Практика, к счастью, показывает, что имеются регионы, где хозяйственные руководители совместно с профкомами заблаговременно начали подготовку к реорганизации в лесном хозяйстве и теперь могут, хоть и не без напряжения, обеспечивать ритм «зеленого» конвейера.

Одним из актуальнейших моментов является составление, обсуждение и принятие Лесного плана. Это план развития, план перспектив лесного комплекса региона на предстоящие 10 лет. Всю работу следует вести в тесном взаимодействии с профсоюзными и другими общественными организациями. Как наметим цели, как отшлифуем механизм, как начнем его раскручивать до конца 2008‑го (момента защиты и принятия плана), так и будут чувствовать себя наши люди в обозримом будущем.

Создается законопроект о введении в России лесного фермерства. По мнению авторов, введение статуса фермерства поможет развязать многие узлы, завязанные Лесным кодексом. Дело совершенно незнакомое, но, полагаю, у него неплохое будущее. Практика зарубежных лесных стран показывает пользу такого поворота. Если, конечно, поворачиваем с умом, все просчитав и видя перспективу.

Говоря о ситуации в лесном хозяйстве в целом, как отмечалось на Лесной коллегии МПР, следует разделить Россию на несколько групп. Первая, самая малочисленная, − города и веси, где реформа осуществляется более‑менее благополучно, практически нет потерь рабочих мест, отмечается рост денежного довольствия. Вторая − там, где происходит значительное сокращение численности рабочих мест, налицо невыплаты зарплаты и ее задержки. Третья − это лесная глубинка, где реформа буксует вообще по всем показателям. К вышеперечисленным бедам добавим вымирание поселков бывших лесхозов. Последствия грозят оказаться тяжелейшими, ведь гибнут поселко­образующие предприятия.

Равнение на Марий Эл

К счастью, есть примеры, когда реформы, при всех их недостатках, уже работают. Возьмем для примера тандем Минлесхоза Республики Марий Эл и рескома профсоюза. Подготовка к перестройке здесь началась за два года до принятия Лесного кодекса. В коллективах разъясняли суть возможной реорганизации, думали о создании объединенных профкомов, заключении единых коллективных договоров, сохранении социально-трудовых гарантий и льгот.

Еще в декабре 2006 года на заседании президиума рескома обобщили практику учреждений лесного хозяйства и профкомов, рекомендовали командирам не ломать все через колено, обеспечить максимум рабочих мест, не допускать нарушений ТК. Тут же приняли решение: в преддверии разделения лесхозов и образования новых юридических лиц на правах преемственности создать объединенные профкомы; на собраниях (конференциях) во вновь образованных обществах с ограниченной ответственностью избрать цеховые комитеты; ввести их представителей в состав профкома объединенной профсоюзной организации, а также заключить единые колдоговоры.

Все подготовительные мероприятия проводились под непосредственным контролем рескома. В помощь первичкам и кадровикам распространили образцы проектов приказов, выдержек из законодательных актов, памятки по соблюдению законодательства при проведении организационно-штатных действий. Результат налицо. 21 лесхоз с общей численностью 1769 работающих преобразован в 20 лесничеств, в которых трудятся 655 человек. Параллельно появились 25 лесохозяйственных предприятий − обществ с ограниченной ответственностью, где остались 1040 работников. Не потеряли ни одной организации, не порушили профсоюзное членство во вновь образованных производственных структурах. Зарегистрирована первичка в ГУ РМЭ «Авиалесоохрана».

В течение 2007 года рескомом проводилась постоянная работа по переводу на кассовое обслуживание, что позволило сконцентрировать членские взносы и сплотить единомышленников. Побольше бы таких лидеров, которые не сильны в науке угождать или в искусстве слезы лить, а освоили науку побеждать! Даже через «не могу».

Подотрасли ЛПК завтра

На мой взгляд, не надо строить десятки новых капиталоемких предприятий, продукцию которых некуда будет сбывать. А опасения такие имеются, тем более уже сегодня мы экспортируем свыше 50 % выпускаемой целлюлозы. Совершенно очевидно: мощности по бумаге и картону экономически выгоднее размещать на промплощадках действующих предприятий, способных нарастить собственные мускулы в разы.

Многие продолжают рассчитывать на приход иностранных инвесторов. Ситуацию необходимо рассматривать комплексно, в связке с мерами, предпринимаемыми федеральными властями для роста инвестиционной привлекательности всего отечественного ЛПК. Частный бизнес позитивно реагирует на инициативы в сфере глубокой переработки древесины, что подтверждается существенным увеличением притока капитала. Например, в 2007‑м общий объем вложений в ЛПК вырос на 41,6 % и достиг $2,6 млрд, при том что в 2005 − 2006 годах он не превышал $1,7 млрд.

Однако следует учитывать, что все проекты в конечном итоге реализуются в регионах. Следовательно, от того, как именно там организуют контакт с потенциальными инвесторами, как быстро начнут принимать решения по согласованию проектов, смогут ли предложить привлекательную лесосырьевую базу, зависит судьба начинаний. Иначе они станут «украшением бумаги».

Галочки в отчетах никому не нужны. Нужен реальный прогресс. Его добилась в первую очередь группа «Илим», умеющая заинтересовать иностранных партнеров. Вместе с тем мы знаем, с каким трудом решаются вопросы, допустим, в Костромской области по возведению бумажного комбината.

В качестве разумного сочетания интересов «своих» и «не своих» можно привести пример Карелии. Здесь определены шесть партнеров, которым передано в аренду 80 % лесов. Это позволило заключить взаимовыгодные соглашения на долгосрочной основе. Так, финская компания «СТОРА ЭНСО» имеет несколько леспромхозов, реконструируемый лесоперерабатывающий завод. Согласно задумкам рядом с заводом построят мебельные цеха. Тем самым технологическая цепочка интегрирована от сырья до готовой продукции.

Практически такой же проект осуществляется со шведским партнером − концерном «ИКЕА»: зарождается крупная интегрированная структура со своей лесозаготовкой, лесопереработкой, мебельным конвейером. Подписано соглашение с Банком Москвы на сумму 25 млрд рублей. Предусматривается новоселье для комплекса, куда войдут лесозаготовители, лесопильщики, плиточники. Планируется, что к 2012 году планы воплотятся в жизнь, и тогда республике будет необходимо перерабатывать не менее 11 млн м³ древесины (расчетная лесосека не превышает 9 млн м³). Намечается увеличение закупок древесины в других регионах России и подъем лесозаготовок за счет строительства лесных дорог.

За хорошую работу надо хорошо платить

По данным Росстата, средняя зарплата в лесном хозяйстве − 6125 рублей, что составляет только 45 % от среднего общероссийского показателя! Ненамного лучше положение в целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности (14 056 и 8940 рублей соответственно). Профсоюзы вновь поднимают вопрос о том, чтобы тарифная часть заработной платы была доведена до 65 − 75 %. Одновременно мы обращаемся к Правительству РФ, Госдуме с требованием ратифицировать Конвенцию МОТ № 131 «Об установлении минимальной заработной платы», а также гарантировать безусловное выполнение Конвенции МОТ № 95 «Об охране заработной платы», ратифицированной еще СССР в 1961 году.

При выходе на заслуженный отдых наши требования − установление на данном этапе трудовых пенсий на уровне не менее 40 % от утраченного заработка, а размера базовой пенсии − не ниже прожиточного минимума. Выплаты во внебюджетные фонды − часть зарплаты россиянина и часть общего фонда оплаты труда на предприятии. Выступали и выступаем за отмену единого социального налога (ЕСН), восстановление страховых взносов, перевод социальной защиты работника на страховые принципы, обеспечивающие каждому возмещение потери заработка на уровне не ниже международных норм. Безусловно, должны быть также твердые государственные гарантии сохранности и возвратности пенсионных накоплений.

По мнению ряда специалистов, в связи с постоянным возрастанием доли госфинансирования Пенсионного фонда РФ государству придется пойти и на непопулярные меры. В их числе называются увеличение пенсионного возраста, отмена досрочного выхода на пенсию для граждан, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, отмена досрочного выхода на пенсию для работников вредных профессий, отказ от выплат пенсий работающим пенсионерам с относительно высоким доходом, увеличение налогового бремени на бизнес путем пересмотра или отмены льготной регрессии по ЕСН. Надеемся, что подобного не случится. Иначе неминуем социальный взрыв.

Для лесного хозяйства весьма важно требовать увеличения выделения средств из бюджетов на образование, здравоохранение, культуру и модернизацию на этой основе систем оплаты труда работников организаций, финансируемых из бюджетов различных уровней. Ведь лесники зачастую трудятся на предприятиях, являющихся поселкообразующими.

Профсоюзы на страже труда

Провозглашенные в законе «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» положения, к сожалению, не обеспечены конкретными механизмами реализации. Так, законодательство о регулировании коллективных трудовых споров предлагает громоздкую, несовершенную процедуру объявления забастовки; предусматривает самый длинный в мировой практике перечень видов деятельности, где забастовка вообще запрещена; создает условия, при которых провести легальную забастовку практически невозможно.

Ограничение прав профсоюзов порождает социальное напряжение и крайние формы протеста. Необходимость совершенствования трудового законодательства прежде всего в направлении цивилизованного разрешения трудовых споров на всех уровнях очевидна. Наш профсоюз пережил за последние полгода два больших социальных потрясения. Это события в ООО «Вишерская бумажная компания» Пермского края и ОАО «Волга» Нижегородской области. В первом случае по вине собственников с июня 2006 года образовалась задолженность по зарплате в 28 млн рублей, что и привело к голодовке. В результате совместных усилий ЦК профсоюза и Федерации независимых профсоюзов России Пермскому крайкому профсоюза удалось добиться многого, но пожар не погашен, так как не решен вопрос всех выплат и, главное, трудоустройства бывших работников.

Во втором случае при рассмотрении выполнения колдоговора по разделу «Оплата труда» конференция трудового коллектива приняла практически единогласное решение со знаком минус. Но администрация и собственники смогли оспорить данное решение по формальным причинам. Тогда первичка (председатель − Владимир Николаевич Зернов) обратилась к генеральному директору с предложением сесть за стол переговоров, на что получила отказ. Мало того, те, кто посильнее и понаглее, пошли на совершенно противозаконные меры: были опечатаны помещения профкома и выставлена охрана. Все это как-то сродни приказу самодуристого царя Ксеркса, повелевшего... высечь море.

После решительных мер (обращения к губернатору Нижегородской области, собственникам и акционерам, территориальным и первичным организациям профсоюза с призывом проявить солидарность) удалось-таки провести в ЦК встречу с представителями собственников и акционеров, которые, почувствовав нашу силу, силу единой команды, вынуждены были вступить в диалог. В результате подписано соглашение о поэтапном повышении зарплаты в течение 2008 года в целом на 18,5 %.

Какие можно сделать выводы? События показывают: работодатели пока очень далеки от цивилизованных путей решения спорных вопросов и действуют не по закону, а по понятиям. Вместе с тем обнажились и собственные слабости. ЦК ведь разработал и разослал рекомендации, как поступать профсоюзным органам при возникновении подобных конфликтов. Практика, однако, показывает, что они зачастую оседают в территориальных комитетах, не доходят до первичек, которые затем и страдают. Третий вывод: только вместе, проявляя солидарность, мы можем реально отстаивать интересы своих членов. И это − главное.

Валерий ОЧЕКУРОВ