Партнеры журнала:

Персона

Игорь Орлов: Ставка на ответственный бизнес

Рубрика Персона

Лесосека Архангельской области может обеспечить двукратный рост производства

Лесопромышленный комплекс Архангельской области - стратегический сектор экономики региона. В условиях, когда эксперты все чаще говорят о второй волне мирового финансового кризиса, лес как возобновляемый ресурс продолжает оставаться важной составляющей бюджета не только на областном, но и на федеральном уровне.

Губернатор Архангельской области Игорь Орлов
Губернатор Архангельской области
Игорь Орлов

О том, как региональные власти намерены поддерживать предприятия ЛПК, корреспонденту журнала «ЛесПромИнформ» рассказал губернатор Архангельской области Игорь Орлов.

- Игорь Анатольевич, расскажите, пожалуйста, о соглашении, подписанном правительством Архангельской области и ОАО «Группа "Илим"» в рамках Петербургского международного экономического форума.

- В лесном комплексе Архангельской области три крупных игрока - группа «Илим», группа компаний «Титан» и холдинг «Соломбалалес». Руководство региона сотрудничает со всеми, и свидетельство тому - серьезные соглашения, определяющие стратегические цели, - как наши, так и компаний. Подписанное соглашение стало очередным шагом в развитии многолетних наработок, но вместе с тем это и совсем новый этап: у области новый губернатор, у компании - новые планы, связанные с довольно серьезными объемами инвестиций. Поэтому соглашение, с одной стороны, носит рамочный характер, а с другой - задает вектор взаимодействия.

Мы понимаем цели и задачи, которые ставит перед собой компания «Илим», и очень внимательно следим, чтобы на избранном ею направлении развития бизнеса не оставались неучтенными социальные, экономические и инфраструктурные проекты, которые интересуют регион. Названные аспекты сотрудничества предусмотрены и этим рамочным соглашением, и конкретными проектами.

- С какой целью заключаются подобные соглашения, ведь реализация конкретных задач прописывается в отдельных документах?

- Это генеральный договор. В нем зафиксировано, чего ожидают та и другая сторона от сотрудничества. Такой документ не нацелен на конкретику: сколько денег компания потратит на технологические дороги, сколько выделит для благотворительного фонда. Детали, конкретные цифры всегда зависят от множества параметров, в том числе от рыночных цен на продукцию. Но обе стороны, подписывающие такой документ, должны хорошо понимать: администрация региона берет на себя обязательство оказывать компании поддержку в ведении бизнеса, а компания должна помогать региону в развитии.

- На федеральном уровне активно обсуждается инициатива ввести рейтинг инвестиционной привлекательности регионов, от которого будет зависеть их финансирование. Что можно сказать в связи с этим об Архангельской области?

- Понятно, что вопрос инвестиций и инноваций - вопрос жизнеспособности региона. Но процесс распределения денег по итогам рейтингования мне кажется не совсем объективным. За каждым регионом стоят миллионы жителей. И если губернатор, все руководство региона плохо выполняют свою работу, то попадает в сложную ситуацию весь регион, пострадает много людей.

Впрочем, инвестиционная привлекательность региона зависит от действий не только региональных, но и федеральных властей. Приведу пример: площадь Архангельской области составляет 589 тыс. м2, это огромная территория, для развития которой требуется серьезная инфраструктура, а объем дорожного фонда региона при этом - всего 4 млрд руб. Такой суммы явно недостаточно для того, чтобы обеспечить инвестиционную привлекательность даже одного из районов области, находящихся на расстоянии 500 км от Архангельска, куда не проложены современные дороги. А чтобы построить в этот район дорогу, нужно около 30 млрд руб. У нас немало таких проблем: например, вопросы поддержки и развития малой авиации, по сути, не решаются, энергетика в сложной ситуации, тариф на газ в нашем регионе довольно высок из-за большой инвестиционной составляющей. Но есть и положительные моменты. Если говорить о логистических возможностях области с точки зрения освоения Арктики, они лучшие в стране. Но для развития этого потенциала нужно потрудиться, понимая, что освоение Арктики - это важнейший проект не только для нашей страны, но и для всего мира.

Сейчас правительство Архангельской области ведет ряд переговоров, касающихся проектов в области государственно-частного парт­нерства. Кроме того, есть ряд внутрирегиональных проектов, реализацией которых занимается правительство региона. Думаю, что эти меры в совокупности приведут к формированию нужного инвестиционного климата в регионе.

- Какими инструментами вы готовы оперировать - налоговыми льготами, созданием инфраструктуры за счет бюджета, другими?

- Правительство региона готово предпринимать самые разные шаги. Например, там, где это возможно, бизнесу могут быть предоставлены земельные участки на определенных условиях, также может быть предусмотрено предоставление определенного объема природных ресурсов, который сможет гарантировать работу предприятия, в обмен на инвестиции в экономику. Такая практика уже существует. Но решая вопрос
о гарантиях или преференциях для инвестора, мы каждый раз должны предметно рассматривать ситуацию.

У областного правительства есть немало инструментов, которыми мы оперируем при помощи инвестиционных фондов или государственных гарантий. Однако до сих пор в регионе этот инструментарий был недостаточно эффективно задействован. Нам нужно заново оценить ряд возможностей для привлечения инвесторов - в том числе при поддержке федерального правительства. Для бизнеса может немало значить простое понимание, что за его приходом в регион не последует «отстегивание» денег на дороги, детские сады или проекты, которые особо курирует правительство.

- Каково ваше отношение к государственно-частному партнерству?

- Считаю, что это прорывная экономическая технология. Однако когда речь идет о больших проектах, у всех участников должно быть четкое понимание сроков окупаемости проекта. Именно в этом смысл ГЧП для государства: если мы беремся за проект строительства дороги, то имеем в виду, что она нужна нам сейчас. Если строить без частного инвестора, только с помощью бюджетных ассигнований, то процесс займет 20 лет, а дорога нужна через два года.

Бизнес заинтересован в партнерстве с государством. Могу сказать, что обсуждение проектов ГЧП мы уже ведем, по ряду проектов есть протоколы о намерениях, и я думаю, что в течение года Архангельская область подпишет ряд соглашений.

- Недавно руководство Респуб­лики Карелии обнародовало данные, из которых следует, что лесопромышленный комплекс этого региона убыточен. Что можно сказать об ЛПК Архангельской области?

- У нас такой проблемы нет, наш ЛПК чувствует себя вполне комфортно. Другое дело, что сейчас необходимо работать над тем, чтобы лесной фонд стал возобновляемым ресурсом не на словах, а на деле. Областное руководство участвует в формировании лесной политики, нацеленной на то, чтобы возобновление лесного фонда шло эффективно. Например, сейчас в регионе строится семеноводческий центр, и мы ведем переговоры о создании еще одного.

Расчетная лесосека в Архангельской области составляет около 20-23 млн м3 в год. Фактически выбирается чуть больше 11 млн, то есть 50-53%. Получается, что у нас есть богатые возможности для развития ЛПК, но при этом нужно сделать так, чтобы в будущем наши заводы и комбинаты не остались без источника ресурсов. Конечно же, опыт, даже негативный, который сейчас имеется в России, мы учитываем и стараемся на нем учиться, взаимодействуем с Рослесхозом, с крупными компаниями, которые работают в лесной промышленности.

- В начале лета вы согласовали переброску в ХМАО архангельских парашютистов из отряда по борьбе с лесными пожарами. Означает ли это, что ресурсов для защиты своих лесов у регионов в избытке?

- У нас сегодня 86 обученных парашютистов - это хорошая команда. Но хватит этого количества огнеборцев-десантников для защиты наших лесов или не хватит, зависит от гораздо большего числа факторов, чем просто их количество. Главное - мы должны своевременно и адекватно реагировать на факт возникновения пожара. Для этого необходимы хорошая система мониторинга и мобильные группы, чтобы тушить огонь в первые же сутки возгорания. Если не сделать этого, ущерб от пожара может возрастать ежечасно и достигнуть тысяч и миллионов рублей.

Что касается отъезда 25 человек - для этого решения есть несколько причин. Во-первых, люди должны учиться и нарабатывать опыт. Во-вторых, обязательно надо было помочь коллегам в Ханты-Мансийском округе, у них ситуация была критическая, справиться с ней можно, только совместно борясь со стихией. Если у нас будет подобная ситуация, я уверен, нам тоже помогут.

- В 2011 году Рослесхоз начал переоснащение пожарных частей, которые борются с лесными пожарами. Какова доля Архангельской области в этой программе?

- Мы получили более 90 единиц техники, оснастили семь пожарно-химических станций, подновили свои авиационные ресурсы, провели обучение пожарных и учения совместно со специалистами из Республики Коми, создали единый лесопожарный центр. Все это сделано в том числе и за счет ресурсов, предоставленных федеральными властями.

В дальнейшем планируется в отдаленных районах области - Лешуконском, Мезенском, Ленском - разместить дополнительные пожарно­-химические станции, и уже есть договоренности, что федеральная программа финансирования будет продлена. Подразделения, которые разместятся на ПХС, создаются для обеспечения быстроты реагирования на возникающие возгорания, они будут обособленными, поскольку расстояния в этих районах не позволяют оперативно реагировать «из центра».

- Частный бизнес участвует в борьбе с пожарами?

- Безусловно. На базе единого государственного лесопожарного центра, о котором я упомянул, проводится лицензирование специализированных подразделений для ряда частных компаний: обучение людей, подготовка техники, проверка наличия соответствующего обмундирования, системы оповещения и коммуникаций. Этот процесс еще выстраивается, ведется кропотливая работа, но ответственный бизнес подходит к вопросу очень серьезно, понимая, что за безопасностью лесов стоят их производственные ресурсы, работа, а значит, в конечном счете экономика и финансы компаний.

Одно из главных условий лицензирования: подразделение, о котором идет речь, должно быть не просто обученным пожарным отделением. Его сотрудники должны знать, как работать в системе МЧС, единого центра, министерства лесной промышленности, то есть всех структур, которые отвечают за реагирование на чрезвычайные ситуации. В сложной ситуации пожарные команды частных компаний поступают в распоряжение подразделений МЧС.

- По результатам проверки эффективности программы приоритетных инвестиционных проектов в сфере ЛПК объем инвестиций в Устьянский ЛПК вырос почти в два раза, в то время как Архангельский ЦБК недофинансируется. Чем можно объяснить такое «неравенство»?

- В Устьянском районе работает действительно ответственный бизнес, который заинтересован в хорошем стабильном развитии не на год­-два, а на десятилетия. Это люди с хорошим, современным подходом к лесу. Они находят применение и отходам лесопиления, и древесине разного качества, в том числе вовлекают в оборот древесину лиственных пород, а не только супердорогих хвойных. Инвестор вкладывает свои средства в развитие и привлекает государственные деньги.

Сегодня именно в Устьянском районе строится новый семеноводческий центр. Это очень перспективный проект, который создается на средства регионального и федерального бюджетов. Одновременно в районе мы создаем систему дорог и коммуникаций, обеспечивающих эффективную лесопереработку - и вскоре там появится целый ряд новых перспективных и очень современных предприятий, которые будут заниматься переработкой древесины, производством клееного бруса.

Когда бизнес думает о завтрашнем дне, приходят и инвестиции, в том числе и государственные. Сегодня в этом районе увеличиваются объемы государственных вложений именно потому, что там есть ответственный бизнес.

- А какова ситуация на Архангельском ЦБК?

- В этом году на предприятии запланированы качественные изменения: готовится к пуску новая бумагоделательная машина, строится новый комплекс теплоэлектростанции, которая будет обеспечивать нужды и предприятия, и города Новодвинска. С решением задач по энергообеспечению продолжит развиваться производство. Объем инвестиций в модернизацию Архангельского ЦБК оценивается уже минимум в полтора миллиарда, и, думаю, еще будет расти.

- Вопрос с очистными сооружениями на Архангельском ЦБК можно считать закрытым?

- Экология на подобного рода производствах требует постоянного внимания, причем в плане не только должного содержания существующих очистных сооружений, но и поиска новых технологий, новых решений. Если власти региона видят внимание бизнеса к экологическим проблемам, они идут навстречу предпринимателям. Например, Архангельский ЦБК продемонстрировал готовность продолжать снижать выбросы вредных веществ, и ему предоставляются льготные условия. Если будет заметно реальное улучшение экологической ситуации в результате всех этих действий, льготный период для предприятия будет продлен. Можно, конечно, забрать деньги у предприятия в бюджет сейчас через штрафы или платежи, но нужно понимать, что этим мы удлиним процесс создания или модернизации очистных сооружений, что в конечном итоге нанесет региону ущерб неизмеримо больший, чем недополученные бюджетом несколько десятков миллионов рублей. Поэтому мы идем навстречу таким бизнесменам.

- Игорь Анатольевич, наша беседа строится в основном вокруг крупных инфраструктурных проектов, господдержки корпораций. А что можно сказать о среднем и малом бизнесе в регионе?

- Я считаю, что эта сфера пока развита недостаточно. Большое внимание уделялось крупным налогоплательщикам, а в развитии малого и среднего бизнеса мы проявляли заинтересованность недостаточно. Необходимо «обвязать» крупные предприятия услугами малых и средних компаний, и в этой цепочке все участники должны помогать друг другу расти и развиваться. Малый бизнес может предоставлять гигантам целый комплекс услуг, снижая их затраты, создавая работникам более комфортные условия труда.

В Архангельской области есть своя система поддержки малого и среднего бизнеса. Не все получается, но в целом динамика оценивается как положительная.

- Если говорить о высокотехнологичных проектах в ЛПК, как вы намерены решать проблему их кадрового обеспечения?

- Для этого в нашем регионе есть Северный (Арктический) федеральный университет (САФУ), мощнейший научно-образовательный центр.

Что касается профессионального образования, то в этом году власти региона сумели сформировать программу государственного заказа для учреждений начального и среднего профессионального образования, а также провели ряд консультаций с коллективом САФУ, который тоже должен учитывать интересы экономики региона. Я не говорю, что вопрос кадрового обеспечения, в том числе предприятий ЛПК, решен, но мы стараемся сделать ряд шагов, чтобы получить нужные нам кадры.

Перед нами сейчас стоит еще одна большая задача - снизить отток людей из региона. В Архангельской области сейчас растет рождаемость, но одновременно снижается численность населения. И я не устаю повторять: если люди перестанут уезжать из региона, это будет синергетическим эффектом всей работы правительства.

Беседовала Мария АЛЕКСЕЕВА