Партнеры журнала:

Трибуна

Сказ про то, как один экспортер леса лицензию получал

В списке не значится

Жил да был один добросовестный участник внешнеэкономической деятельности, которого будем называть для удобства Заявителем. Имел тот Заявитель земли лесные в аренде и заготавливал балансы хвойные без счету. И вот пожелал как-то Заявитель обзавестись экспортной лицензией, чтобы лес за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство экспортировать и бизнес свой развивать. Но столкнулся с силой непреодолимой, возникшей после вступления России-матушки в ВТО, которого сколь боялись, столь на него и надеялись. Об этом наш сказ и пойдет - как Заявитель препоны административные одолевал, да с басурманами в суде воевал.

Здесь, уважаемый читатель, нам все же придется немного отклониться от повествования в жанре сказки, дабы кратко ознакомиться с теми нормативными документами, что регулируют порядок получения экспортных лицензий. Во исполнение принятых международных обязательств в рамках членства в ВТО Российское Правительство приняло два знаковых постановления. Одно из них установило сниженные вывозные пошлины на лес (Постановление № 756 от 21 июля 2012 года), а другое ввело правила распределения тарифных квот, в пределах которых должны действовать экспортеры (Постановление № 779 от 30 июля 2012 года).

Установление новых «правил игры» преследовало цель не только привести российские реалии в соответствие с международными стандартами, но и наставить на путь истинный тех арендаторов леса, что недобросовестно оплачивали аренду и имели долги перед бюджетом. Для этого в Постановлении № 779 указано, что экспортная лицензия выдается исключительно добросовестным участникам внешнеэкономической деятельности, а именно: либо арендаторам лесных участков, не имеющим задолженности по арендным платежам, либо покупателям леса, заключившим договор купли-продажи с добросовестными арендаторами.

Нашему Заявителю, опытному арендатору лесных участков, казалось, что схема экспорта весьма проста: знай себе обращайся в Министерство промышленности и торговли РФ, подавай нужные бумаги, подтверждай добросовестность и получай экспортную лицензию на вывоз определенного объема леса на основании заключенного внешнеторгового контракта.

Однако в августе 2012 года начался лесной переполох: Рослесхоз в рамках Постановления № 779 составил Список добросовестных арендаторов и передал его в Минпромторг для официального опубликования. Чести попасть в этот важный документ удостоились тогда всего 3350 экспортеров, в то время как большинство предприятий, включая нашего Заявителя, в заветный перечень не попало и попросту оказалось за бортом экспортной деятельности.

Закручинился Заявитель, стал разбираться, что же стало тому причиной, и выяснил, что на день формирования Рослесхозом списка числилась за Заявителем незначительная задолженность по единственному договору аренды, которая к тому же оспаривалась в суде. Поняв, что задолженность эта - единственная помеха включению в список, Заявитель добровольно уплатил в бюджет спорную сумму 14 августа 2012 года. По иронии судьбы именно в этот день Минпромторг опубликовал вышеозначенный список на своем официальном сайте. Увы, Заявитель в нем не значился...

Поначалу Заявитель не придал этому должного значения, полагая, что уж после погашения спорного долга он отвечает всем требованиям для получения лицензии. Однако, обратившись в Управление Минпромторга за лицензией, в ответ услышал лишь: «В списке не значится»... И получил от ворот поворот.

Мотивом для отказа в выдаче экспортной лицензии послужило отсутствие в законе каких-либо процедур по корректировке списка в течение года после его публикации. Иначе говоря, Минпромторг занял такую позицию: если Заявитель не включен в список на момент его составления, независимо от причины он не может претендовать на лицензию до тех пор, пока Рослесхоз не составит новый перечень. А срок тому - год.

Закручинился Заявитель пуще прежнего: казалось бы, причина невключения его в пресловутый список уже устранена, долга перед бюджетом нет, заготовка леса идет полным ходом, а вывезти его некуда - список мешает. Налицо явный пробел в действующем правовом регулировании, создающий лишний административный барьер участникам внешнеэкономической деятельности.

Не пожелал наш Заявитель мириться с такой несправедливостью и отправился искать правды в суде. Однако добры молодцы из Управления Минпромторга отважно сражались, настаивая на правомерности своих действий и упорно повторяя заклинание о списке и отсутствии в нем Заявителя. В частности, позиция Управления сводилась к следующему:

●  при поступлении запроса на лицензию от арендатора лесных участков первым делом проверяется факт включения его в список. Ежели соискателя лицензии в списке нет, управление приходит к выводу, что соискатель может получить лицензию только как покупатель леса, а поскольку среди представленных документов не хватает договора купли­продажи со «списочным» арендатором, то и в выдаче лицензии следует отказать;

●  никакой возможности удостовериться в соответствии соискателя требованию добросовестности, кроме как найти его в списке, у Минпромторга нет и быть не может, а потому все иные доказательства отсутствия долга перед бюджетом - ненадлежащие.

 

Заявитель же, напротив, принялся убеждать суд в явном несовершенстве действующего законодательства, которое ни при каких обстоятельствах не должно ограничивать предпринимательскую деятельность добросовестных соискателей лицензии. Список, созданный как некий фильтр для должников перед бюджетом, не соответствует цели создания, а напротив, даже потворствует злоупотреблениям неплательщиков. Ведь если нет задолженности на момент составления списка, нет и проблем в получении лицензии. И, получив ее, можно целый год не платить за аренду лесных участков и продолжать экспортировать лес. Конечно же, не того хотел законодатель и не затем формировался список важный тот.

Впрочем, недолго стороны судили да рядили: двух заседаний оказалось вполне достаточно, чтобы Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области поддержал Заявителя, указав в решении, что пробел в правовом регулировании не может однозначно трактоваться органами власти против интересов заявителей, а отсутствие возможности корректировать список блокирует деятельность не только тех соискателей, что погасили имевшуюся задолженность, но и тех, у кого она образовалась ошибочно и являлась спорной, а также препятствует деятельности соискателей после реорганизации, смены наименования и в прочих, вполне обыденных ситуациях.

Принятое в пользу Заявителя решение суда было оставлено в силе и апелляционным судом, который отметил, что у Управления Минпромторга имелась возможность убедиться в добросовестности Заявителя иными способами, помимо обращения к списку.

Мораль этой истории в том, что даже самые благие начинания, к сожалению, зачастую превращают рабочие будни в постоянную борьбу с ветряными мельницами, когда правды можно добиться только ломая копья в суде.

Впрочем, результат судебных баталий уже есть, и вполне ощутимый: 5 июня 2013 года Высший арбитражный суд вынес решение № ВАС-4404/13, в котором прямо указал, что невключение лица в список не является основанием для отказа в выдаче экспортной лицензии, а сам список носит лишь организационно-технический характер и непосредственным образом не затрагивает и не ограничивает реализацию права на получение экспортной квоты и разовой лицензии.

Эта позиция уже воспринята некоторыми нижестоящими судами, что уже нашло отражение в судебных актах, принимаемых по названной категории споров. Уж не это ли стало поводом к инициативе Минпромторга внести изменения в Постановление № 779 и вовсе убрать из документа положения о формировании злополучного списка?

На момент подготовки этой публикации проект такого постановления правительства был лишь опубликован на сайте Минпромторга, однако, на взгляд автора, такая позиция является весьма спорной, поскольку сам по себе список отнюдь не плохая идея. Исправить нужно лишь порядок внесения в список оперативных изменений, избавиться от презумпции недобросовестности лиц, не попавших в список добросовестных арендаторов, предоставить органам Минпромторга дополнительные полномочия по проверке отсутствия задолженности - и идея будет работать в интересах как государства, так и добросовестных участников рынка.

По существу, означенная проблема, имеющая абсолютно практическое значение, обусловлена единственным вопросом, на который пока нет ответа в действующем правовом регулировании: можно ли корректировать список чаще, чем раз в год, и если можно, то как? Действительно следует придавать списку такое сакральное значение или же можно, следуя логике ВАС РФ, проверять добросовестность соискателей лицензий и другими способами, например, путем получения в Рослесхозе в порядке межведомственного взаимодействия справок об отсутствии задолженности?

Пока же отсутствие предусмотренных законом полномочий Рослесхоза по внесению в список оперативных изменений, а также механизма по представлению и принятию дополнительных доказательств добросовестности соискателей лицензии в Минпромторге РФ явно ограничивает участие некоторых экспортеров во внешнеторговой деятельности. В большинстве случаев эту проблему можно успешно решать в судебном порядке, что, тем не менее, требует сил и времени, особенно учитывая сохраняющийся инертный и формальный подход к этому вопросу органов Минпромторга.

Как будет развиваться ситуация, покажет время, однако уже сейчас очевидно, что пока законодателем не будут приняты соответствующие поправки в действующее регулирование вопросов экспорта, воз останется на месте и положение экспортеров вряд ли кардинально изменится в лучшую для них сторону.

Игорь ГОРОХОВ, старший юрист
Анастасия КУЗЬМИНА, юрист
Capital Legal Services