Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Статистический дурман

Ошибки в сфере государственного управления лесами

За почти семь лет действия нового Лесного кодекса лесное хозяйство приобрело характерные черты «потемкинской деревни». Данные государственной статистики, выступления многих чиновников, разнообразные планы и программы свидетельствуют о вполне благополучном настоящем и более чем светлом будущем российского ЛПК. В последние месяцы в эту картину благополучия стали вкрадываться тревожные нотки, пока едва заметные на общем фоне официального позитива...

Государственная власть боится признавать наиболее важные и острые проблемы лесного сектора (критический уровень истощения лесов, колоссальные потери от пожаров и болезней, невозможность существования лесного хозяйства как самодостаточной отрасли в условиях нынешнего лесного законодательства и т. д.) и выстраивает всю систему управления лесами на основе мифов и лукавой отраслевой отчетности.

Официально считается, что Россия до сих пор очень богата лесными ресурсами, в том числе древесиной, и у российской лесной промышленности есть колоссальные резервы для роста (с точки зрения обеспеченности сырьевыми ресурсами). Согласно «Ежегодному докладу о состоянии и использовании лесов Российской Федерации за 2011 год», общий средний прирост древостоев на землях лесного фонда составляет 1017 млн м3 в год, в том числе в лесах, которые можно использовать с целью заготовки древесины, - 853 млн м3 в год. По состоянию на 1 января 2012 года расчетная лесосека (допустимый объем изъятия древесины за год) составляла 667 млн м3, объем заготовки древесины по итогам 2011 года - 197 млн м3. Таким образом, по официальным данным, в России заготавливается меньше четверти от того, что прирастает в лесах, которые можно использовать для заготовки древесины, и меньше трети от расчетной лесосеки - официально разрешенного объема рубок. Из этого делается вывод, что лесных ресурсов в России вполне достаточно не только для обеспечения существующих перерабатывающих предприятий и экспорта, но и для значительного роста объемов заготовки древесины. Например, в соответствии с утвержденной Правительством РФ государственной программой развития лесного хозяйства, к 2020 году отношение фактического объема заготовки древесины к установленному допустимому объему изъятия древесины должно быть доведено до 50 %, то есть объем рубок за восемь лет должен увеличиться на две трети.

В реальности же изрядная часть того, что закладывается в основу расчета, - это липа (из-за устаревших на десятилетия материалов по лесоустройству, приписок, ошибок в расчетах и т. д.), и к тому же львиная доля того леса, что можно было бы использовать, уничтожается пожарами, ураганами, ворами, вредителями и болезнями леса. На бумаге леса в избытке - в реальности же доступные леса истощены настолько, что их не хватает даже существующим лесным предприятиям.

Официально считается, что у нас нет серьезных проблем и с лесным хозяйством: государственная статистика не показывает резкого ухудшения ситуации после введения нового Лесного кодекса. Например, по данным Росстата, в 2006 году (это последний год перед принятием кодекса) лесовосстановление было проведено на площади 877,3 тыс. га, а в 2012 году - на площади 841,7 тыс. га, то есть сократилось всего на 4 %. Лесные культуры, по данным Росстата, в 2006 году были созданы на площади 194,5 тыс. га, а в 2012 году - на площади 184,9 тыс. га, то есть площади искусственного лесовосстановления сократились, по официальным данным, всего на 5 %. Лесных пожаров в 2006 году произошло 32,5 тыс., ими было пройдено 1493,5 тыс. га лесных земель. В 2012 году соответствующие показатели составили 20,2 тыс. случаев (на 38 % меньше) и 2101,2 тыс. га (на 41 % больше). Площадь рубок ухода в молодняках в 2006 году составила 414 тыс. га, а в 2011-м - 356 тыс. га, то есть сократилась всего на 14 %. А площади лесоразведения даже выросли: в 2006 году они составляли 4,8 тыс. га, а в 2011 - 5,7 тыс. га. Другие данные официальной статистики, характеризующие лесное хозяйство, в основном также говорят о его относительном благополучии. Сравнение не отдельных лет, а временных периодов (например, шести лет до принятия кодекса и шести лет после) дает похожие результаты. Примечательно, что эти замечательные (если верить официальной статистике) результаты были достигнуты гораздо меньшим числом людей: среднесписочная численность работников лесного хозяйства, по данным того же государственного доклада, сократилась с 176 868 человек в 2006 году до 67 400 человек в 2011 году.

Примерно такая же ситуация с показателями, характеризующими леса. Согласно «Ежегодному докладу... за 2011 год», количество лесов, образованных хозяйственно-ценными породами, в последние годы только растет. Сосновых лесов на землях лесного фонда было в 2005 году 117 295 тыс. га, а в 2011 году стало 120 065,4 тыс. га; еловых было 76 417,7 тыс. га - стало 77 793,2 тыс. га, лиственничных было 264 269,9 тыс. га - стало 275 842,4 тыс. га; высокоствольных дубовых было 3611,9 тыс. га - стало 3673,5 тыс. га, и т. д. С общими площадями лесов, запасами и приростами дело обстоит, по данным госдоклада, еще лучше: в 2003 году площадь лесопокрытых земель (лесного фонда и других) составляла 776 144,6 тыс. га, а в 2011 году увеличилась до 797 136,8 тыс. га; общий запас древесины был 82 130,0 млн м3 - стал 83 386,3 млн м3; ежегодный средний прирост был 1,14 м3 на 1 га - стал 1,28 м3 на 1 га. То есть леса, по официальным данным, не просто растут и множатся, а с каждым годом делают это все быстрее. Соответственно, и расчетная лесосека в 2006 году, перед введением нового кодекса, составляла 531,7 млн м3, а в 2011 году - уже 668,7 млн м3. Объемы заготовки древесины за то же время увеличились со 161,8 млн м3 до 196,8 млн м3, то есть расчетная лесосека увеличивалась даже быстрее, чем объемы заготовки древесины.

То же самое с незаконными рубками. Официальные данные по ним не публикуются, но иногда проскальзывают в разных документах. Например, в пояснительной записке к законопроекту № 168903-6 «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации» (в части совершенствования правового регулирования учета заготовленной древесины) говорится, что «по статистике, объем незаконно добываемой древесины составляет более 1 млн м3 в год». Миллион кубометров в год - это примерно полпроцента от объемов законной заготовки; при такой доле незаконных рубок Россия входила бы в число стран, наиболее благополучных в отношении незаконных рубок. Законопроект в качестве меры борьбы с незаконными рубками предлагает введение системы контроля оборота круглых лесоматериалов. Если бы доля незаконно заготавливаемой в нашей стране древесины действительно составляла полпроцента, эта мера могла бы быть более или менее адекватной (собственно, при такой доле ворованного леса можно было бы и вовсе обойтись без совершенствования правового регулирования). Но реальные масштабы незаконной заготовки экспертно оцениваются в 20-25 % от объемов законных рубок, то есть они составляют не тот миллион кубометров, который был зафиксирован в упомянутой выше записке, а 40-50 млн м3, а по некоторым оценкам, до 70 млн м3 в год.

Масштабы лжи иногда в той или иной степени признаются на официальном уровне, но обычно ненадолго и без серьезных последствий. Например, один из бывших руководителей Рослесхоза А. И. Савинов в интервью «Российской газете» в сентябре 2009 года заявил, что «нелегальная заготовка древесины в России составляет от 25 до 30 млн м3, данные не­официальные, но, по нашим оценкам, весьма похожие на правду». Его тогдашний заместитель В. Н. Масляков, выступая на Всемирном лесном конгрессе в октябре 2009 года, сказал, что «объемы незаконных рубок леса в России, по разным оценкам, составляют 15-20 млн м3 в год».

С тех пор масштабы незаконных рубок только выросли (это признается даже в правительственных документах, например, в процитированной выше пояснительной записке), и непонятно, каким же образом они теперь составляют лишь «более 1 млн м3 в год»... Похожая ситуация и с лесными пожарами: в апреле 2013 года на заседании Президиума Госсовета Президент РФ открыто признал, что данные о лесных пожарах занижались в прошлые годы во много раз, но эти лживые данные за прошлые годы в официальной статистике до сих пор не исправлены, и никто за эту прошлую ложь не привлечен ни к какой ответственности.

По сути, вся отраслевая статистика в очень большой степени лжива и не отражает истинного положения дел в сфере государственного управления лесами. Красивая официальная отчетность и отсутствие качественной информации о реальном положении дел приводят к тому, что реальные проблемы не признаются и не решаются, положение ухудшается с каждым годом, а лесная отрасль заходит все дальше в тупик, из которого выбраться уже весьма непросто.

forestforum.ru