Партнеры журнала:

Эксклюзив

Жизнь образа за пленкой восковой

Энкаустика

Живописные работы, выполненные в технике энкаустики, прежде всего отличает цветность, насыщенность красок, глубина и прочность. Древние методы энкаустики позволяют сохранить цельность полотна долгое время, открывают художникам новые творческие горизонты для изобразительных экспериментов в области станковой живописи. Тем не менее, по словам Валентина Рещикова, в настоящее время техника энкаустики распространена мало, так как является чрезвычайно трудоемкой и сложной. Но тому, кто выжигает полотна не только руками, но и сердцем, энкаустика открывает свою великую тайну…

Энкаустика (ένκαυστική (encaustike) от греч. encaio − жгу, выжигаю) − древний вид искусства выжигания изображения восковыми красками с помощью различных металлических инструментов. Восковая живопись зародилась более 2500−3000 тысяч лет назад в Древнем Египте, где изображение лица и тела умершего человека выполняло ритуальную функцию перехода души в загробный мир. Наличие такого изображения в гробнице оберегало умершего, как бы провозглашая его новый духовный статус перед пантеоном богов.

Аналогичную функцию выполняли ритуальные предметы, которыми умерший человек пользовался при жизни, а также иногда и близкие люди, члены семьи (жены), воины и рабы, порой заживо захороненные вместе со своим господином.

Новейшая история энкаустики берет начало с момента археологического открытия египетских мумий, найденных в 1880 году в окрестностях оазиса Фаюм недалеко от Каира. К ликам каждой из найденных мумий были прибинтованы прекрасно сохранившиеся живописные портреты, выполненные на самом высоком уровне мастерства. Чуть позже эти портреты получат название фаюмских.

Древний фаюм − оазис энкаустики

Фаюмский портрет представляет собой синтез традиций египетской ритуальной живописи и портретной живописи с натуры, существовавшей в Древнем Риме. По-видимому, в древности четыре наиболее развитые цивилизации (Древняя Греция, Древний Рим, Древний Египет и чуть позже Византия) сумели интегрировать в культуру живописи метод энкаустики, которая, по сути, представляет собой эволюционировавшую фреску. Однако материальных объектов, изготовленных энкаустами Древней Греции, обнаружено не было. А вот бесценным доказательством существования египетско-римской школы энкаустики служат как раз фаюмские портреты (около I–III веков нашей эры), выполненные на тонких деревянных досках, покрытых клеевой краской. Подобные портреты в Рим привозил Александр Македонский, их же заказывали императоры Август, Тиберий, Цезарь. Стоимость работы в технике энкаустики в те времена приравнивалась к стоимости целых городов. Об удивительных характеристиках восковой живописи писали известные поэты и историки (Плиний Старший, Павсаний, Витрувий), воспевая живость, «свечение», сияние и объем, «искристость», многомерность, «эмалевый» блеск и несравненную пластичность отделки древних портретов. Контуры изображаемых предметов выглядят объемными, словно «выточенными» кистью-резцом в структуре древесного полотна, поэтому глаз зрителя сразу схватывает не только крупные формы, но и множество более мелких, образованных тончайшими линиями. Некоторые технические описания можно найти у Павсания из Сикиона, которого, наряду с Апеллесом из Колофона и его современником Аристиппом Фивским, считают одним из прародителей техники энкаустики.

Художники того периода, вероятно, экспериментировали с красками при помощи металлического инструмента, известного под названием «каутерий» (лат. cauterium). Он напоминает шпатель, снабженный длинной ручкой и небольшим наконечником в форме ложки. Каутерий нагревался над жаровней с горячим углем, а затем применялся для моделирования восковой поверхности. Помимо каутерия, также использовались цестра и кисть. Создание многоуровневого воскового слоя связано с изменением цветности и различными тональными переходами на картине. Свойства воска и возможность накладывать краску столько, сколько потребуется, снова и снова, позволяли художникам-энкаустам добиваться поразительного сходства цветов и оттенков картины и оригинала, сохраняя совершенную красоту живописной линии.

Фаюмские портреты также украшались и обрабатывались с помощью золота − для фона, диадем и венков, драгоценностей или мелких деталей одежды. Дощечки для картин делались из липы, кипариса, сосны, тиса, кедра и дуба.

Цикл деревянных полотен из Фаюма включает также работы, выполненные в темпере. В этой технике пигменты смешивались с животным клеем, который служил связующим веществом.

Сейчас знаменитые портреты хранятся в лучших музейных коллекциях мира. В России они выставлены в Пушкинском музее изобразительных искусств.

Кроме фаюмских портретов, метод энкаустики использовался при изготовлении настенных декоративных украшений, обнаруженных при раскопках в Геркулануме и Помпее.

«Темнота» Средних веков распространилась и на энкаустическую живопись. Никаких культурных артефактов, доказывающих дальнейшее изучение и развитие искусства энкаустики в этот временной период, у ученых не имеется.

В эпоху Возрождения попытки разгадать тайну энкаустики предпринимал Леонардо да Винчи. Позднее исследованиями этой техники занимались Клодт де Сомес, Башелье, Галлэ, Лоррен, Гуккер, Кросс и Анри, Реквено, Эрнст Бергер, Ганс Шмидт, Фон Кайлюс, Аксель, Фернбах, Шнорр, Роттман, Преллер, В. В. и Т. В. Хвостенко.

Восковое чудо

Живописная техника энкаустики предполагает смешивание светостойких пигментов (растертых полудрагоценных камней и природной охры) в расплавленном воске с последующим нанесением горячих восковых красок на поверхность основы различными инструментами. Краски традиционно состоят из пигмента и воска с добавлением смол. Их разогревают и наносят на деревянную доску или холст. Затем изображение оплавляют с помощью жаровни (необходимая температура для постоянного подогрева − 60−80°C). Для разогрева воска в древности применяли древесный уголь.

Преимущества этой техники в том, что структура полотна становится очень прочной и не подвергается атмосферным воздействиям. У воска не возникает агрессивных химических реакций при взаимодействии с пигментами и грунтовочным слоем, он обладает отражающими свойствами и придает «таинственный блеск».

Опираясь на Плиния Младшего и Витрувия, можно полагать, что существовало две разновидности энкаустики. Иногда красочные вещества, смешанные с воском, накладывались на поверхность при помощи сухой кисти, после чего в дело шел нагретый металлический каутериум. Его жар проникал внутрь, восковые краски сливались и застывали на поверхности. В другом случае восковые краски в жидком состоянии (в результате подогревания или добавки к ним вещества по типу терпентина), наносились кистью так же, как обыкновенные водяные краски. Затем их «сплавляли» и сглаживали. Кроме того, Плиний указывает ещё один способ: − когда мастера использовали цестр (небольшой остроконечный вертел) для нанесения красок на поверхности из слоновой кости.

Дальнейшие разработки древнего метода энкаустики велись многочисленными исследователями на основе анализа сохранившихся античных красок и текстовых фрагментов, содержащих описание этой техники. Ганс Шмидт, к примеру, доказывает, что все исследователи энкаустики, отталкиваясь от текста Плиния, по-разному толковали инструмент (каутерий, цестр, кисть) и материалы (горячие краски, пасты, пунический воск).

В настоящий момент продолжаются прогрессивные разработки античного метода энкаустики, однако в целом энкаустику подразделяют на «горячую» (жирную) и «холодную» (твердую). При горячем способе расплавленную краску, представляющую собой смесь пигмента со смолой (хвойной) или канифолью, горячими кистями наносят на поверхность полотна. После того как краска застынет, толщину фактуры полотна, матовость и блеск можно отрегулировать путем полировки поверхности различными материалами (например, шелком).

Воски, являясь эфирами высших спиртов, отличаются высокой вязкостью, пластичностью и стареют гораздо медленнее, чем масла. Не поддаваясь действию кислот и влаги, восковое покрытие служит великолепным изолятором от нежелательных влияний извне, тогда как масляная пленка способна менять тон, набухать и размягчаться под воздействием влаги. Обволакивая каждую частицу пигмента, воск (в краске) изолирует её от кислорода, который в комбинации с солнечным светом способствует потемнению и выцветанию изображения. Благодаря клеящей способности воска при «вплавлении» обеспечивается надежная связь покрытия с основой. Все эти замечательные свойства, естественно, используются не только в живописи.

Воск издревле известен как реставрационный материал. Традиционное применение глютеней (различных растворов воска) насчитывает не одну сотню лет в искусстве восстановления произведений, имеющих деревянную основу (икон), и картин на холсте. Для реставрации масляных картин используют и «холодную», и «горячую» энкаустику, в зависимости от фактуры полотна и красок. Энкаустические гидрофобные покрытия издревле были в ходу при строительстве кораблей, так как составы с добавлением воска не боятся ни морской воды, ни ветра, ни холода, ни жары. Защитным восковым слоем покрыты культовые предметы из кости и камня, найденные на территории Сибири, в Минусинской котловине. Энкаустическая защита использовалась при строительстве пирамид египетского царства, монументальных скульптур, кораблей.

С помощью энкаустических восковых составов, способных не только защищать от деформаций структуру обработанной поверхности, но и создавать нечто вроде информационно-энергетического барьера, можно ликвидировать оползни, выполнять гидроизоляцию, модифицировать кристаллическую решетку камня. Автор уникального метода спасения камня от грибковой коррозии с помощью воскового энкаустического покрытия − Т. В. Хвостенко. Антикоррозийными составами сейчас также покрываются сооружения из бетона (дамбы), архитектурные конструкции (церкви и разрушающиеся здания Венеции и Санкт-Петербурга). В Москве, такими составами обработаны храм Василия Блаженного, Грановитая палата, Красное крыльцо.

Иконопись в энкаустике

Серьезными исследованиями в области энкаустики, позволяющей работать над глубиной изображаемого образа с особой точностью, занимаются художники-иконописцы. В этой технике написаны древнейшие православные иконы Христа, Богоматери и святых, хранящиеся в собраниях крупнейших музеев и монастырей мира в Киеве, Константинополе, Риме. До X века широкие возможности энкаустики, простирающиеся от лаконичной графичности до насыщенной пастозной живописности, в целом были востребованы иконописцами. Однако уже в VIII–IX веках среди иконописных техник начинает постепенно преобладать яичная темпера. В этот период стиль иконописи схематизируется, канонизируется и унифицируется. В основе церковной интерпретации иконописной техники лежит соотнесенность с первообразом, без которой икона − всего лишь деревянная доска, покрытая красками. Духовная соотнесенность изображенного лика с первообразом достигается через очистительную молитву верующего человека перед образом. В то время церковь стремилась подчеркнуть условный, подчиненный характер иконного образа. Зависимость образа от первообраза требовалось сделать легко постижимой для прихожан, особенно склонных к магическому поклонению ритуальному предмету и относившихся к иконе, как язычник к идолу.

Именно поэтому в этот период мастера при решении творческих задач все чаще обращаются к более сухой, плоскостной и локальной темпере. При этом воск широко используется художниками в работе, о чем свидетельствуют средневековые сборники художественных рецептов.

В XVII веке метод чистой энкаустики вновь привлекает внимание художников и знатоков живописи. Он дает живописцу новые художественные возможности − от почти реальной трехмерной передачи пространства, свойственной масляной живописи, до экспериментирования с бесконечным количеством вариаций графических плоскостных решений, напоминающих работу темперой, тушью или гуашью.

Иконы, выполненные яичной темперой, которая сейчас чаще всего используется иконописцами, быстро тускнеют и теряют эмоциональную выразительность. Существенные деформации обычно происходят уже через восемь-десять лет. Иконы темнеют также из-за того, что покрытия масляными лаками или олифой со временем трескаются и уменьшаются в объеме. Чтобы сохранить иконы, необходимо постоянно поддерживать особый температурный режим, следить за освещением и влажностью, обновлять лаковое или олифное покрытие.

Иконы, написанные энкаустическими красками, остаются яркими и праздничными, «светятся» изнутри. Поверхность такой иконы нагревают, чтобы краски сплавились с воском для образования гладкой, монолитной сверкающей поверхности, которая сохраняет «духовную» чистоту и блеск на века.

Сегодня многие художники, резчики и технологи живописи проводят свои исследования в области энкаустики. Однако результаты этих поисков весьма разноплановы, а сами исследователи часто не доводят процесс исследования до создания цельной технологии.

На настоящий момент известно немного современных живописных работ, выполненных в этой технике. Возможно, Валентин Рещиков в ближайшем будущем как раз предложит взять за основу открытый им метод?

Великий античный философ Сократ считал, что в душах людей якобы находится кусок воска, который у каждого отличается по качеству, и что этот кусок воска − не что иное, как дар памяти, праматери всех муз. Когда мы видим, слышим или мыслим, мы подкладываем этот «воск памяти» под наши чувства и мысли, запечатлеваем их на нем так же, как оставляем след печатью.

Прочнейший восковый сплав, веками сохраняя для человека сокровища культуры, особым способом может передавать духовный опыт человечества подобно тому, как бесценный для нас психический опыт бережно хранится под «восковым» покрытием памяти.

Ольга ТРОСКОТ