Партнеры журнала:

Слово редакции

Весна. Вернулись птицы, тепло ...и пожары

Максим Пирус

Моя жена - человек от лесной отрасли довольно далекий. Зато, как и положено юристу, весьма и весьма здравомыслящий. Поэтому, наблюдая за тем, как я всякий раз сокрушаюсь из-за новых сообщений о горящих лесах, задает простые, но очень правильные вопросы: Почему горит из года в год? Почему никак не разберутся с причинами возгораний (хотя без конца и уверенно говорится, что это, главным образом, бездумное выжигание сухой травы) и не нейтрализуют нарушителей до совершения поджогов? Почему так мало и плохо наказывают даже тогда, когда установлены конкретные виновники? И наконец: неужели у нас в стране НАСТОЛЬКО много лесов, чтобы после ежегодных пепелищ на тысячи и тысячи гектаров заготовителям еще хватало чего заготавливать?

Не знаю, что ей отвечать. Ведь, собственно, беда-то как раз в том, что да - много! Может, только на первый взгляд. Но, видимо, достаточно, чтобы до сих пор не научиться беречь это ни с чем несравнимое, дарованное нам природой богатство. Слишком много, коль скоро от сезона к сезону ведутся разговоры и жаркие споры, закупается спецтехника и тренируются пожарные-десантники, экологи громят пугающей статистикой сухие официальные данные... А огонь и ныне там!

Уже стало недоброй традицией: катастрофой у нас считаются те пожары, которые подбираются прямо к дому. Если же они где-то там, далеко, за Уральским хребтом - это так, невеселая, но просто информация. Что ж, в нынешнем году, похоже, нас ожидает и то, и это: после малоснежной зимы непривычно рано распространившиеся на Дальнем Востоке пожары с приходом тепла стремительно покатились в направлении европейской части России и постепенно осваивают торфяники вслед за лесными массивами.

Признать серьезность масштабов бедствия вынужден был даже министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской (на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС 15 апреля): «Площадь лесных пожаров в России выросла в 2014 году в 500 раз по сравнению с апрелем прошлого года... Сегодня любой разговор, касающийся лесных пожаров, приходится, к сожалению, вести в стилистике сводок с полей боевых действий». Причем увеличились не только площади, но и количество очагов в различных лесных территориях: «В прошлом году на начало апреля было зафиксировано всего десять пожаров. Первый пожар в 2014 году был зарегистрирован в Приморье беспрецедентно рано - 5 января».

Отчего же, в таком случае, спустя три месяца (четвертая часть года, как-никак!) по результатам ведомственных проверок (цитирую) «...только 24 региона России полностью готовы к пожароопасному сезону, частично готовы 25 субъектов...»? Не говоря уже о том, что формулировка «частично готов» (читать: к тушению пожара) мне представляется нонсенсом...

К концу апреля самая напряженная ситуация по-прежнему в Забайкалье и Амурской области, где, по предварительным оценкам GreenPeace, огнем затронуто примерно 400 тыс. гектаров. Официальная сводка скромнее в разы: «На 29.04.2014 г. на территории Российской Федерации действовало 132 лесных пожара на площади 55 112 га, в том числе: 41 пожар на землях лесного фонда на площади 43 311 га (Забайкальский край) и 9 пожаров на землях лесного фонда на площади 3 526 га (Амурская область)». Уже по этой разнице в оценке событий (даже допуская, что истина где-то посередине) можно судить о том, насколько вольно и не слишком внимательно некие ответственные лица обращаются с на самом-то деле страшными цифрами - тысяча гектаров туда, тысяча сюда...

Неужели так будет продолжаться, пока мы - «главная лесная держава»? «Что имеем, не храним, потерявши - плачем», - говаривали наши прадеды. Мы теряем лес, колоссальные площади пригодных для использования земель, попадающиеся на пути огненного вала села и деревни. Теряем людей: достаточно вспомнить ушедшего из жизни буквально на днях начальника Усть-Брянского участкового лесничества Николая Федоровича Грязнова. 23 апреля во время тушения лесного пожара в Хандагатайском лесничестве руководитель операции получил ожоги «средней степени тяжести» (на деле, 60% поверхности тела) и три дня спустя скончался в больнице в Улан-Удэ. Светлая память мужественному профессионалу, который сумел вывести из огня троих своих сотрудников и технику, вот только сам не спасся...

В регионах объявляют режим чрезвычайной ситуации, летят головы «профильных» чиновников - а леса все горят, и горят, и горят. Не знаю, как вам, дорогие читатели, а мне неспокойно. Погода в этом году и дальше обещает быть сухой и теплой, значит, ничто не мешает повторению ситуации 2010 года - и надежды на помощь небес (в смысле, дождей) в борьбе с огнем, увы, больше, чем на способность одолеть его силами людей. При всем моем искреннем и глубоком уважении к ним.

Максим Пирус, главный редактор

 

PS. Пока верстался этот номер, пришла еще одна печальная новость: пожар 29 апреля на армейском складе в Карымском районе Забайкальского края унес жизни десяти человек, еще 27 в сообщении Минздрава обозначены как пострадавшие. Причиной случившегося назван природный пожар...