Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Донос под диктовку

Недавно в Грязовецком районе Вологодской области прогремело судебное дело директора сельлесхоза А. А. Казакова. Начиная с 1996 года его фирма оказывает платные услуги населению, бюджетным организациям и частным предпринимателям. Сутью обвинения стало ценообразование на эти услуги, перечень которых ранее был согласован А. А. Казаковым с главой Грязовецкого муниципального района М. А. Лупандиным. Более того, именно специалисты районной администрации предложили директору сельлесхоза дифференцировать расценки по такому принципу: для населения и бюджетных организаций − подешевле, а для частных предпринимателей, приобретающих лесные делянки с аукциона, − подороже. Сначала такое положение вещей всех вполне устраивало. Но потом грянула областная проверка из КРУ, и именно эту разницу в расценках А. А. Казакову и инкриминировали.

А. А. Казаков

Нужно сразу отметить, что идея оказывать платные услуги была придумана не А. А. Казаковым. Ещё 12 июля 1996 года генеральный директор тогдашнего союза «Вологдамежхозлес» П. Е. Кретов разослал по ведомственным организациям письмо, в котором говорилось: «…учитывая, что лесохозяйственные мероприятия в сельских лесах не финансируются федеральным бюджетом и могут осуществляться только за счет привлечения дополнительных источников, в целях изыскания необходимых средств союз „Вологдамежхозлес“ предлагает провести работу по развитию системы услуг, оказываемых организациям, учреждениям, предприятиям и частным лицам на платной основе». Прилагался к письму и перечень платных услуг, включающих в себя подбор и обследование участков лесного фонда, выписку разрешительных документов на пользование лесным фондом, оформление договора на передачу участков лесного фонда в аренду, утверждение проекта проведения рубок главного пользования и ведения лесного хозяйства на арендуемых участках, составление арендных записок и проектов проведения рубок главного пользования и ведения лесного хозяйства на арендуемых участках, подготовку лесосек под рубки главного пользования… Последующие руководители ФГУ «Вологдасельлес» В. И. Филимонов и С. Н. Панков это разрешение лишь подтвердили своими распоряжениями. Они руководствовались разъяснением Департамента цен Минэкономики России от 27 апреля 2000 года о том, что «лесхозы правомочны взимать с лесопользователей дополнительную плату сверх лесных податей за те услуги по лесопользованию, финансирование которых не предусмотрено ст. 108 Лесного кодекса (действующего на тот момент кодекса. − Прим. авт.)».

«Учитывая, что в указанной статье финансирование затрат на отвод лесосек не предусмотрено, управление лесопользования МПР считает взимание платы лесхозами за этот вид работ правомерным», − подтвердит впоследствии своим письмом от 8 января 2002 года начальник управления лесопользования МПР В. И. Степанов.

И ещё один документ. Цитируем письмо Рослесхоза от 5 мая 2003 года, адресованное Управлению природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Вологодской области: «Рассмотрев ваш запрос о правомерности взимания платных услуг, сообщаем… в соответствии с п. 4 ст. 41, п. 2 ст. 42 Бюджетного кодекса бюджетные учреждения находятся в ведении федеральных органов исполнительной власти, имеют право оказывать платные услуги. Кроме того, согласно п. 1 ст. 161 Бюджетного кодекса, ст. 50, 120 Гражданского кодекса бюджетные учреждения являются некоммерческими организациями и могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит источником достижения целей, ради которых они созданы… Одновременно сообщаем, что Департамент цен Минэкономики своим письмом от 27 апреля 2000 года №  7–430 уже давал разъяснение, что лесхозы правомочны взимать с лесопользователей дополнительную плату сверх лесных податей только за те услуги по лесопользованию, финансирование которых не предусмотрено ст. 108 Лесного кодекса».

Ревизоры из КРУ, очевидно, не были ознакомлены с этими документами, потому как, выполняя проверку, они заявили, что «в том случае, если делянка приобретена через аукцион, арендатор должен заплатить лишь лесные подати и все». В ответ на это А. А. Казаков резонно возражал: «Федеральный бюджет нас финансирует по минимуму, и вся тяжесть по ведению лесного хозяйства тяжким бременем ложится на сельлесхозы. Бюджетники и далеко не богатые сельчане не могут возместить наши затраты по отводу леса, а частный предприниматель-лесозаготовитель, приобретающий лес для получения прибыли, может и должен нести эти затраты».

− А почему у вас такая разница в расценках по отводу лиственных и хвойных пород? − не унимались ревизоры. − Объем работ-то один и тот же!

− Так ведь тогда спроса на лиственную древесину не будет, − отвечал директор. − Предприниматель станет брать только хвойную древесину…

Но с обоснованными доводами А. А. Казакова ревизоры не согласились, и выводы своей проверки отправили в прокуратуру. Заместитель прокурора области старший советник юстиции Н. И. Толстиков 27 июня 2002 года вынес лаконичный и понятный вердикт: «Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Казалось бы, тут и делу конец. Но не все так просто. Против А. А. Казакова в ноябре прошлого года было возбуждено уголовное дело по ст. 285 Уголовного кодекса (злоупотребление должностными полномочиями). Когда корыстных интересов в действиях директора не нашли, его сочли виновным по другой статье − 286-й (превышение должностных полномочий). Старший следователь Грязовецкой районной прокуратуры А. В. Смирнов сумел каким-то образом «разговорить» частных предпринимателей, и в результате этих «доверительных бесед» в кабинете следователя появились несколько заявлений, написанных будто под диктовку, − своего рода доносов на А. А. Казакова.

− Я потом заглядывал в глаза этих предпринимателей, спрашивал: «Ребята, вы что?» − отмечает директор сельлесхоза. − А они отводят глаза и признаются, вздыхая: «Нас заставили». Потом шестеро из них напишут отказные заявления. Но следственную машину уже будет не остановить.

Сам следователь А. В. Смирнов сейчас находится в отпуске, и нам не удалось с ним встретиться. Но А. А. Казакову на его прямолинейный вопрос «За что?» следователь неожиданно признался: «Я выполняю приказание свыше». Возникает вопрос: «Свыше − это откуда?»

Прокурор Вологодчины С. Н. Хлопушин в недавнем интервью областной газете «Красный Север» заявил: «Борьба с коррупцией − одно из основных направлений работы прокуратуры. Уже принято решение о создании в прокуратуре специального отдела по борьбе с коррупцией». И ещё цитата из этого интервью: «К сожалению, ловят чаще „мелкую сошку“, потому и наказания не слишком суровые».

Если следовать прокурорской логике, то А. А. Казаков − «крупная птица», и наказание за его «преступление» должно быть «крайне суровым». В областной прокуратуре по этому делу внятных объяснений нам получить не удалось. А вот руководитель следственного комитета при генеральной прокуратуре А. Быстрыкин в телефонном разговоре с нашим журналистом посетовал, что «следственный комитет при генеральной прокуратуре создан лишь в начале сентября, ему досталось нелегкое наследство и случаев ненадлежащего расследования хватает по всей стране».

Как бы там ни было, но этому конкретному «ненадлежащему» расследованию нужно было сразу же придать «надлежащий» поворот. Выходит, А. А. Казаков виноват лишь в том, что честно исполнял свой служебный долг? Иначе за что же его судят? Ответа на этот вопрос в прокуратуре нам не дали.

Как отметил начальник «Вологдасельлеса» С. Н. Панков, все деньги, заработанные сельлесхозом, заносятся в смету доходов «Вологдасельлеса». Затем эти средства поступают в консолидированный бюджет Вологодской области. И только потом Грязовецкий сельлесхоз получает эти средства по смете расходов при контроле казначейства.

Нужно отметить, что помимо Грязовецкого, КРУ проверило сельлесхозы в Вытегре и Сямже, где были написаны аналогичные акты. То есть, руководствуясь логикой, можно предположить, что если осудят директора сельлесхоза в Грязовце, то подобная судьба постигнет директоров Вытегорского и Сямженского сельлесхозов и волна уголовного преследования может прокатиться по всей России.

Исполняющий обязанности главы администрации Грязовецкого района А. В. Казунин попытался вступиться за А. А. Казакова, оправив 18 мая этого года письмо прокурору Вологодской области С. Н. Хлопушину: «Несмотря на различные реорганизации и недостаточное бюджетное финансирование, лесхоз вносит вклад в экономическое развитие района, стабильно обеспечивая лесопользователей и население лесосечным фондом… Коллектив не ждет бюджетного финансирования и изыскивает возможность заработать, чтобы оперативно решать вопросы по охране и преумножению государственной собственности… Перечень платных услуг, предоставляемых лесхозом, и их стоимость согласованы и утверждены главой администрации района с учетом способности оплаты их населением, сельхозорганизациями и предпринимателями. Считаю, данная политика директора сельлесхоза правильная. Администрация района считает, что директор Грязовецкого сельского лесхоза правильно понимает и исполняет свои обязанности и корыстных целей не преследует…»

Нужно заметить, что первое слушание в суде по делу директора Грязовецкого сельлесхоза А. А. Казакова было перенесено по просьбе помощника прокурора, государственного обвинителя И. А. Пановой. Она потребовала заслушать в суде в качестве свидетелей всех десятерых частных предпринимателей, связанных с этим делом. По непроверенным данным, которые поступили от источника, пожелавшего остаться неизвестным, сейчас на этих предпринимателей, написавших заявление об отказе в иске к директору сельлесхоза, оказывается активное давление со стороны правоохранительных органов.

Свою статью прошу рассматривать как донос на деятельность прокуратуры. Ведь должна же существовать в нашем обществе «гарантия обеспечения правового статуса личности».

Владимир ПЕТУХОВ,
собкор