Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эксклюзив

Где-то в Сибири, под берестяным небом…

Средь избранных дерев береза
Не поэтически глядит:
Но в ней - души родная проза
Живым наречьем говорит.

П. Вяземский

Руководитель творческой мастерской по изготовлению изделий из бересты «Варламов» 10 ноября этого года отметил свой 42-й день рождения. Александр Гаврилович Варламов по гороскопу Скорпион. Несмотря на внешнее спокойствие и самообладание, внутри у Скорпиона все кипит и пылает огнем. Однако этот творческий огонь уже 22 года не только не мешает, но и помогает работе с таким материалом, как береста.

Изделия творческой мастерской «Варламов» сначала цепляют, а потом покоряют своей добротой и спокойствием, некоей даже духовной скромностью и достоинством - качествами, которыми обладает основатель мастерской. Его работы удивляют, притягивают своей замысловатой фактурой, глубоким цветом, манят прикоснуться и вдохнуть аромат солнечной и живой бересты. Наверное, потому что делать изделия из бересты без любви к процессу невозможно.

По словам самого Александра Варламова, это очень тяжелый труд. «Просто лошадиная работа! - с улыбкой восклицает мастер. - А во-вторых, просто творческий эмоциональный труд, как у артистов, актеров. Пока работаешь над изделием, с нетерпением ждешь окончания этой работы, ждешь эффекта, который произведет та или иная новая вещь. Оценка такого скрупулезного труда просто необходима, так как любая творческая работа требует оценки. Если от изделия отворачиваются и не смотрят на него, то руки опускаются. Как же без похвалы работать?»

Руки у Александра Варламова вряд ли когда-то опустятся, стоит только взглянуть на перечень бесчисленных наград, благодарностей, дипломов и грамот. Среди них есть и золотая медаль «За вклад в наследие народов России», врученная в канун празднования 400-летия г. Томска, медаль «За высокий профессионализм и широкий ассортимент художественной продукции с томской символикой», почетный диплом губернатора Томской области...

Большинство эскизов для оригинальных изделий Александр Варламов создает сам, кое-что делают штатные художники. Используют только таежную бересту толщиной от 3 до 8 мм. Благодаря этому изделия получаются прочными, толстостенными и могут не только выполнять декоративную функцию, но и использоваться в быту. При заинтересованном творческом подходе других требований к материалу нет. «Из любого кусочка бересты можно что-то придумать и сделать. Если не получится шкатулка - получится бижутерийная подвеска, не получится ничего - береста перегоняется в деготь. Все равно на пользу. А из сажи можно краску делать».

Берестяной брак с наростами и неровностями на поверхности браком как таковым не считается, все якобы изъяны идут только на пользу рисунку, делая его живым и естественным. В руках у мастера обычно сменяют друг друга нож, ножницы, пара скребков, два-три шила, резак и пробойник. Основной инструмент для работы над прорезной берестой - резак. Пробойники изготовляют из трубок различного диаметра. Трубкам придают разнообразные профили: треугольника, круга, овала, ромба и т. д. Трубки нужно вбить в деревянные рукоятки и заточить с внешней стороны. Чеканы - инструменты для нанесения углубленного рельефа. Их делают из толстого медного прутка или из плотной древесины березы. Чем больше чеканов и пробойников с различной конфигурацией, тем интереснее можно получить рисунок. Шило нужно там, где необходимо нанести пунктирный рисунок или провести линию. Его следует слегка притупить, чтобы оно не царапало бересту.

Но главный инструмент в этом деле - руки. Особенно ценятся те, которые называют золотыми. Думается, у Александра Варламова именно такие.

Время от начала и до конца работы над одной вещью измерить сложно, особенно если вести разговор о каких-то новых разработках, идеях, направлениях.

Как отмечает мастер, «пока шлея под хвост не попала, бывает две-четыре работы идут буквально поточно. Сделал эти работы, разработал, нарисовал, собрал (если собрать не успел - племянник помогает) - выплеснулся. Как пойдет работа дальше - неизвестно, может, вдохновение придет через неделю, может, через две или через месяц, а то и год».

Видимо, «шлея» боится «попадать под хвост» слишком часто, так как работа у Александра Варламова кипит. В сюжетах его работ существа непростые: грифоны, сфинксы, богатыри, языческая богиня Макошь. Последняя серия разработок мастера - «Сказание севера». В ней автор использует «дремучую» бересту, с трудом поддающуюся обработке, имеющую естественные наросты, «шрамы», различные цветовые палитры. Именно благодаря работе с таким материалом изделия получаются колоритными, несущими в себе не только красоту, но и вековую мудрость севера Сибири, мощь и величие сибирской тайги.

После работы необходим и отдых. Для Александра Варламова самый лучший отдых - игра в бильярд, с кружечкой пива, когда можно пообщаться с друзьями.

«Делать изделия с разными рисунками - это несложно, сложно в готовой форме найти изюминку, придать ей новый колорит, новое содержание. Это как в одежде. Сколько у нас мужских костюмов шьют? Классический костюм уже несколько веков пытаются сделать лучше. И каждый дизайнер после создания очередной модели считает, что он добился совершенства. Так же и в моей работе. А повторять одни и те же изделия, меняя птичек на лошадок, лошадок на коровушек, коровушек на зайчиков, мне неинтересно. Хочется новых идей!»

На вопрос, видел ли мастер свои будущие изделия во сне, как видят, например, свои еще не написанные произведения композиторы, Александр Варламов скромно заметил, что он не художник, а ремесленник. Поэтому рисунков он не видит. Может, конечно, «рисунок в лесу карандашом наковырять, два-три орнамента».

Еще в конце 70‑х годов была организована артель «Томский умелец», целью которой было возрождение берестяных промыслов. После службы в армии, в 22 года, Александр вернулся в родной город Асино, где был цех, сотрудничающий с «Томским умельцем». В детстве он часто занимал себя тем, что любил, - рисовать, вырезать по дереву, плести из лозы. Поступив на работу в «Томский умелец», он попробовал себя и через несколько месяцев навсегда заразился любовью к работе по бересте. Он начал работать с подражания известным художникам по дереву, потом стал сам разрабатывать новые творческие направления. Когда человек работает с берестой - береста работает над человеком, совершенствуя его душу, характер и мастерство.

Александр Варламов ездил в творческие командировки на север области, изучал этнографические традиции малочисленных народов, работал с материалами этнографов Томского гос­университета. Уже тогда, наверное, молодой умелец прекрасно осознавал, что ремесленничество предполагает размеренный темп жизни, растворение в каждом орнаменте, в каждом повороте листика или веточки, в светотени неуловимого и хрупкого образа. Кто знает, манили ли юного Александра прекрасные дали и жажда узнать мир? Так или иначе, он осел в Асино, посвятив бересте свою жизнь.

В наше время модным считается другое отношение к жизни. Более привычны сумасшедшие пробки на дорогах, гирлянды разноцветных кафе и ресторанов, доверительные отношения не с природой, а с динамично развивающимися технологиями. В г. Асино население насчитывает всего лишь 25 тысяч человек, а уклад жизни - сельско-деревенский. Этот спокойный жизненный уклад виден во всем. Ни пробок, ни долгого пути на работу, ни позднего возвращения домой. Конечно, у Александра Варламова время от времени возникает желание переехать из Асино поближе к шумной цивилизации, но что-то удерживает... По словам мастера, «цивилизация предполагает флиртовый образ жизни», а это мешает работать.

Работа прежде всего? «Нет, - отвечает Александр Варламов. - Я, как и любой человек, хочу пользоваться результатами своего труда. Когда начинал работать с берестой, хотел всему научиться, стать мастером. Я не без амбиций. Уже 22 года занимаюсь этим ремеслом, теперь уже имя есть, я узнаваем в наших кругах, маленечко имидж есть».

Мастер конечно же скромничает, его узнают уже по его работам и далеко за пределами Асино. В 1997 году им была основана творческая мастерская «Варламов». За десять лет в мастерской было разработано немало интересных изделий. Девушки занимаются сборкой, художники‑мужчины сочиняют новые узоры, кто-то раскраивает и затем штампует рисунки на бересте... Широкую известность получил «стиль Варламова», у него много последователей и продолжателей. И хотя фирма не принимает индивидуальные заказы, но не смогла отказать известному актеру Олегу Табакову - он заказал пятьдесят берестяных футляров для своей книги.

Многочисленные индивидуальные предприниматели, которые трудятся в Асиновском районе и Томской области, находят применение своим способностям, потому что освоили технику сборки изделий, похожих на варламовские. Творения рук самого Александра Варламова давно стали визитной карточкой Томской земли и Асиновского района и приобрели такую же известность в России и за рубежом, как хохломская роспись или палех.

Мастер использует в своем творчестве три художественные манеры, две из которых сильно перекликаются. Первое - это северное направление, выскабливание на красной бересте. Второе - тиснение вперемежку с резьбой, то есть нанесение рисунка и вырезание элементов для создания полной картины. А третье направление - авторская техника Лукмановой, многослойная резьба. Вырезаются несколько листов бересты, получается орнамент, они накладываются друг на друга и получается красивый ярусный орнамент.

Когда Александр Варламов с женой организовал свою мастерскую, оригинальные макеты авторских штучных работ стали оставлять у себя в мастерской, составляя мини-фонд. «Это просто приятно, дома ничего нет из бересты, а в мастерскую прихожу - и они стоят на полочке аккуратненько, радуют глаз, настроение лучше становится. Береста ведь интерьерный материал, чем больше ее в быту, в общении с руками, тем она становится теплее и приятнее. Она теряет только свою товарную яркость, на продаже она еще яркая и контрастная, веселая, но маленечко китайская, китчевая. Когда она дома постоит, с нее сходит этот напыщенный блеск, она становится спокойнее, помягче, поровнее, потеплее, более домашняя».

Береста является воистину уникальным творением природы. Благодаря своим качествам: доступности, эластичности, легкости обработки, прочности, крестьяне испокон веков использовали ее для изготовления предметов домашнего быта. Делали посуду, туеса, шкатулки, люльки для новорожденных, игрушки, короба для сбора ягод и грибов, солили в них рыбу. Также бересту использовали для изготовления дегтя, написания грамот. Охотники Сибири делали ручки для ножей (нож с такой ручкой не тонул в воде, не скользил в руках, не холодил руку зимой). Рыбаки делали поплавки для сетей, знахари применяли ее в лечебных целях. При строительстве избы береста подкладывалась под первый венец дома, чтобы защитить строение от сырости. Сибирские староверы до сих пор используют при возможности только бересту для строительства.

Береста испокон веков считалась уникальным материалом. В посуде из нее хранили молоко, кедровое масло, муку. Береста обладает естественными антисептическими и термоизоляционными свойствами. Хлеб в берестяном коробе долго не черствеет. Считается, что береста понижает давление и снимает головную боль, поэтому заколки, ободки, гребенки и подвески из бересты очень полезно носить.

Заготавливают бересту только в тех местах, где планируются вырубки. Обычно ее снимают с конца мая до середины июня, когда в дереве начинается сокодвижение и кора безболезненно отходит от ствола. В творческой мастерской «Варламов» бережно относятся к материалу, стараются использовать его по максимуму, сводя количество отходов к минимуму. Бересту называют теплым деревом. Даже в холодной комнате она на ощупь очень теплая, потому что обладает огромной положительной энергетикой.

«Золотая медаль конгресса исторических городов и регионов за вклад в наследие народов России» стала для мастера скорее приятной неожиданностью. Более долгожданной и ценной наградой для него станет возможность предоставить таким же ремесленникам, как он, легальную работу.

Проблема, связанная с легальной заготовкой сырья, то есть бересты, по словам Александра Варламова, «серьезная, глобальная и даже мощнейшая». «Новый Лесной кодекс таких изготовителей, как мы, из тайги просто выгоняет, - отмечает мастер. - Мы еще маленько попартизаним, а потом... Ведь по новому закону... Вы можете себе представить заготовителя грибов, который взял в аренду несколько десятков квадратных километров леса, чтобы собирать грибы в одиночку? Я себе такой картины представить не могу. А новый закон вынуждает такое поведение. Мы будем мешаться под ногами у тех людей, которые занимаются лесозаготовками, мы им не­интересны. Мы бьемся на уровне области, чтобы решить эту проблему, везде пожимают плечами говорят, ничего не поделать - федеральный закон.

Проблема состоит еще в том, что мы локальны в масштабах всей России. На сегодняшний день таких промыслов больше нигде нет, они только-только начинают возрождаться, например, в Великом Устюге, на Урале, в Подмосковье, в Кемерово. И это ведь не только мои личные проблемы. В нашем городе Асино, по моим подсчетам, около трех тысяч человек, занимающихся этим промыслом, через мою мастерскую за семь лет прошло порядка пятисот учеников. Из них каждый второй или третий сейчас работает с берестой самостоятельно, кто-то из них сколотил бригады, работают оптом. Такая работа - стабильная статья доходов, и многим она дает хороший кусок хлеба».

Еще три года назад президент Владимир Путин отметил возросшую роль России в международном культурном сотрудничестве. В числе приоритетных направлений такого сотрудничества президент назвал развитие фольклора, национальных ремесел, обычаев. В России уже стал традиционным День бересты, его празднуют 26 июля. А легально работать берестянщикам не дают. Александр Варламов уже пробился в районные депутаты, а решить сырьевые проблемы берестянщиков все равно не смог.

Небольшой сибирский городок, где в свое время развалился большой лесоперерабатывающий завод, постепенно оплетается теплом бересты. Город, начинающий с нуля свою экономическую жизнь, потерял много толковых людей, уехавших в поисках лучшей доли. А Александр Варламов остался. Остался врачевать берестой родные края. Ведь достаточно некоторое время посмотреть на бересту, подержать ее в руках, и нервы успокаиваются, волнение уходит.

С детства мы знаем, что самый ценный подарок - сделанный своими руками. Взрослея, забываем эту простую истину и дарим на праздники бытовую технику, выращенные другими людьми цветы, открытки, текст в которых придуман и написан за нас. Александр Гаврилович, хочется уже назвать этого молодого и скромного человека по отчеству, творит подарки для нас сам, своими золотыми руками.

Сибирь, дремучая и тяжелая, все же тает под руками мастера и его инструментами. Общение с ней непросто и в то же время бесценно важно для мастера. Как не заметить радугу, застрявшую в сучьях голых деревьев, как не улыбнуться холодной речке, увлекающей по своему течению маленькую лодку? Как не посочувствовать одинокому ветру и не выразить все это на тихой поверхности податливой бересты, чтобы эту красоту и мудрость увидели другие? Глядишь, и расплачется Асино от такой красоты, закружит осенними листьями мелодию мастера. И ее услышат другие...

Антонина РОСТОЦКАЯ