Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эксклюзив

Человек и дерево

Две стороны одной Вселенной

Легендарное «древо жизни» и вооруженная «стража» сундука. Северная Двина. Район Борка. 1688 год
Легендарное «древо жизни» и вооруженная «стража» сундука. Северная
Двина. Район Борка. 1688 год

Символ мирового древа - универсальный архетипический образ, трехчастная структура, образующая Вселенную в космогонии и мифологии большинства мировых цивилизаций. С древнейших времен человек развивался неотрывно от окружающей природы, а потому культура древнего племенного образования традиционно характеризуется наличием мифов и ритуалов поклонения растениям, деревьям, камням, горам, дождю, ветру, морю - в зависимости от природного ландшафта, а именно среды обитания рассматриваемой культурной общности. Взаимосвязь человека и дерева, существующая в каждом из нас на глубочайшем бессознательном уровне, сформировавшемся за время духовной эволюции человечества, и сейчас находит различные воплощения как в искусстве традиционных народов, так и в искусстве современных городских субкультур всего мира.

Древесная символика повсеместно используется для маркирования сакрального пространства. Иными словами, каждый раз, когда случается важное для определенной социальной группы событие, совершается ритуал, в котором так или иначе присутствует дерево. Издревле из дерева изготавливают статуи божеств и демонов. Например, для того чтобы вызвать дождь на землю обитания некого племени, страдающего от долгой и мучительной засухи, совершают обряд поклонения древесной статуе, символизирующей природный элемент «вода», - божеству дождя, речному духу или покровителю морской стихии. Дерево традиционно и по сей день используют при совершении погребальных обрядов и всех традиционных ритуалов годового цикла, таких как рождение, посвящение (крещение), инициация (вхождение в период взрослой жизни), свадьба, рождение детей, обретение важного социального или духовного статуса.

Знаковые деревья

Уровни мирового древа Иггдрасиль в скандинавской мифологии
Уровни мирового древа Иггдрасиль в скандинавской мифологии
Ритуальной функцией наделяют знаковые деревья - те, которые символизируют связь между тремя мирами: нижним (миром низших бесформенных существ, или адом), средним (традиционно миром людей) и верхним (миром высших существ, благожелательных богов и божеств). Нижнему, среднему и верхнему мирам соответствуют корни, ствол и крона дерева. Порода дерева, приобретающего онтологический статус знакового, выбирается конечно же исключительно исходя из традиционной среды обитания той или иной культуры. К примеру, у народов Коми знаковыми деревьями считаются сосна (или многоствольный кедр), ель, береза и пихта: «Это хорошо известные в этнографической литературе вожа пу (развилистые деревья), выступающие в фольклоре коми как ярко выраженный символ пограничности с иным миром и переходным состоянием в цикле жизни / смерти человека». Многие вожа пу несут на своих стволах дополнительные знаки в виде вертикальных затесов (лöсас)... либо в виде обрубленных «с остатком» сучьев примерно до середины ствола, как у большой сосны с тремя вершинами над развилкой».

Итак, мировое древо символизирует связь трех миров и трех времен: настоящего, прошлого и будущего. При этом человек с помощью оси мирового древа связан с этим миром и со всей Вселенной и занимает как бы срединную часть, связующее звено, то есть ствол. В славянской Древней Руси (трипольская культура, IV - V тыс. до н. э.) символ мирового древа также играет основополагающую мифологическую и семиотическую роль. Знаковыми деревьями в рамках славянской мифологии были и остаются дуб, береза, ель, сосна и осина. Этимологии слов «сосна» (укр., блр. «сосна»; чеш., слвц., польск. sosna, а также англ. рin - пробойник, болт, ось; нем. pin - штырьковый вывод; франц. pin - сосна) и «пень» (укр. пень; др.-русск. пьнь; болг. пън; словен. раnj, польск. рiеn; санскр. pinakam (ср. р.) - посох, палка, дубина) равнозначны по смыслу и позволяют говорить о том, что именно сосна является знаковым деревом, ствол которого сопоставим с мировой осью. Властительницей мировой устойчивости в русской мифологии издревле является Макошь - богиня космоса и вселенской судьбы. Ее и символизировала на Руси вечнозеленая сосна, древесина которой использовалась для погребальных костров и сакральных ритуалов на кладбищах.

Мифологические представления и обряды, связанные с елью, получили развитие преимущественно у восточных и западных славян (по ареалу произрастания). Для культурной семантики и символики ели существенны ее природные свойства как вечнозеленого, колючего, «женского» и бесплодного дерева.
Береза традиционно считалась этническим архетипическим символом русичей, «русским» девичьим деревом, символизировавшим начало новой плодотворной жизни.

Осина же традиционно символизирует смерть. Ее сок, в отличие от березового, принято использовать как мертвую воду для воскрешения людей и совершения других ритуалов с участием трупов.

Но самое важное знаковое дерево в культуре славянской Руси - это, конечно, дуб. Сложная этимология слова «дуб» (укр. дуб; ст.-слав. дбъ; болг. дъб; словен. dob; чеш., слвц. dub; польск. dab) позволяет филологам сделать вывод, что первоначальное значение, вероятно, «дерево» (в особенности при сравнении с полаб. jabkodab - яблоня). Дуб символически представляет мощное мужское (в противоположность березе) начало, всю силу основания космического бытия. «Царь» Дуб выполняет ритуальные, культовые и магические функции. Именно дуб символизировал трехчастную структуру Вселенной, в особенности если он произрастал на самом берегу океана, окруженный морскими водами, то есть как бы водами мирового океана, из которых была сотворена вся Вселенная.

Ось Вселенной и древо жизни

Перевернутое дерево. Гравюра из книги Р. Флудда «Священная философия и христианская вера». 1626 г.
Перевернутое дерево. Гравюра из
книги Р. Флудда «Священная
философия и христианская вера».
1626 г.
Образ мирового древа - архетипический корень индийской космогонии и мифологии. Частично мы уже затрагивали в нашем журнале (№ 46) этот культурологический аспект мирового древа в статье «Деревянная эстетика Востока». В настоящее время нам важно подчеркнуть, что, являясь проводником между высшим и низшим мирами, ствол древа, или ось Вселенной, - это сфера духовной и культурной деятельности человека, способного развиться до невероятных высот. Как уже вскользь упоминалось, великий индийский философ Будда Гаутама именно под деревом бодхи (древом просветления) обрел истинное знание полного освобождения и также, чуть позже, именно под цветущим деревом малава ушел в паринирвану, то есть окончательно завершил путь мирской обыденной реальной жизни, более никогда не воплотившись в человеческом теле. А потому и сейчас, соприкасаясь с деревом в искусстве, человек способен обрести невероятную гармонию и покой, подарив людям божественную вселенскую красоту.

 В этом контексте особое место занимают творцы, которые работают с цельным природным деревом, минимально деформируя его естественную структуру. И опять же, возвращаясь к глубокой древности, мы обнаруживаем, что священные идолы или тотемы изготавливались из цельного куска древесины как в славянской Руси, так и в других мировых культурах. Например, резные тотемные столбы из цельного дерева со сложной внешней геометрией форм изготавливали коренные жители Америки. Такие ритуальные столбы примечательны растительными, животными и антропоморфными изображениями, вырезанными с внешней стороны в цельном куске древесины. Деревянные выпуклые изображения вступают в строгое динамическое соответствие, и потому зритель, оказавшись возле него, обнаруживает себя в новой пространственной конфигурации, в которой этот тотемный столб действительно превращается в ось Вселенной с точки зрения ритуала.

Семь пещер прапредков в виде мирового древа. Оно, по представлениям майя, связывало подземный мир с миром верхним
Семь пещер прапредков в виде мирового древа. Оно,
по представлениям майя, связывало подземный мир с
миром верхним
Стоит, разумеется, упомянуть и об искусстве построения храмов и огромных статуй из цельного дерева. Например, статуя Будды высотой 26 м, вырезанная из цельного ствола гигантского сандалового дерева провинции Юнань, в буддийском храме Юнхэгун (Китай). Храмы из дерева даже возводились на ветвях необычного священного дерева Индии - баньяна, произрастающего корнями вверх. А для последователей Дао самое знаковое древо жизни - это, разумеется, бамбук. Из цельного природного бамбука изготавливают ритуальные священные чудесные музыкальные инструменты и инструменты для каллиграфического письма, специальные светильники для больших религиозных праздников и многое другое. Трубчатый, разделенный кольцами стебель бамбука ассоциировался на Востоке с этапами инициации, в Африке его впрочем также широко используют в обряде обрезания, а в Южной Америке некоторые племена почитали его как древо жизни.

Итак, символ мирового древа по-прежнему является культурным архетипом человеческой цивилизации: «Символизм одушевленных деревьев сохранился в европейском фольклоре в образах человека-дерева или зеленого человечка. В волшебных сказках деревья могут как защищать и исполнять желания, так и чинить препятствия и быть пугающими и даже демоническими созданиями. Корни его (то есть мирового древа. - Прим. автора) погружены в воды загробного мира, и, проходя через землю, оно достигает небес. Древо жизни часто становилось метафорой для сотворения мира. Во многих традициях оно растет на священной горе или в раю. Источник духовной энергии может вытекать из-под его корней. Змея, обвившая его ствол, представляет движущуюся по спирали энергию, идущую из земли, или служит символом разрушения. Гнезда птиц в кроне дерева - эмблемы душ и небесных посланников. Средневековые изображения Христа, распятого на дереве, а не на кресте, имеют отношение именно к этому, более древнему, чем христианский, символизму. Второзаконие говорит, что судьба проклятого человека - быть повешенным на дереве. Таким образом, распятие на дереве усиливает символизм спасения через распятие Христа, принявшего на себя все грехи мира. Этот образ объединяет древо познания (грехопадения) с древом жизни».

Деревянная магия

Ту же закономерность мы сможем вычленить при
Ту же закономерность мы сможем вычленить при искусствоведческом анализе ритуальных предметов христианства: крестов, распятий, статуэток различных святых и великомучеников. Связано это не только с целебными свойствами и особым ароматом пород деревьев, использовавшихся при построении храмов и религиозных скульптур, но и с сохранением магических ритуальных функций древесины. Такой деревянный храм или скульптура действительно становились для верующего проводником в высшие, недоступные обыденному сознанию миры. Он получал очищение, защиту и умиротворение своего «я».

Шаманские верования и материальная обрядовая культура в самых разных ареалах распространения шаманизма также включают в себя цельное дерево как базовый структурообразующий элемент. Из цельного куска древесины изготавливается магический музыкальный инструмент - бубен, символ мирового древа с полноправной функцией проводника из этого мира в мир иной, что является базовой составляющей бытия любого шамана. А также другие магические предметы (куклы, погремушки, ритуальные трубки, курильницы), использующиеся шаманами только в состоянии глубокого транса. Кроме того, одним из распространенных мифологических сюжетных полей являются камлания - путешествия шаманов или других мифологических героев на небо по древесному стволу.

Баньян (Banyan), он же Фикус бенгальский (Ficus benghalensis)
Баньян (Banyan), он же Фикус бенгальский (Ficus benghalensis)
Если же посмотреть на концепцию мирового древа и ее отражение в культуре и искусстве с точки зрения постмодернистской философии, мы как раз таки и вернемся к тем типам культур, о которых говорилось применительно к многоуважаемому мастеру А. Каусинису. Но не является ли природная цельность материала, из которого изготавливается объект искусства, источником смысловой цельности произведения искусства? Как показывают Ж. Делез и Ф. Гваттари, «Запад особенно тесным образом связан с лесом и обезлесением; отвоеванные у леса поля заполнялись растениями и зернами - цель культуры линий древовидного типа; скотоводство, в свою очередь, развернувшееся на полях под паром, выбирает линии, которые формируют древоподобное животное». В противоположность этому «Восток - это абсолютно иной тип: связь со степью... это культура клубней, которые развиваются отдельно от индивида, отступление в закрытые пространства специализированного скотоводства или вытеснение кочевников в степь». И так каждой современной культуре не хватает хаоса и освобождения от вертикальной космической структуры, связанной с мировым древом...

Стало быть, творить в гармонии с цельностью древесного материала - это означает двигаться по трехчастной модели мирового древа вверх, в наивысший мир божественного, или вниз, в адский мир нескончаемых привязанностей. И никуда больше?

Так почему бы и не использовать в творчестве уникальный и при этом традиционный проводник между мирами, сделав его достоянием публики, передав его зрителю на выставочном «обряде инициации»?

И немного психоанализа

Конечно, из цельного куска дерева изготавливаются не только ритуальные предметы, но также и мебель, и отделка интерьеров помещений, и предметы быта, и музыкальные инструменты, и многое многое другое. И все эти изделия хранят в себе частичку мировой космической энергии и служат нам проводниками в мир вселенской гармонии. Ведь быть в гармонии с природой вовне означает быть в гармонии со своей внутренней истинной природой. Если же мы сопоставим три мира мирового космического древа с тремя уровнями психики согласно психосинтетической концепции Р. Ассаджиоли, переработавшего теорию З. Фрейда, то получим корни древа - нижнее бессознательное, которое главным образом представляет прошлое психики в форме подавленных комплексов и глубоко скрытых следов памяти. Другими словами, заблокированные и нереализованные потребности. Ствол, мир человека, - это область среднего бессознательного, где пребывают все психические навыки и состояния. А крона, наивысший мир, - сфера суперсознательного. По Р. Ассаджиоли, это область, из которой мы получаем наше высочайшее вдохновение и наши интуитивные импульсы. Это источник высших чувств, гениальности, состояний созерцательности, просветленности и экстаза. При этом важно заметить, что расстояние между уровнем низшего бессознательного и суперсознательного - это категория развития, а не морали. И потому трансперсональное я каждого из нас познает чистую природу бытия, когда познает чистую природу цельного дерева, близкую к состоянию на третьем уровне познания, которое представляет собой «интуитивное знание, свободное от любой пристрастности или дуализма, оно преодолело крайности выделения субъекта и объекта. Это - синтетическое видение мира, переживание космического сознания, в котором бесконечность не только умозрительно познается, но и реализуется».
Ольга ПУЗЕНКО