Партнеры журнала:

В центре внимания

Северо-западная кредитная история

Северо-западная лесопромышленная компания (СЗЛК) из-за претензий кредиторов оказалась на грани банкротства. 15 сентября начался процесс по делу о банкротстве одного из предприятий компании − Неманского ЦБК (Калининградская область). Суд по делу о банкротстве другого комбината − Каменогорской фабрике офсетных бумаг (Ленинградская область) стартует в ноябре текущего года. Ранее СЗЛК приостановила работу пяти из восьми бумагоделательных машин на Неманском целюлозно-бумажном комбинате. Кроме того, руководство намеревалось уволить 450 работников предприятия. Сокращение производства коснулось и Каменогорской фабрики − там была остановлена работа двух машин по производству бумаги и цеха по переработки макулатуры. Продолжает работать только цех по производству бумажно-беловых изделий (тетради, альбомы для рисования, папки для черчения, блокноты). Частичное закрытие комбината привело к сокращению 200 работников предприятия.


ЗАО «Северо-Западная Лесопромышленная компания» образовано в 1996 году, является управляющей компанией группы, в которую входят ООО «Неманский ЦБК», ЗАО «Каменногорская фабрика офсетных бумаг» (Ленинградская область) и ряд небольших активов. Компания принадлежит супругам Игорю и Ирине Битковым. По оценкам СЗЛК, до сих пор каменногорское производство занимало третье место на российском рынке офсетной бумаги по объемам производства и первое место – по производству тетрадной бумаги. По данным финансовой отчетности 2007 года, выручка СЗЛК составила 4,89 млрд рублей, а чистая прибыль – 2,1 млрд. Долги группы и ее дочерних компаний составляют 12,958 млрд рублей.

Однако ранее, 2 сентября, компании удалось договориться c кредиторами о реструктуризации долгов и введении внешнего управления на Неманском ЦБК (НЦБК). По словам представителей СЗЛК, такое решение последует и в отношении КФОБ (собрание кредиторов и представителей лесопромышленной компании состоится в октябре).

Договоренности, достигнутые кредиторами компании, остановили процесс сокращения производства на калининградском предприятии СЗЛК. «После принятия кредиторами решения о введении внешнего управления во всех компаниях, входящих в СЗЛК, в течение двух месяцев на Неманском ЦБК будет полностью восстановлено производство. Мы уже приостановили сокращение штата сотрудников − на 150 человек. И по мере введения в строй бумагоделательных машин, мы собираемся восстановить на своих местах всех сотрудников. По Каменогорской фабрике − к сожалению, собрание кредиторов пройдет только в конце октября − поэтому на КФОБ мы сможем восстановить производство только в начале следующего года», − утверждает директор по внешним связям СЗЛК Юрий Мурашко.

Через два месяца арбитражным судом будет утвержден план внешнего управления предприятий лесопромышленного холдинга − полагают в компании. «В течение двух лет, в соответствии с планом компания выплатит всю задолженность кредиторам», − отметил Юрий Мурашко.

Толкнули к банкротству?

История банкротства СЗЛК началась в апреле текущего года с требования одного из кредиторов компании, Северо-Западного банка Сбербанка России, вернуть все долги по кредиту в двухдневный срок. В предоставлении краткосрочного займа лесопромышленной компании было отказано, поэтому она не смогла погасить кредиты, выданные Сбербанком в указанный срок. В ответ лесопромышленники инициировали в отношении себя процедуру наблюдения. Во всех структурах СЗЛК (КФОБ, НЦБК и управляющей компании СЗЛК) были назначены временные управляющие. Это, как казалось, позволит лесному холдингу выиграть время − в период временного наблюдения все выплаты по долгам предприятия замораживаются. Сбербанк же продолжил наступление на Северо-Западную Лесопромышленную Компанию и 31 июля списал с ее счетов 1,5 млн рублей. Остальные кредиторы, как заявляют в СЗЛК, не последовали его примеру и отнесись к ситуации «с пониманием».

«Действия Северо-Западного банка Сбербанка России, который списал со счета средства, предназначенные для выплаты зарплаты сотрудникам компании, противоречат Федеральному закону „О несостоятельности (банкротстве)“, − подчернул Юрий Мурашко. − По закону во время процедуры наблюдения приостанавливаются все выплаты по кредитам. Кроме того, имеется статья 63 Гражданского кодекса, согласно которой выплата зарплаты является платежами первой очереди и должна осуществляться перед платежами по кредитам и уплате налогов». Кроме того, аффилированная с банком лизинговая компания «Альянс-Лизинг» потребовала от СЗЛК прекратить использовать и демонтировать новую производственную линию на Каменногорском предприятии по переработке макулатуры Kadant-Lamort, аргументируя это тем, что перестали поступать платежи со стороны Лесопромышленной Компании. Пока лесопромышленники оспаривают это решение в суде, «Альянс-Лизинг» окружил производственную линию охраной, парализовав работу комбината. Представители Лесопромышленной Компании назвали действия кредиторов незаконными.

Сбербанк же утверждал обратное и настаивал на законности своих требований. «С апреля 2008 года группа компаний СЗЛК прекратила исполнение своих обязательств по выплате процентных платежей и основного долга по кредитам, а владельцы бизнеса − супруги Битковы перестали выходить на контакт с банком. Исходя из требований российского законодательства, а также условий подписанных Битковыми кредитных договоров, заемщикам были направлены требования о досрочном погашении всей суммы. На обслуживание долга требовалось около 25% выручки группы СЗЛК. Однако к апрелю предприятия компании находились не „на подъеме“, как утверждают ее представители, а были доведены собственниками до такого состояния, когда они уже не могли выплачивать из собственной выручки даже проценты по кредиту. Поэтому управленцы СЗЛК и попытались решить свои проблемы за счет получения все новых и новых займов. Очевидно, что тем самым господа Битковы предприняли попытку втянуть и наш банк, и другие банковские структуры в создание своеобразной финансовой пирамиды», − говорится в заявлении Сбербанка. По мнению представителей банка, декларируемые группой СЗЛК проекты модернизации были прикрытием для возможности выведения финансовых средств из оборота и вложения их в другие виды бизнеса. «По нашим сведениям, лишь треть от предоставленных займов пошла на закупку нового оборудования для предприятий СЗЛК», − заявляют в Сбербанке.

Неоптимистичные прогнозы

Акционеры же лесопромышленного холдинга утверждали, что исправно платили долги кредиторам, а действия Северо-Западного банка Сбербанка называли «заранее спланированной и подготовленной акцией», которую кредиторы «решили провести именно тогда, когда успехи компании стали явью». Однако эксперты не столь оптимистичны в оценке положений дел в компании − дела в СЗЛК давно идут неважно, с чем связан и отъезд владельцев компании за границу. В самом лесопромышленном холдинге не отрицали, что компания столкнулась с определенными сложностями, однако их называли временными. «Все прошедшие годы мы своевременно выплачивали и проценты, и тело кредитов. Банки также выполняли свою часть договоренностей. Но в 2008 году для целлюлозно-бумажной промышленности наступил достаточно непростой период, выразившийся в существенном росте производственных затрат. Стоимость услуг естественных монополий („Газпром“, РАО „ЕЭС“, РЖД) выросла на 15%, стоимость основного сырья − балансовой древесины − увеличилась на 50%, цена химикатов − на 30%. Рост же цен на продукцию отрасли не превысил 10%. В связи с этим изменились и сроки окупаемости проектов, и их стоимость. В начале 2008 года мы погасили ряд кредитов и впервые не получили новых. Конечно, это сказалось на нашей платежеспособности, и впервые мы обратились с просьбой в Северо-Западный банк Сбербанка России перенести выплату процентов хотя бы на один месяц. Но вместо реструктуризации и поддержки, прекрасно понимая всю сложность ситуации, сотрудники Сбербанка выставили нам конкретное требование о погашении всей задолженности, включая длинные деньги, в течение двух дней. Одновременно были выставлены требования на расчетный счет СЗЛК о списании средств. То есть нас толкнули к банкротству», − говорят владельцы СЗЛК Ирина и Игорь Битковы. Однако, по сведениям Сбербанка, трудности, возникшие у лесопромышленной компании нельзя назвать временными − они появились в результате неэффективной политики ее руководства.

История отношений

Северо-Западная Лесопромышленная Компания получала кредиты в Северо-Западном банке Сбербанка с 2000 года. В 2004 году СЗЛК подписала со Сбербанком генеральное соглашение о поэтапном выделении долгосрочных кредитов на сумму $450 млн. Однако банком было выделено лишь три кредита на сумму около 3,5 млрд рублей сроком на пять лет. Затем банк-кредитор предложил СЗЛК для дальнейшего сотрудничества краткосрочную кредитную линию. Таким образом, СЗЛК была поставлена кредиторами перед необходимостью реализации проектов со сроком окупаемости 10 − 12 лет в основном за счет краткосрочных кредитов. К тому же компании пришлось обратиться за кредитами и в другие банки, среди которых «ВТБ-Северо-Запад», «Газпромбанк», «Связь-Банк».

СЗЛК намеревалась провести модернизацию и реконструкцию своих предприятий − Неманского ЦБК и Каменногорской фабрики, с этой целью компания и обратилась в Сбербанк. По мнению представителей компании, большинство проектов являются уникальными для российской целлюлозно-бумажной промышленности. На КФОБ был построен цех по переработке макулатуры в печатные виды бумаг. Таким образом, стала возможной переработка старых книг, журналов, офисных бумажных отходов. Мощность переработки макулатуры − до 80 т воздушной сухой массы в сутки. На НЦБК в 2006 году была запущена современная бумагоделательная машина (до этого предприятие работало на советских образцах техники). Помимо этого на предприятиях создано самое современное производство тетрадей и форматных офисных бумаг.

Программа модернизации СЗЛК предусматривала также переход на более экологичное производство. Неманский комбинат стал первым и единственным предприятием целлюлозно-бумажной промышленности в России, которое полностью отказалось от применения хлора и хлорсодержащих веществ. На НЦБК был построен цех по отбелке целлюлозы перекисью водорода, что, по мнению природоохранных организаций, является наиболее экологичным способом отбелки. Кроме того, котельные всех предприятий переведены на природный газ.

СЗЛК собиралась построить на НЦБК бумажную фабрику с объемом производства 110 тыс. т продукции в год. Однако из-за требований Сбербанка вернуть кредиты руководство холдинга предпочло заморозить проект.

Общая сумма кредитов, полученных СЗЛК, НЦБК и КФОБ за семь лет, составила почти 14 млрд рублей. На конец апреля, когда Северо-Западный банк Сбербанка потребовал вернуть ему все долги, СЗЛК уже погасила большую часть − 9,2 млрд рублей. Срок погашения последнего кредита из оставшихся 3,7 млрд рублей истекал только в 2010 году.

Представители СЗЛК также отмечают, что Северо-Западный банк Сбербанка не является крупнейшим кредитором группы предприятий − компания должна Сбербанку около 1 млрд рублей.

В Северо-Западной Лесопромышленной Компании утверждают, что только при условии успешной работы всех предприятий холдинга компания могла вовремя вносить платежи по кредитам всем финансовым структурам. Кроме того, возврат кредиторской задолженности возможен при осуществлении СЗЛК намерений по модернизации своих комбинатов в полном объеме.

Жертва кризиса

В период активного противостояния между Сбербанком и СЗЛК банк предпочел не комментировать свои действия − официальное заявление от банкиров было представлено накануне собрания кредиторов лесопромышленной компании, 29 августа. Зато происходящее активно комментировали представители СЗЛК.

В СЗЛК в один голос заявляли, что действия Сбербанка нацелены в конечном итоге на продажу ее имущества. Однако в отношении этой версии изначально существовали некоторые сомнения. Во-первых, невыгодно продавать компанию целиком − вряд ли найдется покупатель на группу компаний, долги которой равны годовому обороту ее предприятий. Во-вторых, продажа имущества лесопромышленного холдинга по частям тоже не принесет результата − оборудование на предприятиях специфично и «заточено» под конкретное производство − оно вряд ли подойдет любому ЦБК. Лесопромышленники также предполагали, что действия банка связаны с интересом конкурентов к ее активам. Однако эксперты опровергают версию присутствия в споре банка и компании третьего лица. «Можно было бы предположить, что Сбербанк действует в чьих-то интересах, если бы он был самым крупным кредитором. А когда кредитор имеет не самый больший пакет, сложно контролировать процесс банкротства. Есть риск упустить предприятие из рук. Если бы кто-то и хотел заполучить в собственность СЗЛК, то обратился бы к гораздо более влиятельным кредиторам», − полагает исполнительный директор Ассоциации лесопромышленников Северо-Запада Денис Соколов.

Наиболее состоятельной в итоге оказалась версия, не связанная с «лесными войнами», а относящаяся скорее к политике самого Сбербанка. Как известно, некоторое время назад в банке сменился топ менеджмент. Возможно, новое руководство провело инвентаризацию своих активов. В результате некоторые кредиты были признаны «плохими» (в числе которых и кредиты СЗЛК), и Сбербанк стал от них избавляться. «Ситуация вокруг СЗЛК − характерная история для времени масштабного банковского кризиса», − отметил Денис Соколов. − Подобный кризис недавно настиг США. У российских банков много переоцененных кредитов, причем не только в лесной отрасли».

Но лесоперерабатывающую промышленность кризис ликвидности, по-видимому, затронет в большей степени. Связано это с кризисом в самой отрасли − в Европе упал спрос на продукцию деревообработки, а в России предприятия ЛПК реализовать весь объем произведенной продукции не могут. Логично, что банки, кредитующие компании лесной отрасли стали лучше присматриваться к своим заемщикам.

Проблемы с долгами по кредитам у предприятий ЛПК начались давно. Деревообрабатывающая компания «Миннеско Новосибирск» летом текущего года не смогла расплатиться с долгами (435 млн. рублей) − в результате чего на ее имущество был наложен арест. Кроме того, на грани банкротства оказалась и компания «Готек», занимающаяся производством гофроупаковки. Однако же, ей удалось найти средства и погасить задолженность.

Окончательно же судьба СЗЛК решится в суде. Но уже сейчас понятно, что продажи имущества компании за долги не будет. Этого не хотят, как СЗЛК, так и кредиторы − отмечают в компании. «На мой взгляд, судом будет принято решение одно из двух-либо внешнее управление, либо конкурсное производство. Решение суда зависит, в свою очередь, от мнения кредиторов и от того, чьи голоса перевесят. Северо-Западному банку мы должны не очень много − около миллиарда. Другим кредиторам мы должны больше. Поскольку у других кредиторов взвешенная позиция, мы надеемся, что будет принято решение о внешнем управлении предприятием», − утверждает Юрий Мурашко.

К тому же не исключено, что в разрешении кредитной истории Северо-Западного банка и СЗЛК могут поучаствовать и региональные власти. КФОБ и НЦБК являются градообразующими предприятиями − и их банкротство не должно остаться без внимания областных администраций.

Милана ЧЕЛПАНОВА

Комментарии

ЗАО «Северо-Западная Лесопромышленная компания» образовано в 1996 году, является управляющей компанией группы, в которую входят ООО «Неманский ЦБК», ЗАО «Каменногорская фабрика офсетных бумаг» (Ленинградская область) и ряд небольших активов. Компания принадлежит супругам Игорю и Ирине Битковым. По оценкам СЗЛК, до сих пор каменногорское производство занимало третье место на российском рынке офсетной бумаги по объемам производства и первое место − по производству тетрадной бумаги. По данным финансовой отчетности 2007 года, выручка СЗЛК составила 4,89 млрд рублей, а чистая прибыль − 2,1 млрд. Долги группы и ее дочерних компаний составляют 12,958 млрд рублей.