Партнеры журнала:

Тема страницы

Хобби для богатых бездельников

Рубрика Эксклюзив

Философия судомоделизма по Михаилу Безверхнему

В наш век искусство и роскошь - прочный симбиоз. Высокохудожественные произведения, выполненные талантливыми мастерами, обладают ценностью, которая измеряется миллионами евро. Кроме того, именно сейчас к людям приходит понимание: не только красивая вещь, искусно выполненная в прошлую историческую эпоху, имеет ценность, но и новые объекты, сотворенные здесь и сейчас, могут претендовать на обладание не менее значимым эстетическим статусом. Одна из разновидностей таких объектов в мире декоративно-прикладного творчества - это стендовые модели кораблей, выполненные по классическим канонам европейского судомоделизма. Великолепные копии исторических судов Франции, Англии и России, созданные в соответствии с архивными чертежами, в сочетании с авторской идеей мастера - часть мировой сокровищницы судомоделизма. О том, какая идея корабля по-настоящему эксклюзивна и что собой представляет традиционный модельный флот, нам рассказал виртуозный российский мастер, cоучредитель Гильдии корабельных мастеров Санкт-Петербурга Михаил Юрьевич Безверхний.

Судомоделизм - древнейшее искусство, вид многофункционального технического творчества, который в наши дни принято относить к спорту. Построение моделей радиоуправляемых и судоходных кораблей действительно напрямую связано со спортивными состязаниями, когда ожившая точная копия корабля должна функционировать по строгим технологическим законам, а главное - до мельчайших механических и декоративно-прикладных деталей соответствовать изначальному образцу. В настоящее время в рамках судомоделизма культовые и эстетические функции моделей кораблей раскрываются лишь тогда, когда речь идет о построении стендовых моделей класса С1 - парусных кораблях или кораблях с парусным видом движителя. Построение моделей этого класса в наибольшей степени сопряжено с высоким искусством и требует от автора таланта, вкуса и воображения.

Утомленный морем

Семья заслуженного мастера российского судомоделизма жила в военном городке в Эстонии. Михаил Юрьевич Безверхний в детстве не ходил в детский сад, как другие ребята. Вместо этого он два года провел на корабле со своим отцом, который был морским кадровым офицером. Погруженный в атмосферу морской стихии, мальчик был частью корабельной команды и, таким образом, изнутри познал мир корабля еще в раннем детстве. Первые попытки сконструировать модель были предприняты юным моряком в пятом классе школы, но, по его словам, в детстве многие из нас - настоящие судомоделисты мечтатели, однако лишь единицы обретают истинную устремленность продолжать многочасовые занятия. Дело это чрезвычайно сложное и требует огромного количества времени.

В юношестве Михаил Безверхний не обучался в молодежных судомодельных кружках, как другие мальчишки. Вместо этого на долгие годы излюбленным местом посещений стал для него Военно морской музей в Санкт-Петербурге: «Я бывал там по три-четыре раза в год, часами изучал великолепие стендовых моделей, в частности точную копию английской стендовой модели линейного 100-пушечного корабля Royal Sovereign...».

И в довершение всего Михаил не пошел в военно морское училище, как другие выходцы из офицерских семей. Вместо этого он поступил в Первый медицинский институт имени И. П. Павлова и стал врачом. И лишь по прошествии времени, как только жизнь предоставила ему такую возможность, Михаил Безверхний снова обратился к профессиональным занятиям судомоделизмом и стал заслуженным мастером: «По небезосновательному утверждению наших коллег из Франции, молодых мастеров в судомоделизме чрезвычайно мало, так как этот вид творческой деятельности подразумевает большие расходы на оборудование и материалы. Судомоделизм - привлекательное хобби для пенсионеров, способных посвятить последние годы жизни разработке моделей. Однако, увы, зачастую, едва достигнув соответствующего уровня мастерства, когда накоплено достаточно опыта для изготовления серьезной профессиональной стендовой модели, родственники уже зовут со своими престарелыми мечтателями прощаться...»

На что способен скальпель судомоделиста

Модель парусника - самостоятельный объект искусства, вокруг которого должно быть сформировано своеобразное выставочное пространство. И потому невозможно, строя модель корабля, руководствоваться единым принципом идеального сходства с оригиналом. Стендовая модель парусника - это новая жизнь, новое прочтение того корабля, «по образу и подобию» которого он создавался. Именно поэтому истинные шедевры судомоделизма принято относить к концу XVIII - началу XIX века, когда культурное сообщество начинает осознавать декоративную скудность чисто технического макета, и постепенно в макет корабля привносятся все новые элементы с использованием натуральной древесины, слоновой кости, золота, серебра и драгоценных камней.

Сформировавшийся в эту эпоху в Европе дворцовый, или русский, стиль судомоделизма заложил основы для развития искусства создания моделей в классе С1 по всему миру. Великолепные образцы, созданные в это время во Франции и Англии - это роскошные утонченные стендовые модели, в которых цветность и фактура всех используемых материалов идеально сочетаются с миниатюрной точностью и плавной геометрией форм. Такие модели, чертежи которых относительно доступны для судомоделиста-любителя, вдохновили и Михаила Юрьевича Безверхнего. Одна из первых его работ - традиционный конек в арсенале начинающего судомоделиста - стендовая модель флагмана первой экспедиции Колумба Santa-Maria XV века, ставшая его успешным дебютом на небольшой выставке (Кубок префекта южного округа г. Москва по стендовому судомоделизму) в Москве в 2002 году.

Михаил Безверхний также успешно работал над моделью русского 60-пушечника «Георгий Победоносец» 1780 года, по проекту Владимира Касатонова. В России оказалось чрезвычайно мало достоверных чертежей для постройки. Однако даже те чертежи, которые были представлены в издававшемся в 1990 е годы журнале «Ладья», с учетом дополнительного материала, позволили Михаилу Безверхнему сконструировать великолепную стендовую модель этого корабля.

Le Ambiteux

Два года назад Михаил Безверхний завершил работу над проектом стендовой модели французского линейного корабля Le Ambiteux флагмана шевалье де Тюрвиля XVII века (1690 год). Модель одного из лучших кораблей Французской короны глазами креативного автора имела оглушающий успех на чемпионате судомоделизма. Модель построена по чертежам всемирно известной монографии величайшего судомоделиста Франции Жана Бодриота, труд которого и по сей день служит базовым источником информации и творческого вдохновения для множества моделистов по всему миру. К этому времени некоторые базовые творческие принципы уже были сформированы: использование натуральной древесины без окрашивания, точное отображение мельчайших деталей палубы, оснастки и деталей внутренних интерьеров, достижение цветового баланса между всеми частями судна, даже если это идет вразрез с трактовкой классических чертежей: «Чрезвычайно важен опыт работы с материалом, в особенности с тем или иным видом древесины, постичь капризный характер которой порой задача труднодостижимая. Известно, что древесина - живой материал, меняющий свои химические и механические свойства в зависимости от климатических условий, примененного к ней способа обработки, способа хранения и т. д. К примеру, груша - великолепный материал, но, ввиду зависимости от температурных характеристик, легко деформируется, из-за чего вся модель может «поползти». Кроме того, изготовленная из слоновьего бивня деталь корабельной оснастки, которая, казалось бы, идеально сочетается с эбеновым корпусом, может просто не вписываться в общий ансамбль, что станет понятно только тогда, когда все разнородные части модели станут единым целым», - делится опытом Михаил Юрьевич. Модель Le Ambiteux освещена изнутри, но тонкие изящные детали внутреннего интерьера все равно явственно не видны, скрытые не только самим корпусом, но и стеной стеклянного футляра, без которого ни одна стендовая модель класса С1 не выживет в выставочном пространстве любой конфигурации. Потому, вероятно, при проведении освещения более актуальны разборные стендовые модели, например модели из английской коллекции Генри Хаддлестона Роджерса, в которых часть корпуса открыта глазам любопытного зрителя.

Детали декора Le Ambiteux выполнены из черного дерева, хотя по классическим канонам Франции должны быть построены из древесных пород светлых оттенков. Почему русский мастер с легкостью пренебрег историческими рекомендациями французских специалистов? Все дело в том, что выполненная французским мастером Бернардом Фролишем модель Le Ambiteux хотя и соответствует «французской букве судомоделизма» (кстати, Бернард Фролиш - автор книги «Искусство судомоделизма»), но выглядит при этом безвкусно, утратив правильное соотношение цветовых линий и фактур и получив взамен топорность и тяжелую монументальность.

Le Rivoli

Первого сентября исполнилось два года новому детищу Михаила Безверхнего - модели французского 74-пушечного линейного корабля Le Rivoli. Этот корабль был взят в плен англичанами в 1812 году и доставлен в г. Портсмут. До недавнего времени считалось, что единственная модель варяга, сделанная в соответствии с французским оригиналом, хранится в Национальном морском музее Франции, в г. Рошфор. Однако французских коллег Михаила Безверхнего в скором времени ждет сюрприз: вторая модель Le Rivoli будет построена по оригинальным обмерным чертежам, сделанным англичанами. Об этих документах французам вообще ничего не было известно. В архивах Франции не было ни одного обмерного чертежа, зато из Национального музея Лондона Михаилу Юрьевичу прислали около сорока копий оригинальных чертежей с подробными планами палуб.

Чертежи из лондонского музея достоверно доказывают, что французская модель не имеет к оригиналу Le Rivoli никакого отношения, а является моделью одного из трех 74-пушечников, построенных в Венеции в Наполеоновскую эпоху.

Сейчас модель Le Rivoli Михаила Безверхнего представляет собой голый корпус с металлической обшивкой, без декора. Модель изготавливается из черного дерева, под которым в данном случае подразумевается мадагаскарское эбеновое дерево (Ebony - Madagascar, лат. Diospyrus - spp.), груши и клена. Для металлических деталей используются сталь, латунь, серебро и медь.

Древесная экзотика в мастерской Питера

Мадагаскарский эбен, а также некоторые другие разновидности эбенового дерева, как нельзя лучше подходят для изготовления стендовых моделей парусников. Эбен - тяжелый и стабильный материал, который не только не деформируется со временем, легко адаптируясь к разным условиям окружающей среды, но даже позволяет скрыть дефекты при тонкой обработке.

Вообще, судомоделисты часто используют экзотические древесные породы, которые теперь можно заказать по Интернету: «До открытия железного занавеса нам, судомоделистам, в плане материала приходилось несладко. Откуда только не пытались люди добыть материал: и старые подоконники снимали с клавишами рояля, и яблони пилили, тусовались на фабрике музыкальных инструментов... В то время кем-то добытый кусок красного дерева казался настоящей роскошью». Часто эбен имитируют с помощью груши. У груши изумительная фактура, но при этом она крайне капризна и подвержена изменениям температуры, о чем уже было сказано выше.

Судомоделисты также работают с дару-дару (Daru-Daru, Cantelya Caniculata, семейство Icacinaceae) - тяжелым и прочным деревом белого и светло-желтого цвета (ядро может приобретать и светло-черный оттенок) с ровной однообразной текстурой. Дару-дару произрастает в Малайзии и Индонезии (Суматра и Калимантан). Из Юго-Восточной Азии привозят кумьер (Kumier, семейство Sapotactae). Золотисто-красноватая древесина кумьера также очень тяжелая и стабильная, но хорошо поддается механической обработке, однако резать кумьер можно только в респираторе, так как он оказывает вредное воздействие на слизистые оболочки. Среди индонезийских пород у судомоделистов популярна и пероба (Peroba, Aspidosperma Spp., семейство Apocynaceae), или «железное дерево», в особенности пероба розовая (Peroba Rose). Дерево перобы очень прочное и может иметь множество светлых мягких оттенков: от светло-коричневого и ярко-розового до желтого и цикламенового. Пероба произрастает в муссонных лесах Бразилии, Индонезии и Аргентины.


Удивительными свойствами обладает южно-африканская «розовая кость» (Pink ivory, лат. Rhamnus zeyheri). Его крепкая, как слоновая кость, древесина обладает насыщенным лилово-розоватым оттенком и имеет бесконечное количество направлений волокон. А вечнозеленое дерево бакаут (Pockwood, лат. Guajacum officinale), произрастающее в джунглях Южной Америки, отличает удивительный аромат, сохраняющийся на долгое время, темно-оливковый или темно-зеленый оттенки и мощные целебные свойства (очищение крови). Также в судомоделизме используют разновидности «собачьего дерева» (Dogwood, семейство Cornaceae), американскую сливу, липу (для внутренних деталей и конструкций), французский самшит, орех и карельскую березу.

Выбор материала в судомоделизме играет ключевую роль. Даже сейчас, когда рынок предлагает множество экзотических видов, определить по фотографии фактуру и оттенки материала невозможно. Важное значение имеют не только цвет, прочность и фактура древесины, но и ее геометрия, линейные формы, «поведение» при отделке и полировке. Поэтому в процессе применения и сочетания материалов приходится изготавливать пробники деталей и самих моделей. Кроме того, необходимо произвести ультразвуковую диагностику древесины для предварительного выявления смоляных ходов или внутренних трещин.

Для шитья парусов раньше использовали перкаль и различные виды ткани. Лучшие стендовые модели построены без раскрытых парусов. Паруса - это настоящая проблема судомоделиста, так как обнаружить достоверные источники информации о конструкции и геометрии (масштаб) парусов чрезвычайно сложно. Не менее сложно объяснить заказчику, что стендовая модель корабля без парусов смотрится намного лучше и обладает большей исторической и эстетической ценностью. Именно поэтому эталонные стендовые модели, служащие истинными образцами декоративно-прикладного искусства, построены без парусов.

Что же касается инструмента, по словам Михаила Юрьевича, он собирается каждым судомоделистом в течение всей жизни. Специализированный точный инструмент - чрезвычайно дорогой и изготавливается только на заказ. Большинство судомоделистов пользуются инструментами немецкой фирмы Proxxon, которая может предложить все инструменты, необходимые для работы не только судомоделистам, но и ювелирам.

Сейчас в России функционирует издательство, периодически выпускающее интересные комплекты архивных чертежей кораблей русского флота, однако они подходят скорее для членов юношеских судомодельных кружков. Кроме публикации статей, своеобразный вклад в образование внес и Михаил Юрьевич Безверхний. О начальном процессе построения стендовой модели с его участием двумя австралийцами был снят 80-часовой фильм, который сейчас продается в Интернете: «Когда инвесторы данного видеопроекта обратились ко мне с вопросом, что я думаю по поводу авторских прав, я ответил, что с радостью удовлетворюсь полезным оборудованием. Так я стал обладателем нового компрессора для аэрографа, а в России появился первый обучающий DVD для судомоделистов».

Что же касается компьютерных программ для создания авторских рабочих чертежей, Михаил Юрьевич их оценивает скептически: «Во время создания чертежа на компьютере практически невозможно избежать погрешностей. Поэтому когда мне говорят, что компьютерный чертеж по-настоящему удался и все идеально рассчитано, я отвечаю: а вы покажите мне хоть одну завершенную модель, построенную полностью по компьютерному чертежу! Вот тогда и поговорим...»

Культ для предков и мечта для потомков

В древности модели лодок и кораблей носили культовый характер. При их изготовлении в первую очередь во внимание принимались факторы, формирующие сакральный и магический символизм изготавливаемого предмета - красота и точность изображения ритуальных знаков, украшавших корпус корабля. Наделенная своеобразной атрибутикой священная модель символически отправлялась в высшие божественные миры, для того чтобы обеспечить покой и процветание своих создателей в мире посюстороннем.


В более поздние исторические времена перед отправкой корабля в море мастера создавали его точную миниатюрную копию, которая освящалась и хранилась в католической церкви. Суеверные моряки и судовладельцы верили, что пока «прототип» корабля защищен сакральным церковным пространством, с реальным кораблем не случится ничего плохого. Такие церковные модели начали использовать для декорирования помещений, а в XVIII веке уже сформировались эстетические принципы построения стендовых моделей, ставших впоследствии совершенными образцами декоративно-прикладного искусства.

С развитием спорта и технологий судомоделизм имеет к высокому искусству все меньшеt отношениt: «Что от советской эпохи досталось нам как национальное достояние в области судомодельного искусства, кроме моделей старейшего мастера Льва Алешина? Ничего. А все потому, что искусство моделирования ориентировано на изготовление технических моделей, а создание великолепных кораблей прошлого никак не финансируется, соответственно обучение такому делу не привлекает юные умы», - утверждает Михаил Безверхний. Для того чтобы выполненная по историческим чертежам модель парусного корабля ожила и выглядела так, чтобы ее утонченная красота и совершенные пропорции прошлого поражали зрителя своим совершенством, необходимо выйти за рамки спортивных правил, диктующих точное соответствие оригиналу, даже если это вредит эстетике изделия.

Интерьерные модели Михаила Юрьевича хранятся в частных коллекциях. Заказы поступают преимущественно из Германии и Италии. Обычно заказчик оплачивает не только материалы, но и весь процесс работы, длящийся от трех до пяти лет. Цена за одну стендовую модель начинается с 45 тысяч евро и далее варьируется в зависимости от многих факторов.

В процессе работы мастера изготавливают дубли стендовых моделей, для того чтобы выставить их на продажу в Европе. Постепенно интерес пробуждается и у российских богатых «мечтателей».

Михаил Юрьевич Безверхний утверждает, что судомоделистам в целом немного не хватает чутья художника, а ему самому - времени. Ведь на одну деталь можно потратить половину дня, а можно и два, и три... Но пока создатели «игрушечных кораблей» для взрослых целиком зависят от своих заказчиков. А могли бы вместе создать «корабль мечты» России, тем более, что самые лучшие модели - продукт коллективного творчества судомоделистов, резчиков и ювелиров, постоянно находящихся в творческом обмене опытом и идеями.

Ольга ТРОСКОТ