Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Происходит ли обезлесенье в северных странах?

Обезлесенье - постепенное сокращение площадей лесов в крупных лесных странах и регионах мира - считается одним из важнейших факторов негативного влияния человека на природу Земли. Обезлесенье играет очень большую роль в изменении углеродного баланса атмосферы, распределения осадков и температуры и в целом в глобальном изменении климата.

Принято считать, что обезлесенье - это проблема стран тропического и умеренного поясов Земли, где сокращение лесного покрова происходит в результате преобразования лесов в сельскохозяйственные угодья, расчистки территорий для создания объектов инфраструктуры, развития промышленности и поселений. По данным FAO, площади лесов в северных странах или практически не меняются, или растут (рис. 1 и рис. 2).

Рис. 1. Среднегодовые изменения площадей лесов по странам с 1990 по 2015 гг.: серый цвет – нет изменений, зеленый – рост, красный – сокращение
Рис. 1. Среднегодовые изменения площадей лесов по странам с 1990 по 2015 гг.: серый цвет – нет изменений, зеленый – рост, красный – сокращение

Рис. 2. Среднегодовые изменения площадей лесов по странам за пять лет с 2010 по 2015 гг.: серый цвет – нет изменений, зеленый – рост, красный – сокращение
Рис. 2. Среднегодовые изменения площадей лесов по странам за пять лет с 2010 по 2015 гг.: серый цвет – нет изменений, зеленый – рост, красный – сокращение

Так оно и есть на самом деле, если использовать принятые в FAO определения:

  • обезлесенье - преобразование лесов в другие категории земель или безвозвратное снижение сомкнутости древесного полога ниже порога в 10%;
  • лес - это участок земли площадью более чем 0,5 гектара с деревьями выше пяти метров и сомкнутостью крон более 10% или деревьями, способными достичь этих пороговых значений в месте произрастания. Не включает в себя земли, используемые преимущественно для сельскохозяйственных целей или поселений.

К каждому из этих определений даются пояснения. Согласно одному из пояснений к определению леса, в это понятие включаются «участки, временно не занятые деревьями в результате сплошной рубки, являющейся элементом управления лесами, или природных бедствий, которые, предположительно, будут облесены в течение пяти лет» - причем этот пятилетний срок может быть увеличен в силу местных условий.

Отметим, что определение FAO вполне соответствует традиционному для лесного хозяйства (в том числе российского) пониманию леса - временно необлесенные площади (вырубки, гари) считаются лесом и включаются в его площадь.

В северных странах сколько-нибудь массовых расчисток лесов под нужды сельского хозяйства не происходит (сельское хозяйство скорее съеживается, чем расширяется), расчистки под застройку и инфраструктуру в масштабах лесной зоны в целом невелики, а большинство вырубок и гарей в течение пятилетнего периода как минимум начинает зарастать лесом - появляется поросль лиственных деревьев, которые, за исключением совсем уж экстремальных условий, в будущем легко достигают высоты в пять метров и сомкнутости в десять процентов. Таким образом, обезлесенья в понимании FAO в северных странах действительно нет, или оно ничтожно и гарантированно компенсируется приростом площадей лесов за счет зарастания забрасываемых сельскохозяйственных земель или смещения границ лесной зоны в сторону тундры и высокогорий.

Остается, однако, вопрос: в северных странах нет обезлесенья потому, что для них в принципе не актуальна проблема сокращения лесного покрова, или потому, что используемые FAO определения и подходы эту проблему маскируют?

Попробуем ответить на этот вопрос с помощью данных Мэрилендского университета о глобальных изменениях лесного покрова за 2001-2016 гг. и общедоступной интерактивной карты Global Forest Watch, позволяющей их анализировать.

Global Forest Watch дает возможность получить информацию о потерях лесного покрова (без разделения на потери временные, когда лес в понимании FAO сохраняется, и постоянные, когда в понимании FAO происходит обезлесенье) по годам, странам и регионам. Данные для России за 2016 год (это потери по сравнению с аналогичным периодом предыдущего, 2015, года) показаны на рис. 3.

Рис. 3. Данные о потерях лесного покрова России за 2016 год по сравнению с 2015 годом, полученные с помощью Global Forest Watch
Рис. 3. Данные о потерях лесного покрова России за 2016 год по сравнению с 2015 годом, полученные с помощью Global Forest Watch

В северных странах большинство этих потерь связано с пожарами и рубками и представляет собой потери временные: практически каждый вырубленный либо сгоревший участок в течение нескольких лет зарастет или как минимум начнет зарастать лесом. То есть пять с лишним миллионов гектаров потерь леса, как на приведенной выше иллюстрации, - это потери не лесов, а временные потери древесного полога, или покрытых лесом земель.

Карта Global Forest Watch пока не позволяет в полной мере сопоставить данные о потерях древесного полога с данными о его образовании. Однако для первоначальной оценки мы можем принять допущение, что средняя по стране скорость зарастания лесом выгоревших или вырубленных площадей с течением времени не меняется или меняется незначительно. Это допущение означает, что если в масштабах страны или какого-либо крупного лесного региона среднегодовые потери древесного полога в течение длительного периода будут постоянными, то и суммарные площади временно не покрытых лесом участков (необлесившихся вырубок, гарей и т. д.) тоже будут относительно постоянными. Если же с течением времени среднегодовые потери древесного полога будут уменьшаться или увеличиваться (за счет уменьшения или увеличения суммарной площади сплошных рубок, гибели лесов от пожаров, вредителей, болезней, ураганов и т. д.), то и суммарные площади временно не покрытых лесом участков тоже будут, соответственно, уменьшаться или увеличиваться.

Рис. 4. Страны с преобладанием экстенсивной модели лесопользования – Россия и Канада
Рис. 4. Страны с преобладанием экстенсивной модели лесопользования – Россия и Канада

Рис. 5. Страны с преобладанием в таежной зоне интенсивного лесного хозяйства – Финляндия и Швеция
Рис. 5. Страны с преобладанием в таежной зоне интенсивного лесного хозяйства – Финляндия и Швеция

Рис. 6. Итоговые изменения по пяти северным странам и регионам – России, Канаде, Финляндии, Швеции и Аляске
Рис. 6. Итоговые изменения по пяти северным странам и регионам – России, Канаде, Финляндии, Швеции и Аляске

Поясним это простым условным примером. Если на каком-то лесном участке ежегодно вырубается, например, по одному гектару леса, и в течение одного года на вырубленной площади образуется сомкнутый полог осины (условно сочтем его лесом) - это значит, что из года в год в этом лесничестве будет лишь один гектар временно не покрытой лесом площади. Если же площадь рубки будет каждый год увеличиваться на полгектара - то в первый год временно непокрытой лесом площади будет один гектар, во второй - полтора, в третий - два, в четвертый - два с половиной и т. д., пока рост площади рубок не достигнет какого-то предела. Поскольку площадь лесного участка постоянна (допустим, сто гектаров, и исходно все покрыты лесом) - это означает, что при таком ежегодном увеличении площадей рубок покрытая лесом площадь в первый год составит 99 га, во второй - 98,5, в третий - 98, и так далее. Таким образом, площадь леса в понимании FAO на этом участке будет оставаться постоянной, а покрытая лесом площадь каждый год будет сокращаться на половину гектара.

Как же меняются потери древесного полога с течением времени, по данным Мэрилендского университета и Global Forest Watch, в основных северных странах и регионах мира (где преобладают таежные и близкие к ним леса)? Изменения эти очень неравномерно распределяются по годам, но временной ряд данных уже достаточно велик для того, чтобы мы могли усреднять данные по периодам, сглаживать изменения и выявлять преобладающие тенденции. Ниже приводятся графики, отражающие средние для семилетних периодов (предшествующих каждому году и включающих этот год) ежегодные потери древесного полога по странам, в миллионах гектаров.

По этим графикам хорошо видно, что среднемноголетние (усредненные по семилетним периодам) площади потерь древесного полога как в целом по пяти северным странам и регионам, так и в частности по каждой из стран с течением времени растут (по отдельно взятой Аляске картина не такая ясная). Самый большой рост приходится на Россию - это связано с несколькими крупными лесопожарными катастрофами последних лет. Как бы то ни было, приведенные графики однозначно говорят о том, что масштабы ежегодных потерь древесного полога в северных странах постепенно растут, а это значит, что растут и площади временно непокрытых лесом земель.

***

Вывод. Обезлесенья в понимании FAO (то есть безвозвратной нетто-потери лесных земель) в северных странах не происходит. Однако данные дистанционного мониторинга свидетельствуют о постепенном росте площадей, на которых в результате разных факторов (рубок, пожаров и т. д.) происходит временная утрата древесного полога. Этот рост, в свою очередь, неизбежно приводит к увеличению суммарной площади временно не покрытых лесом земель (вырубок, гарей и т. д.) и, таким образом, к сокращению покрытой лесом площади в старых границах лесных земель. Это сокращение может отчасти или даже полностью компенсироваться увеличением общей площади лесов за счет зарастания брошенных сельхозугодий, смещения северных и горных границ лесной зоны, но тем не менее его влияние на количественные характеристики лесов, важные для оценки их глобальной средообразующей и климаторегулирующей роли, может быть очень существенным.

Конечно, это пока очень грубая предварительная оценка того, как могут меняться с течением времени ежегодные потери древесного полога в северных странах и как, соответственно, могут меняться суммарные площади временно не покрытых лесом земель. Временной ряд пока слишком короток для того, чтобы в полной мере сгладить случайные отличия между годами и неточности, вызванные несовершенством методов учета. Тем не менее рост усредненных площадей потерь достаточно велик (полтора миллиона гектаров в год за последнее десятилетие), чтобы воспринимать такое «северное обезлесенье» (сокращение покрытых лесом площадей за счет увеличения площадей временно непокрытых лесом земель) как потенциально очень серьезную проблему. Если с течением времени потери будут расти, например, из-за роста масштабов лесных пожаров и гибели лесов в результате вспышек численности вредителей и болезней, то и проблема эта будет становиться все более серьезной.

Таким образом, описанное выше «северное обезлесенье» представляет собой потенциально опасное явление глобального масштаба, требующее дополнительного изучения и тщательной оценки.

Алексей Ярошенко,
руководитель лесного отдела Гринпис России