Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Оправдан ли оптимизм чиновников ФАЛХ?

Федеральное агентство лесного хозяйство отчиталось об очередном достижении, сообщив, что по состоянию на 1 ноября 2017 года лесовосстановление выполнено на площади 845 тыс. га, в том числе на 671 тыс. га - арендаторами лесных участков, а лесные культуры созданы на площади 192 тыс. га, в том числе на 137,0 тыс. га - арендаторами лесных участков. Как оценивать эти цифры, что на самом деле стоит за ними?

Сравнивая эти результаты с данными Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС) за прошлый год, отметим, что площадь, на которой было проведено лесовосстановление в 2017 году, увеличилась по сравнению с показателем прошлого года примерно на треть процента (по данным ЕМИСС, площадь лесовосстановления в 2016 году в России составила 842,7 тыс. га). Сравнить данные Рослесхоза о создании лесных культур с аналогичными показателями официальной статистики прошлых лет не представляется возможным, поскольку в ЕМИСС таких сведений просто нет. Сравнение с данными самого Рослесхоза затруднительно, поскольку за разные годы Рослесхоз приводит разные показатели, в частности, в сообщении об итогах лесовосстановления в 2016 году говорится: «Искусственное лесовосстановление выполнено на площади 178,4 тыс. га, комбинированное лесовосстановление - на площади 17,3 тыс. га». Таким образом, в прошлом году восстановленная площадь лесных культур составила 178,4 тыс. га (без учета комбинированного лесовосстановления; с его учетом - 195,7 тыс. га). Впрочем, данные Рослесхоза не позволяют установить и площадь лесовосстановления в целом, в упомянутом сообщении говорится: «Работы по лесовосстановлению на территории Российской Федерации в 2016 году были выполнены на общей площади 781,1 тыс. га», а это на 7,3% меньше той площади, которая в итоге попала в данные ЕМИСС.

Если сравнивать эти результаты с показателями работы в «лихие девяностые» или в «поздний советский застой», то картина, на первый взгляд, удручающая. По данным ведомственной статистики, два-три десятилетия назад площади лесовосстановления были гораздо больше, чем сейчас. В 1997 году они составили 1091,7 тыс. га - на 29% больше, чем в 2017 году (по данным Рослесхоза), а в 1988 году в РСФСР - 1846,3 тыс. га, то есть на 118% больше. Разница по лесным культурам куда показательнее: в 1997 году лесные культуры в России были созданы на площади 267,1 тыс. га, то есть на 39% большей, чем в 2017 году, а в 1988 году в РСФСР - на площади 683,9 тыс. га, которая на 256% больше нынешнего показателя.

Но плохо или хорошо, что площади лесовосстановления и создания лесных культур в России остались примерно на уровне прошлого года? «Площадь лесовосстановления» - это такой специфический статистический показатель, который хорошо звучит и хорошо смотрится на бумаге, но в реальности ничего не значит и никаким конкретным лесоводственным действиям или природным явлениям, происходящим в лесах, не соответствует. Из того, что площадь лесовосстановления увеличилась по сравнению с прошлогодней на треть процента, отнюдь не следует, что в каком-то обозримом будущем лесов в нашей стране станет больше, равно как из того, что сегодняшняя площадь лесовосстановления вдвое меньше позднесоветских показателей, не следует, что лесов стало меньше или станет меньше в ближайшем будущем. Площадь лесовосстановления, отображаемая в официальной статистике, - это элемент некой виртуальной лесной вселенной, существующей параллельно с реальной; эти вселенные почти не зависят друг от друга и почти нигде не пересекаются. В реальности почти каждый участок леса, на котором по какой-либо причине (вырубки, пожар, ветровал, вспышка численности вредителей, болезнь и т. п.) произошла гибель древостоя, в пределах лесной зоны довольно быстро естественным образом зарастает лесом. Как правило, лес вырастает совсем не такой, каким он был, но это все равно лес, и естественным образом он обычно вырастает быстрее, чем в случае посадки или посева человеком. При качественном и продуманном лесном хозяйстве лесовосстановительные мероприятия проводятся не для того, чтобы ускорить появление нового леса (они его в большинстве случаев замедляют), а для того, чтобы получить новый лес определенного состава и качества, например, хвойный или твердолиственный, да еще и оптимальной густоты.

По данным Мэрилендского университета (США) и Global Forest Watch, средняя площадь, на которой за год в России исчезает лесной покров (без разделения на постоянное и временное исчезновение), в 2001-2016 годы составляла около 3,1 млн га. Это сокращение лесов крайне неравномерно распределено по годам и по регионам России, поскольку главной его причиной являются катастрофические лесные пожары, в разные годы охватывающие леса в разных частях страны. Восстановление лесов после этих потерь древесного полога тоже происходит крайне неравномерно: в северных регионах, в горах и на бедных почвах медленно, в южных регионах, на равнинах и на богатых почвах - гораздо быстрее. Тем не менее оно происходит почти везде и, по сути, независимо от того, делают ли что-нибудь для этого люди. Таким образом, если считать процесс возобновления лесов растянутым и усредненным во времени, средняя площадь естественного возобновления леса в России больше 3 млн га в год. Если добавить сюда увеличение площади лесов за счет постепенного зарастания брошенных сельхозземель - не такого быстрого, как в девяностые и нулевые годы, но все-таки еще значительного, то это еще по меньшей мере несколько сотен тысяч гектаров новых лесов ежегодно. Кроме того, в связи с изменением климата происходит медленное, однако заметное смещение климатических поясов: северная граница лесов сдвигается к северу, верхняя граница лесов - в сторону высокогорий. Это тоже обеспечивает какой-то прирост занятой лесами площади, оценить который пока не представляется возможным. Официальная статистика лесовосстановления все эти процессы никак не отражает, в том числе потому, что основная часть погибших от пожаров лесов до настоящего времени скрывается чиновниками от официального учета.

В официальную статистику по лесовосстановлению попадают сведения о тех лесах, в которых проведены рубки или официально зафиксирована гибель насаждений и, по действующему законодательству, должно обеспечиваться лесовосстановление. Но лесовосстановление может проводиться разными способами - от создания лесных культур до всевозможного содействия естественному возобновлению леса или даже оставления участка на естественное заращивание. «Естественное заращивание» - оставление вырубленного участка на произвол судьбы, да и «содействие естественному возобновлению» чаще всего мало чем от него отличается. Проблема в том, что успех лесовосстановления (то есть появление на восстанавливаемом участке молодого хозяйственно ценного леса) лишь в малой степени (примерно на одну десятую) зависит от посадки, посева или содействия естественному возобновлению. Успех на 90% определяет последующий уход, и не просто его наличие, а профессионализм и своевременность необходимых мероприятий. В среднем, для того чтобы получить хозяйственно ценные молодняки оптимального состава и густоты, на каждом восстанавливаемом участке нужно применить два приема ухода: осветление (формирование нужного состава) и прочистку (окончательное формирование нужного состава оптимальной густоты). Таким образом, для обеспечения качественного ухода даже на той площади лесов, где, по официальным данным, производится сейчас лесовосстановление, площадь рубок ухода в молодняках должна составлять около 1,7 млн га в год. А качественный уход за молодняками и лесными культурами, появившимися в результате официально лесовосстановления в 1990-е годы (то есть находящимися сейчас в предельном для подобного ухода возрасте), и теми, что восстанавливались потом, требует площади рубок ухода в молодняках 2-3 млн га в год. В противном случае даже ранее достигнутые результаты лесовосстановления будут утрачены, а на прошлых вырубках и гарях вырастет лес, который вырос бы без какого-либо вмешательства человека.

Согласно данным ЕМИСС, площадь рубок ухода в молодняках в 2016 году составила 260 тыс. га, что почти на порядок меньше, чем нужно. Но хуже всего другое: основная часть этих попадающих в официальную статистику рубок ухода в молодняках - откровенная халтура (так называемые «коридорные» уходы, при которых нежелательная растительность убирается только в узких полосах вокруг рядов сеянцев, или уходы настолько низкой интенсивности, что какой-либо эффект от них полностью нивелируется в течение двух-трех лет). В результате подобное лесовосстановление - даже то, которое официально признается проведенным и попадает в официальную статистику, в том числе искусственное лесовосстановление, то есть создание лесных культур, - в подавляющем большинстве случаев (а в таежной зоне почти всегда) не приводит ни к каким результатам.

Алексей ЯРОШЕНКО,
руководитель лесного отдела Гринпис России