Партнеры журнала:

Лесная наука

Новая научно-экспериментальная площадка ВНИИЛМ в Сибири

В январе 2018 года в Красноярске открылся новый, 5-й, филиал Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства (ВНИИЛМ). В стенах этого учреждения будут заниматься решением приоритетных задач государственного уровня в лесном хозяйстве – разработкой современных методов защиты леса и его действенного восстановления.

Директор ВНИИЛМ Александр Мартынюк
Директор ВНИИЛМ Александр Мартынюк

Название филиала говорит само за себя – Центр лесной пирологии, развития технологий охраны лесных экосистем, защиты и воспроизводства лесов. О работе института, который в ближайшее время станет «ключевым игроком» в решении острых проблем лесного хозяйства, рассказал директор ВНИИЛМ, доктор сельскохозяйственных наук Александр Мартынюк.

– Александр Александрович, какую роль играет институт в системе научных учреждений страны?

– Много десятилетий наше учреждение было головным НИИ по многим направлениям научных исследований и прикладных научных разработок в сфере лесного хозяйства. Создание института в 1934 году на территории подмосковного Пушкино предопределило его научную ориентацию на решение стратегических и оперативных задач лесной отрасли в тесном контакте с центральными органами государственного управления лесами и лесным хозяйством и их под присмотром.

Институт в разные годы дал жизнь многим учреждениям лесной науки бывшего СССР. Через систему ВНИИЛМ в свое время прошло около 30 организаций: лесных опытных станций, опорных пунктов, региональных НИИ, ставших, впоследствии крепкими научно-исследовательскими центрами республиканского и общесоюзного значения. Мы даже создали дерево ВНИИЛМ по типу семейного генеалогического древа, постарались в нем учесть все организации, которым наш институт дал путевку в жизнь. Получился весьма ветвистый экземпляр.

Уровень института сегодня – это почти 25 тем государственного задания плюс контракты и хоздоговорные темы, совместные проекты с коллегами по отрасли и высшему лесному образованию: «Рослесозащитой», «Авиалесоохраной», «Рослесинфоргом», Почвенным институтом им. В. В. Докучаева, аграрным университетом им. К. А. Тимирязева, МГУЛ и др. Мы открыты для сотрудничества и всегда охотно идем на контакт. В 2017 году сотрудники института приняли участие примерно в 60 российских и международных симпозиумах, форумах, конференциях и семинарах, выставочных мероприятиях. За этот период было опубликовано более 150 научных работ, получено три патента на полезную модель и один на изобретение. В целом неплохой результат. Мы стараемся высоко держать планку одного из передовых учреждений в научной сфере.

– Научные исследования в понимании большинства граждан рассчитаны на далекую перспективу и не всегда применимы к повседневным жизненным проблемам. Удалось ли вам изменить этот стереотип за прошедший Год экологии?

– Наука, безусловно, ориентирована на перспективу. В первую очередь потому, что сразу применить научное достижение в жизнь не всегда можно из-за отсутствия необходимой материально-технической базы, условий для их внедрения. Зачастую мешают и бюрократические барьеры, особенно на стадии доведения разработок до внедрения. Нашему институту приходится прилагать немало усилий, особенно в последнее время, для решения злободневных, так называемых прикладных проблем, требующих довольно оперативных действий. Конечно, в подобных случаях не обойтись без научного задела, использования результатов предыдущих научных исследований. Многие знают довольно известную, фразу «Наука – дитя нужды», то есть наука служит удовлетворению потребностей, спроса общества. С одной стороны, это действительно так, но с другой – в обществе всегда должно быть определенное количество думающих людей, умных голов, способных предложить эффективные разработки. Уверен, что успешное решение возникающих задач зависит от скоординированной, слаженной работы и управленцев разного уровня, и ученых, и производственников. В качестве примера можно привести кампанию по защите лесов, которая была проведена в прошлом году в Сибирском федеральном округе. Благодаря консолидации действий под общим руководством Федерального агентства лесного хозяйства удалось объединить усилия подведомственных учреждений, компаний – производителей препаратов для защиты леса, нашего института для ликвидации очагов сибирского шелкопряда (коконопряда), распространение которого приняло в текущем году угрожающие масштабы.

– Какую часть работы этой программы взял на себя ВНИИЛМ?

В биолаборатории Ю. А. Сергеевой идет работа над новым,перспективным для Сибири энтомофагом – яйцеедом
В биолаборатории Ю. А. Сергеевой идет работа над новым, перспективным для Сибири энтомофагом – яйцеедом

– Мы вели подготовительную работу, в рамках которой сотрудники нашего отдела – Центра приоритетных биотехнологий в защите леса – основывались в том числе и на данных мониторинга численности сибирского шелкопряда, проводимого «Рослесозащитой». Динамика говорила о том, что совсем скоро может начаться массовое размножение вредителя, в то же время арсенал средств, с помощью которых можно будет справиться с большим числом этих насекомых, мягко говоря, беден. Я сейчас говорю о зарегистрированных препаратах, которые можно применять масштабно. Да, есть лепидоцид, но это бактериальный препарат, и для его наработки в необходимом объеме надо было начать производство минимум за полгода. Да если бы даже произвели в требуемом объеме, эффективность его применения была бы, по сути, нулевая, ведь лепидоцид не работает при низкой температуре, начинает действовать только при 16ºС и для условий сибирской весны категорически не подходит. Поэтому в конце 2016 года, предполагая обострение ситуации с размножением шелкопряда, мы форсировали регистрацию нового, более эффективного и менее требовательного к погодным условиям препарата – клонрина. Так что к весне 2017 года – началу активных действий по борьбе с шелкопрядом, у нас уже был действенный химический препарат, который и помог спасти многие гектары леса. Это не просто слова, это мнение руководителей департаментов лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу и Томской области. Если бы вовремя не начали обработку клонрином полутора миллионов гектаров древостоев, зараженных шелкопрядом, то к концу лета погибли бы несколько миллионов гектаров насаждений. Вот вам пример, когда наука наряду с работой на далекую перспективу успешно решает насущные проблемы сегодняшнего дня! В период обработки лесов клонрином и после нее, то есть с весны до сентября, шесть научных сотрудников лаборатории защиты леса от инвазивных и карантинных организмов под руководством Юрия Гниненко сопровождали всю борьбу с сибирским шелкопрядом в четырех регионах: Красноярском крае, Томской, Иркутской и Кемеровской областях, – анализируя действие препарата на вредителей при разных погодных условиях, сравнивая полевые результаты с лабораторными, чтобы скорректировать дальнейшие действия. Успокаиваться еще рано, но все-таки в этот раз мы победили. Ситуация с самшитовой огневкой в Краснодарском крае закончилась куда драматичнее – реликтовые самшитники, видимо, потеряны безвозвратно. Хотя наши ученые тоже предвидели последствия этой инвазии, не раз предупреждали об опасности, но сплотить усилия организаций и ведомств, к сожалению, не удалось.

– Как известно, если инвазивный вредитель проник на незараженную территорию, полностью избавиться от него нельзя. Неужели надо будет постоянно проводить химические обработки?

Испытания новых препаратов для защиты леса
Испытания новых препаратов для защиты леса

– Нет, конечно, это необходимо только в острый период, при неконтролируемом массовом размножении. В институте мы делаем упор на биологические методы защиты леса, основные исследования ведутся именно в этом направлении. Природа сама может контролировать численность вредителей с помощью энтомофагов, наша задача – их определить и создать технологию искусственного размножения энтомофагов. В этом году руководитель лаборатории биологических методов защиты леса Юлия Сергеева вместе с сотрудниками нашего филиала – Сибирской ЛОС выявила новый для Сибири энтомофаг – яйцеед, эффективный против непарного шелкопряда и шелкопряда-монашенки, а возможно, и против коконопряда. Поэтому мы вплотную займемся изучением этого яйцееда, чтобы оценить его возможности в борьбе с вредителями леса. Параллельно будем испытывать пять новых препаратов для защиты леса от хвое-листогрызущих насекомых с целью их дальнейшей регистрации. Этим вопросом, в частности, будут заниматься ученые в нашем новом филиале в Красноярске.

– Расскажите, пожалуйста, о новом центре подробнее.

– Руководство отрасли посчитало необходимым поручить ВНИИЛМ комплексные исследования в области охраны лесов. Но в первую очередь работа центра будет сосредоточена на научном сопровождении вопросов, связанных с профилактикой и тушением лесных пожаров, постпожарной адаптацией и восстановлением лесов. Мы надеемся, что сотрудники центра объединят лучшие научные и практические наработки, используя достижения отечественной лесопирологической науки и зарубежные практики. Выбор Красноярска для базирования нашего нового филиала неслучаен. Во-первых, проблема охраны и защиты лесов Сибирского региона сегодня актуальна как никогда, тем более что там прогнозируется эскалация лесопожарных режимов и инвазий вредных лесных организмов в связи с возможными климатическими изменениями. Во-вторых, Красноярск является крупным научным центром с мощной, диверсифицированной научной базой и системой подготовки кадров, в том числе лесного профиля. Мы уже провели переговоры с рядом научно-исследовательских и образовательных учреждений и рассчитываем на плодотворное сотрудничество с Институтом леса им. В. Н. Сукачева СО РАН, Сибирским федеральным университетом, возможно, с Красноярским аэрокосмическим университетом, отдельными кафедрами других вузов. При этом уже ощущаем реальную поддержку наших ведомственных учреждений и организаций: Министерства лесного хозяйства Красноярского края, Департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу, региональных филиалов ФБУ «Рослесозащита», ФБУ «Рослесинфорг», ФБУ «Авиалесоохрана». Фактически началось формирование некой научно-практической ниши, в которой будут объединены фундаментальные и прикладные исследования и проверены инновационные разработки в природных условиях Сибири. Нам хотелось бы выйти на новые формы организации совместных работ с коллегами, а именно: перейти от традиционных НИОКР к научным проектам, объединив усилия многих коллективов и сотрудников. Отдельная наша забота – воспитание молодых, активных, инновационно мыслящих ученых. В наших ближайших планах по новому филиалу – формирование пусть небольшого, но профессионального научного коллектива, состоящего из опытных и молодых сотрудников, способных в ближайшие годы предложить прорывные решения. Активное участие вузов в общей работе, включая практику студентов и аспирантов, будет подпитывать центр перспективными кадрами и обеспечит возрождение лесной пирологии как научной основы охраны лесов от пожаров. Во ВНИИЛМ уже создан отдел лесной пирологии и охраны лесов от пожаров, который в том числе будет координировать региональные и федеральные исследования.

– Согласно указу президента РФ 2018 год в России объявлен Годом гражданской активности…

– Хочу подчеркнуть, что сотрудники ВНИИЛМ всегда помнят, что являются гражданами Российской Федерации – мощной лесной державы – и несут немалую ответственность за состояние этого национального богатства. Коллектив института не пропускает ни одной посадки леса, активно взаимодействует с общественными организациями, школами, больницами. Мы консультируем по обустройству территории, даем экспертные оценки лесопаркам, проводим мастер-классы по посадке деревьев, если есть возможность, помогаем саженцами. Надеемся, что подобные контакты сохранятся и будут укрепляться, потому что они наполняют нашу жизнь добрым смыслом.

Беседовала Елена ПРОВАНСКАЯ