Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Александр Чуркин: «Для интенсивного развития отрасли необходимы понятные правила игры»

Вряд ли кто-то возразит против того, что мы хотим жить в глобальном мире, пользоваться всеми его преимуществами и при этом порой требуем от жизни «гармонии» советского прошлого с его понятными структурами - министерствами лесного хозяйства и лесной промышленности. Есть среди нас и те, кто откровенно тоскует по «совку». Тоскуем по той относительной «гармонии», потому что живем в хаосе, который состоит из особого ритма нашего времени: сложности и непредсказуемости, стрессов и непонимания друг друга... Но, как ни странно, именно этот хаос и дисгармония могут стать залогом развития и движения вперед.

Председатель Вологодского отделения Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров, член Государственного совета по развитию лесопромышленного комплекса А.Н. Чуркин по «совку», в отличие от многих, никогда не тосковал. Помнится, еще года три назад он мне сказал: «Еще в недавние времена нас призывали «улучшать» свою деятельность, но сегодня надо не просто «улучшить», а совершить крутой поворот в сторону конкретной работы». Он и сегодня не изменил своей позиции.

- Давайте, Александр Николаевич, начнем нашу беседу с вопроса, который, возможно, покажется вам резким, но я специально заостряю его для того, чтобы мы с вами быстрее добрались до сути дела: для чего вообще нужен Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области? Плохой или хороший, но есть Департамент лесного хозяйства РФ, вопросами лесной промышленности отчасти занимается Минпромэнерго, создан Совет по лесным проблемам при премьер-министре. Это официальные организации, их решения и приказы обязательны для исполнения. Так какую нишу, какое место в этой ситуации занимает возглавляемый вами союз, какие вопросы и как именно он решает?

- Вопрос достаточно обширный, поэтому и отвечать на него стану подробно. Любые демократические преобразования в нашем государстве должны осуществляться при активном участии общественных организаций. Не буду перечислять те объединения, которые хорошо ли, плохо ли, но решают вопросы развития экономики и общественных отношений. Что касается лесного сектора, то в течение последних 15 лет интересы лесопромышленников в органах государственной власти представляет Российский союз лесопромышленников и лесоэкспортеров. Именно он пытается объединить усилия разрозненных министерств и ведомств, на которые замыкается решение вопросов развития лесной отрасли, о перспективах которой в последнее время так много пишут и говорят. Совещание в Сыктывкаре, состоявшееся в марте 2006 года при участии Президента РФ, юбилейное заседание Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России совместно с премьер-министром и членами Правительства РФ в Вологде в декабре 2007 года дали серьезный толчок к пониманию роли и места лесного сектора в экономике страны, тех многочисленных проблем, без преодоления которых невозможно вывести его на качественно новый уровень.

Если затронуть региональный аспект вашего вопроса, то, как известно, у нас есть власть - правительство и Законодательное Собрание Вологодской области, есть профсоюз работников лесных отраслей, есть работодатели. Для того чтобы этот замкнутый треугольник эффективно влиял на положение дел и был создан союз. Тем самым была заложена основа консолидации лесных предприятий всех форм собственности.

Что касается основных причин, обусловивших его появление, то в первую очередь это реформирование лесной отрасли, революционное изменение лесного законодательства. Кроме того, полномочия по распоряжению лесным фондом переданы в регионы, что дает возможность прямого контакта бизнеса с органами исполнительной государственной власти.

- Особая тема - это преодоление тех административных барьеров, которые не только мешают развиваться бизнесу, но и ставят его на грань выживания. Ваше мнение по этому вопросу?

- Формула «Что хорошо бизнесу, то хорошо и государству» еще не в полной мере действует, и привести ее в соответствие с задачами, поставленными перед отраслью, - также компетенция союза. Одним из приоритетных направлений в нашей работе является взаимодействие с властью и профсоюзами по решению социальных вопросов, которые в ряде случаев стоят очень остро. Этому способствует трехстороннее соглашение, которое подписано сторонами в мае прошлого года и регулирует решение социальных проблем на производстве. Преодоление трудностей переходного периода, выработка новых подходов заставляют объединять усилия всех заинтересованных структур, и создание союза представляется вполне закономерным этапом в развитии лесных отношений.

Вопросы, решаемые союзом, достаточно многогранны. Прежде всего это защита интересов всех участников лесного бизнеса и выработка совместных предложений по совершенствованию лесного законодательства. Правила игры, диктуемые новым Лесным кодексом РФ и законодательными актами, принятыми в его развитие, достаточно противоречивы, и иллюстрацией этому служит множество примеров. Так, важным документом, определяющим работу лесозаготовителей, являются Правила заготовки древесины. Наряду с многочисленными преимуществами, способствующими эффективному лесопользованию, они, к сожалению, не унаследовали ряд важных положений, закрепленных в старых Правилах рубок.

Прежде всего это касается увеличения на два года сроков примыкания лесосек. На практике это приведет к неоправданному значительному увеличению строительства временных лесовозных дорог и, как следствие, к росту транспортной составляющей в себестоимости 1 м заготовленной древесины. Определенным барьером в интенсивном лесопользовании является необходимость отметки деревьев при проведении выборочных рубок. Ранее исключение делалось для специально обученных операторов харвестеров и вальщиков. Такое положение существенно увеличивает сложность и стоимость проведения выборочной рубки, делает ее менее привлекательной в сравнении со сплошнолесосечными рубками.

Все хозяйственные мероприятия в лесу должны планироваться с учетом ожидаемого экономического эффекта. Лес (или отдельные породы) следует рубить только тогда, когда от этого можно получить доход или иную хозяйственную пользу (уход за молодняками, санитарные рубки, разрубка трасс и т. д.).

- Имеются определенные особенности в работе с лесным фондом северо-запада?

- Характерным для лесов северо-запада нашей страны является наличие значительного корневого запаса фаутной и перестойной лиственной древесины, заготовка которой, кроме убытков, ничего не приносит. Как вы сами понимаете, нет потребности в ней и у потребителей. Старые правила позволяли оставлять на лесосеке отдельные деревья, а в соответствии с новыми вся древесина, в том числе и неликвидная, должна вырубаться.

Правила практически исключают изменение сроков заготовки и вывозки древесины. Из-за ярко выраженной сезонности заготовки и вывозки древесины, зависимости от погодных условий необходимость внесения корректив в данные сроки возникает достаточно часто.

<Ранее в соответствии с правилами при недоиспользовании расчетной лесосеки разрешалось использование накопленного в течение последних трех лет запаса увеличением ежегодной лесосеки. Эта норма была актуальна при освоении участков с малой расчетной лесосекой, что позволяло лесопользователям в значительной мере экономить при проведении подготовительных работ и развертывании производства. В новых правилах эта норма не предусмотрена.

Значительные сложности для арендаторов лесного фонда возникают из-за невозможности внесения каких-либо изменений в лесную декларацию. Вместе с тем предусмотреть заранее, за 13 месяцев, все нюансы, включая разного рода «сюрпризы» погоды, изменение технологии, внедрение новой техники, практически невозможно. Арендатор должен иметь возможность внесения изменений в приложения к декларации в течение декларируемого периода.

В соответствии с Правилами рубки хранение и вывоз древесины осуществляется в течение 12 месяцев с даты подачи лесной декларации. В то же время на основании требований Порядка заполнения и подачи лесной декларации последняя подается за один месяц до начала декларируемого календарного года. Таким образом, декларация на конкретный год подается не позднее конца ноября предыдущего года, и 12 месяцев с даты ее подачи истекают также не позднее конца ноября. Это означает, что лица, осуществляющие заготовку древесины, в соответствии с лесной декларацией в декабре каждого года не будут иметь законных оснований для рубки, хранения и вывозки древесины с лесосек. Это требование правил не имеет очевидного смысла, но при этом может создать значительные трудности в работе предприятий лесной отрасли.

Известно, что согласно положениям нового кодекса обязанности по ведению лесного хозяйства возлагаются на арендаторов, но нет механизма стимулирования лесопользователей к ведению лесного хозяйства (арендная плата не зависит от размера затрат на лесохозяйственные работы).

Например, для выполнения всех объемов лесохозяйственных работ, запланированных действующими проектами ведения лесного хозяйства на арендованных участках, лесозаготовительным предприятиям холдинговой компании «Вологодские лесопромышленники» необходимо затратить более 50 млн рублей в год. И это, заметьте, без учета затрат на организацию лесохозяйственной службы и приобретение лесохозяйственной техники! Поэтому механизм возмещения затрат, понесенных арендаторами на ведение лесного хозяйства, просто необходим!

Повышение инвестиционной привлекательности ЛПК отразилось на притоке инвестиций. За девять месяцев прошлого года в Вологодской области инвестиции в основной капитал ЛПК увеличились в два раза. В целом по области больше 15 объектов ЛПК проходят глубокую реконструкцию или строятся вновь. Но при этом, как правило, эти производства ориентированы на потребление хвойной древесины.

Когда данные объекты будут запущены в 2008-2009 годах, дополнительно потребуется около 1 млн м хвойного пиловочника или около 2 млн м заготовленной хвойной древесины. А где найти дополнительно этот объем? Не знаете? Вот и я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Экспорт хвойной древесины из Вологодской области в последние годы стремительно сокращается. К примеру, в текущем году на экспорт из области уйдет не более 100 тыс. м хвойной древесины, включая и пиловочник, и балансы.

Аналогичная ситуация на территории всего северо-запада страны, где мы сегодня наблюдаем внедрение значительного количества инвестиционных проектов по механической переработке древесины, рассчитанных на потребление опять же хвойной древесины.

Общеизвестно, что для комплексного освоения лесных ресурсов необходимо развивать мощности по химической переработке - производство целлюлозы и древесной массы. Однако одним из барьеров на этом пути является вопрос обеспечения сырьем. Лесозаготовка в последние годы практически не растет. При этом очевидно то, что резервы для увеличения лесозаготовки имеются, но при планировании этого процесса необходимо сопоставлять структуру производства и сбыта. К примеру, в Северо-Западном регионе при вводе в эксплуатацию строящихся сегодня заводов по механической переработке и с учетом роста потребления целлюлозных комбинатов хвойная древесина полностью востребована на внутреннем рынке. При этом лиственная древесина (береза, осина) явно имеет избыток. Для общего сведения тех, кто не в курсе ситуации: в Вологодской области из общего объема заготовки 42% хвойной древесины и 58% лиственной. Таким образом, мы считаем, что одним из главных барьеров по росту лесозаготовки является отсутствие достаточного спроса на лиственную древесину на рынке России.

А если представить, что с 1 января 2009 года действительно не будет возможности реализовать на экспорт березовые балансы диаметром 15 см и более, а также осиновые балансы, то говорить об увеличении заготовки невозможно (смешанный лес).

По прогнозу, только березовых балансов диаметром 15 см и более в Вологодской области останутся непроданными 730 тыс. м на сумму более 1 млрд рублей. А в целом по северо-западу и центральной части России, думаю, в пять-шесть раз больше! Этот объем будет гнить на лесосеке или складах поставщиков. Не останется этот факт и без отрицательных социальных последствий.

Словом, для интенсивного развития ЛПК необходимы понятные, профессионально выверенные долгосрочные правила игры, учитывающие интересы и особенности всех представителей лесного сообщества. К сожалению, не все нормативные акты, регулирующие процессы в ЛПК, соответствуют данным критериям. К примеру, в таможенных кодах на круглый лес, кроме наименования товара, дополнительно установлены три группы градации по диаметрам, что не соответствует ни российской, ни мировой практике.

Следующий пример связан с отгрузкой покупателям продукции переработки древесины. К примеру, очередной бюрократической препоной для коммерческой деятельности лесозаготовительных предприятий явился Приказ Минсельхоза РФ от 14 марта 2007 года № 163, которым утвержден порядок выдачи фитосанитарных сертификатов. Фитосанитарная служба в полном объеме решила применять его с 1 декабря 2007 года, хотя он вступил в силу в мае 2007 года. Пунктом 15 данного порядка установлено, что все оформленные территориальным управлением Россельхознадзора фитосанитарные сертификаты направляются в Россельхознадзор для присвоения регистрационного номера, а фитосанитарные сертификаты, не содержащие регистрационного номера, недействительны. В то же время утвержден срок, в течение которого принимается решение о выдаче фитосанитарных сертификатов, который составляет 30 дней. Органы фитосанитарной службы выдают такие сертификаты только с указанием конкретного номера вагона.

Теперь лесоэкспортеры, прежде чем отправить товар на экспорт, должны заказать вагон, погрузить его, затем дать заявку на выдачу фитосанитарного сертификата, которая рассматривается в течение 30 дней. 30 дней вагон будет стоять с грузом! Вы не находите эту ситуацию абсурдной? В итоге груз стоит на путях 30 дней, чем причиняются необоснованные убытки, а вдобавок к этому лесоэкспортеры уплатят штрафы железной дороге.

С целью совершенствования нормативно-правовой базы, а также ликвидации технических барьеров в деятельности ЛПК необходимо при подготовке нормативно-правовых актов как можно больше привлекать общественные организации лесопромышленников для совместных консультаций и внесения предложений.

- А кого вы видите своими союзниками в решении тех лесных проблем, о которых вы только что мне говорили, на кого опираетесь в своей работе?

- В своей деятельности мы опираемся как на органы государственной власти, так и на те научные и общественные объединения, которые созданы в области, а также на опыт и мудрость ветеранов производства.

- Словом, забот у Союза лесопромышленников - непочатый край. И все-таки какую проблему вы считаете сегодня наиболее важной в ЛПК Вологодской области и как собираетесь способствовать ее решению?

- Говоря о проблемах, стоящих перед отраслью, трудно выделить самую важную. Все они взаимосвязаны и должны решаться комплексно. Их не преодолеть без серьезных инвестиций, реструктуризации производства, изучения наличия и баланса сырья, создания мощностей по переработке низкосортной древесины, эффективного размещения производственных объектов, создания необходимой инфраструктуры, внедрения новых машин и технологий, завершения реформирования лесного хозяйства, подготовки кадров.

Все, о чем я вам только что говорил, и должно стать предметом приложения сил созданного при Правительстве РФ Государственного совета по развитию лесопромышленного комплекса. Его функционирование - это серьезный прорыв в решении проблем ЛПК. Определены основные направления деятельности совета, разрабатываются меры, направленные на вывод отрасли на новый качественный уровень. Главное - это определить те административные, организационные, технические, правовые барьеры, которые мешают ей нормально развиваться.

Совет собирался дважды и наметил серьезную программу действий. Созданы рабочие группы по конкретизации решения тех или иных проблем: по лесному хозяйству и лесопользованию, лесной промышленности, углубленной переработке древесины, нормативно-правовому и тарифно-таможенному регулированию. В составе этих структур есть представители и Вологодского союза...

- Во время недавнего совещания в Сыктывкаре Виктор Зубков достаточно высоко оценил проект стратегии развития ЛПК, который представил Захар Смушкин. А что вы думаете об этом проекте?

- На очередном заседании совета, состоявшемся 29 января текущего года, была представлена на рассмотрение модель стратегии развития ЛПК, которая после обсуждения и доработки может стать основополагающим документом, определяющим перспективы отрасли, цели, задачи и пути их достижения. Именно так я об этом важнейшем документе и думаю. Лесопромышленный комплекс имеет свои отличительные особенности. В основе своей это ресурсодобывающая отрасль, без развития которой невозможно увеличивать переработку древесины. В своем мнении я далеко не одинок.

- Насколько я знаю, вы в своей работе в основном ориентируетесь на крупные лесопромышленные холдинги и корпорации, на целлюлозно-бумажные предприятия. А малый и средний лесной бизнес? Не обделен ли он вашим вниманием?

- Сложившаяся структура лесопользования не в полной мере способствует дальнейшему развитию лесозаготовок. В трудные для экономики годы, когда разваливались предприятия и была крайняя необходимость в создании рабочих мест, обеспечении элементарных социальных условий, лесные участки передавались в аренду как крупным интегрированным структурам, так и предпринимателям. Часть последних сумела достичь определенных производственных результатов, обзавелась необходимой техникой, мощностями по первичной переработке древесины, обеспечила занятость населения. Вместе с тем лесосырьевая база области представляет собой лоскутное одеяло, что в значительной степени сдерживает внедрение новых технологий, строительство лесных дорог, без которых отрасль не имеет перспектив развития. Практически вырублены леса возле имеющихся транспортных путей. Почти не осталось летнего лесфонда, что делает лесозаготовительное производство все более зависимым от зимнего периода.

В настоящее время около половины лесного ресурса поступает на предприятия переработки области именно от индивидуальных предпринимателей. Ими же производится и значительное количество пиломатериалов, правда, достаточно низкого качества. Мелкие пилорамы, число которых неуклонно растет, являются тормозом для развития качественного лесопиления. При отсутствии окорки древесины, сушки пиломатериалов, значительного количества неперерабатываемых отходов эти объекты лесного бизнеса, тем не менее, обеспечивают занятость местного населения, смягчая социальную напряженность, что устраивает местные власти. Именно здесь легализуется незаконно добытая древесина.

Подводя итог своим рассуждениям, скажу, что малый бизнес в лесном секторе экономики нуждается в серьезной корректировке. Пока его «эффективность» определяется неуплаченными налогами, зарплатами в конвертах, сырьевыми потерями государства. Исходя из реалий существующего законодательства, развитие малого бизнеса должно существенно трансформироваться.

Тем, кто не может вести лесное хозяйство на арендуемых участках лесфонда, нужно будет переходить на оказание услуг крупным арендаторам. Существует и вариант интеграции в рамках создания акционерных обществ. Потому наш союз и стремится к созданию оптимальной структуры лесного бизнеса. Предприняты шаги к открытию в лесных районах области отделений союза, которые могли бы совместно с органами государственной власти не только анализировать состояние лесных отношений, но и вырабатывать решения, направленные на удовлетворение интересов лесопользователей и местного населения.

Очевидно, что будущее в лесном комплексе принадлежит взаимодействию крупных вертикально интегрированных структур с представителями малого и среднего бизнеса.

- Сейчас много говорят о заградительных пошлинах на кругляк. Я тоже двумя руками за них - действительно, почему это мы должны «кормить» своим сырьем чужие заводы? Но не кажется ли вам, что в данном случае не все до конца продумано и что вместе с водой мы выплескиваем и ребенка? У нас в целом по стране ведь смешанные леса, половина в них или около того составляют лиственные насаждения, которые мы пока использовать не можем. Выборочно рубить нам не под силу - дело это очень накладное. И что мы будем делать с той древесиной, которую у себя переработать не можем, а которую нельзя будет продать? Что вы думаете об этой проблеме и какой выход может быть из этой ситуации?

- Введение заградительных пошлин с 1 января 2009 года, данная мера с точки зрения государственной целесообразности на сегодняшний день выглядит поспешной, так как пока нет анализа экономической эффективности данного шага. Да, мы способны переработать у себя весь пиловочник, фанкряж, хвойные балансы, но мощностей по переработке лиственных балансов внутри страны нет. А ведь только по Вологодской области это порядка 1 млн м древесины!

Создание предприятий по ее переработке потребует времени и инвестиций. Что будет с этой древесиной - не может сказать никто. Это серьезный вопрос, требующий детальной проработки и конкретных решений. В противном случае экономические и социальные потрясения в отрасли неизбежны. Потенциал лесного комплекса значителен, и, не используя его, невозможно реализовать те национальные программы развития, которые обеспечат рост экономики страны и благосостояния граждан России...

Нам предстоит жить в сложном, подвижном, жестком мире. И единственный способ достижения каких-то очевидных успехов - ежедневное личное усилие в борьбе со своей ленью, постоянный поиск. Хотите жить сегодня - привыкайте жить сложно. Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России взрослеет. Это видно и на примере его организации на Вологодчине. Вопросов перед союзом с каждым днем возникает все больше, и на них появляется все меньше стандартных ответов. От верных ответов на эти вопросы будет зависеть судьба всех, чья работа так или иначе связана с лесом. Одно ясно: сегодня надо не просто «улучшить», а «совершить крутой поворот в сторону конкретной работы». Многое сейчас нам кажется само собой разумеющимся. Но совсем еще недавние совещания лесопромышленников с главой Правительства РФ в Вологде и в Сыктывкаре и зовут нас к новому видению «примелькавшихся фактов».

Беседовал Владимир ПЕТУХОВ, наш собкор