Партнеры журнала:

Мнение

Оборотная сторона роста?

Чем грозит Архангельской области нынешний подход к реализации приоритетных инвестпроектов

Как сообщает региональное правительство, десять приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов в Архангельской области включены Минпромторгом в федеральный перечень таких проектов и пять из них уже завершены. По расчетам специалистов, когда все созданные в рамках приоритетных инвестпроектов производства выйдут на запланированную мощность, объем выпуска пиломатериалов в регионе вырастет с нынешних 2 млн м3 до 3,2 млн м3 в год.

На первый взгляд этот прогноз вполне оптимистичный, как минимум с точки зрения будущего социально-экономического развития Архангельской области. Однако в реальности теперешний подход местных властей к поддержке приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов неизбежно приведет к крайне неблагоприятным последствиям, причем не в каком-то отдаленном будущем, а уже в ближайшие годы.

Связано это с тем, что для производства хвойных пиломатериалов требуется качественное сырье: крупный и средний хвойный пиловочник. Экономическая жизнеспособность и конкурентоспособность лесопильных предприятий полностью зависят от качества и себестоимости этого сырья. Многие десятилетия экстенсивного лесопользования в Архангельской области, то есть заготовка древесины в лучших, наиболее доступных и продуктивных, лесах без эффективного восстановления и выращивания хозяйственно ценных насаждений на вырубленных площадях, привели к катастрофическому истощению ресурсов хвойных лесов. На бумаге ценных хвойных лесов в регионе все еще очень много и официальная расчетная лесосека позволяет увеличить рубки почти вдвое по сравнению с нынешним показателем, но в реальности уже сейчас лесные предприятия региона сталкиваются с жестоким дефицитом ценного лесного сырья (в первую очередь крупного хвойного пиловочника). Хозяйственно малоценной древесины – лиственной, гнилой, кривой, тонкомерной в области очень много, но она не годится как сырье для лесопильных предприятий, а если и используется в качестве такового, то не может обеспечить высокую рентабельность и экономическую устойчивость работы этих предприятий.

Рост объемов производства пиломатериалов на 1,2 млн м3 по сравнению с сегодняшним показателем потребует увеличения объемов общей заготовки древесины в хвойных лесах на 2–3 млн м3. Ресурсов для подобного увеличения объемов заготовки в Архангельской области нет: сохранившиеся хвойные леса не могут устойчиво обеспечивать даже существующие объемы рубок. Любой рост объемов заготовки хвойной древесины приведет к быстрому истощению и опустошению оставшихся хвойных лесов региона. Причем никакой надежды на скорое существенное пополнение спелых хвойных лесов в регионе за счет нынешних приспевающих и средневозрастных насаждений нет. Из-за отсутствия эффективного лесного хозяйства в прошлом леса, которые сейчас должны были стать средневозрастными и приспевающими хвойными, в реальности представляют собой в основном березняки и осинники.

Таким образом, потребность вновь создаваемых или модернизируемых лесопильных предприятий Архангельской области в хвойном пиловочнике при нынешнем состоянии лесных ресурсов региона может быть удовлетворена только за счет катастрофической эксплуатации (быстрых рубок) сохранившихся остатков хвойных лесов, вовлечения в рубку лесов высокой природоохранной и социальной ценности, а также (под предлогом «интенсивного использования и воспроизводства лесов») преждевременной рубки приспевающих и средневозрастных насаждений. Все это уже в самые ближайшие годы неизбежно приведет к ряду последствий:

  • новому витку «лесных войн» (переделу лесной собственности между влиятельными чиновниками и промышленниками, финансовыми и криминальными группами, в том числе с применением условно-правовых и неправовых методов); если в девяностые и нулевые годы противоборствующие стороны делили в основном предприятия, то сейчас будут делить лесные ресурсы;
  • отказу от природоохранных планов и ограничений, в том числе официальных планов по развитию системы особо охраняемых природных территорий (что уже наблюдается на примере Верхнеюловского заказника) и ограничений на рубку в социально значимых лесах – лесопарковых, зеленых, водоохранных зонах, окрестностях деревень и т. д.;
  • подавлению местного малого лесного бизнеса, ограничению возможностей использования лесов для местных нужд, не связанных с реализацией крупных приоритетных инвестпроектов и обеспечением древесиной крупнейших лесопильных предприятий (пример – инициатива Архангельского областного собрания депутатов по «повышению эффективности использования муниципальной лесосеки»).

Перечисленные факторы, вне всякого сомнения, приведут к обострению конфликтов как внутри лесного сектора, так и вне его, в том числе конфликтов лесопромышленников и природоохранных организаций, а также местного населения.

Но даже если все нынешние «инициативы» региональных властей и лесопромышленников по отказу от природоохранных мер будут реализованы и все леса высокой природоохранной и социальной ценности будут максимально вовлечены в рубки, а всех недовольных получится «заткнуть», это будет пиррова победа, ведь новые и модернизированные лесопильные предприятия обеспечат необходимым сырьем на весьма ограниченный срок. Каким окажется этот срок, зависит от многих условий (экономической ситуации в стране, экспортных цен на лесопродукцию и внутренних ставок платы за лесные ресурсы, погодных условий для лесных работ и вывозки древесины, масштабов гибели лесов от вредителей, болезней, пожаров, ветровалов и других бедствий, а также от того, сколько заявленных приоритетных инвестпроектов получится реализовать, и т. д.). Но в любом случае катастрофический конец нынешней модели лесопользования в Архангельской области очевиден.

Единственный выход из ситуации – ускоренное развитие полноценного лесного хозяйства, способного свести к минимуму непроизводительные потери лесов и обеспечить эффективное лесовыращивание на ранее освоенных лесных землях, в основном наиболее доступных и продуктивных. Только организация и ведение подобного хозяйства может обеспечить для жителей лесных деревень и поселков постоянные рабочие места и достойный уровень жизни, а для лесных предприятий – постоянное поступление качественного лесного сырья без уничтожения остатков лесов высокой природоохранной и социальной ценности. Но пока такого лесного хозяйства в Архангельской области нет, как нет и реальных мер по его развитию. 

Алексей Ярошенко