Партнеры журнала:

Регион номера

Евгений Марков: «Лесное законодательство должно учитывать реальную ситуацию в отрасли»

Лесная промышленность – стратегический ресурс Тюменской области и перспективное направление развития экономики региона. Согласно официальным данным, потенциальный ежегодный объем заготовки древесины (расчетной лесосеки) – 16,182 млн м3, однако с учетом транспортной доступности возможный объем заготовки древесины не превышает 5,8 млн м3 древесины в год.

О том, с какими проблемами сталкиваются лесозаготовители и переработчики древесины в Тюменской области, корреспондент журнала «ЛесПромИнформ» попросила рассказать заместителя председателя комитета по бюджету, финансам и налоговой политике Думы Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Евгения Маркова.

– Евгений Владимирович, вы очень давно имеете отношение к лесному хозяйству и ЛПК Тюменской области. Какие позитивные или негативные изменения в них можно отметить за последние годы?

– Лесной кодекс, вступивший в действие 1 января 2007 года, передал на уровень субъектов Федерации значительную часть полномочий по управлению лесопользованием, создал предпосылки для формирования института долгосрочной аренды лесов по разным видам лесопользования. Но результаты деятельности в лесной сфере в последние годы показали, что обязательства, наложенные на арендаторов, могут выдержать далеко не все хозяйствующие субъекты. В лесу «временщики» не задерживаются. Лес не приносит быстрой прибыли. Аренда лесного фонда – это серьезный инвестиционный проект, включающий и лесоуправление, и заготовку древесины (не только сплошные рубки, но и санитарные, и рубки ухода). Необходимо также вести строительство лесовозных дорог, защищать лес от пожаров. Сегодня приобретает огромное значение лесовосстановление. Без рационального развития всех направлений устойчивая аренда невозможна.

В лесном фонде нашего региона, как в капле воды, отражаются накопившиеся проблемы всей отрасли: недофинансирование, в явном виде существующее с 1990-х годов, стремительно устаревающие материалы лесоустройства и огромные лоббистские возможности крупных хозяйствующих субъектов (энергетиков, нефтяников), для которых работа с лесом – всего лишь побочная деятельность. Все это, к сожалению, приводит к тому, что Лесной кодекс вместе с подзаконными актами стал напоминать лоскутное одеяло: решая одну проблему, наши властные структуры часто не обращают внимания на побочные эффекты, возникающие от несистемного изменения законодательства.

Не все лесопользователи оказались готовы к новым правилам игры. За последние десять лет число малых и средних отраслевых игроков менялось не один раз. Но за этот же период сложился пласт крепких компаний, которые могут развиваться в быстро меняющихся условиях. И, несмотря на все сложности законодательства, в отрасли уже сформировались профессиональные команды специалистов, готовые реализовывать крупные инвестиционные проекты. В Ханты-Мансийском автономном округе, который входит в состав Тюменской области, сложился круг устойчивых лесопользователей, есть позитивные тенденции омоложения персонала компаний и организаций, в том числе за счет выпускников школьных лесничеств.

– Какие законодательные проблемы существуют в ЛПК ХМАО, Тюменской области, можно ли решить их на уровне региона?

– При передаче лесных полномочий на региональный уровень в округе в короткий срок была сформирована вся необходимая нормативно-правовая база. Более того, были разработаны принципы господдержки приоритетных и перспективных направлений глубокой переработки древесины.

На первом этапе внедрения нового лесного кодекса у многих специалистов лесного комплекса складывалось впечатление, что институт краткосрочного лесопользования вообще не нужен – все вопросы могут закрыть долгосрочные арендаторы. И почти сразу же малый и средний бизнес в сфере деревопереработки столкнулся с дефицитом сырья. Было предпринято немало усилий, для того чтобы вернуть норму о краткосрочном лесопользовании в кодекс, этого все-таки удалось добиться. Законодательство должно учитывать реальную ситуацию в отрасли, быть гибким и устанавливать цивилизованные правила игры.

– Что вы думаете об ориентировании регионального ЛПК на экспорт? Весной 2017 года директор департамента лесного комплекса Тюменской области Владимир Артановский говорил, что это направление необходимо развивать. Какие шаги, в том числе законодательные, предпринимаются в этом направлении?

– Абсолютной ориентации регионального ЛПК на экспорт не будет, это и невозможно, и нерационально. Но, безусловно, производство продукции с высокой добавленной стоимостью, хорошим экспортным потенциалом – один из ключевых факторов развития отрасли. Должен быть разумный баланс между продукцией для внутреннего рынка (а динамично развивающийся строительный комплекс дает такой шанс) и экспортно ориентированной продукцией. Сейчас в перечень мер господдержки на федеральном и региональном уровне включен ряд экспортных позиций, и важна «тонкая настройка» системы – регулярный анализ востребованности и эффективности этих мер поддержки. Нельзя тонким слоем размазывать ресурсы по всей номенклатуре продукции. Нужно поддерживать только те позиции, которые дадут мультипликативный эффект по всей цепочке поставщиков.

Кроме того, экспортные рынки крайне чувствительны к чистоте происхождения древесины, включая законность и прозрачность ее заготовки, своевременность выплаты заработной платы сотрудникам и так далее. Международный рынок продукции из древесины выработал для подобной оценки единый механизм – это сертификация поставщиков и лесопользователей в соответствии с принципами попечительского лесного совета – FSC. Если мы хотим, чтобы наша продукция была востребована внешними рынками, нужно стимулировать наших арендаторов и поставщиков древесины внедрять FSC-принципы управления лесным хозяйством, а затем проходить сертификацию. Это шаг к цивилизованным отношениям в лесной сфере, и, мне кажется, сейчас нам этого не хватает. Для стимулирования FSC-сертификации можно установить правило: предоставление мер стимулирующей государственной поддержки лесопользователям возможно только при наличии FSC-сертификата. Естественно, надо предоставить лесному бизнесу переходный период, например, внедрить эту норму с 2020 года.

– Как строится взаимодействие бизнеса и власти в Тюменской области? Какой помощи лесной бизнес ждет от государства?

– Прежде всего – прозрачных правил игры. Конструктивного взаимодействия. Арендатора в лесу должны перестать воспринимать как непойманного нарушителя, и органы лесного хозяйства, и общественность должны рассматривать лесной бизнес в качестве долгосрочного партнера и помощника, тогда формула «частно-государственное партнерство» не будет пустым звуком, приобретет реальное наполнение. Именно лесная отрасль, в силу государственной собственности на лес и долгосрочного характера многих процессов, является естественной средой для построения долгосрочных партнерских отношений с бизнесом.

– Удалось ли решить в Тюменской области проблему упрощения процедуры покупки древесины, заготовленной при строительстве линейных объектов?

– К сожалению, пока нет. Рынок, сформировавшийся вокруг механизма реализации древесины через аукционы, проводимые Росимуществом, не прозрачный. Реализация древесины по 604-му постановлению сильно затруднена: древесина находится в недоступных местах, отсутствует спрос на низкосортную древесину, часто в разных документах фигурируют противоречивые сведения об объемах вырубаемой древесины. Один из вариантов решения – внесение изменений в статьи 20, 43, 77 Лесного кодекса Российской Федерации и разрешение заключать договоры купли-продажи древесины без проведения аукциона на лесные участки, переданные в аренду в соответствии со статьями 43–46 Лесного кодекса Российской Федерации.

Возможно, нам надо посмотреть на опыт других регионов и внедрить элементы проведения торгов через товарную биржу. Сделать рынок прозрачнее. Пока никто из участников процесса – ни энергетики, ни сотрудники Росимущества, ни контрольно-надзорные органы в сфере природопользования – не удовлетворен сложившейся ситуацией. Надо менять законодательство, изменить подход к этой проблеме.

– Совсем недавно на совещании, посвященном развитию экспортной деятельности лесопромышленных предприятий Тюменской области, поднимался вопрос о создании лесного терминала с организацией таможенной зоны и склада. Представители бизнеса, участвовавшие в нем, отметили, что проекту нужна поддержка, в том числе со стороны Ассоциации лесозаготовителей и деревообработчиков Тюменской области. Как вы относитесь к этому проекту? Готовы оказать поддержку?

– Работа по созданию лесного терминала из области разговоров уже перешла в практическую плос­кость, сегодня осуществлено несколько отгрузок. Пока внутри России. Создание отдельного таможенного поста возможно (и целесообразно) при формировании постоянного потока лесных грузов на экспорт. Решение об этом будет приниматься при стабильных отгрузках в течение полугодия и перспективах роста объемов отгрузок леса. Но проект этот, безусловно, нужный для региона. А поддержка ассоциации может заключаться в участии ее членов в формировании «сборных» отгрузок крупным потребителям во взаимодействии с подразделениями РЖД и компаниями – собственниками специализированных вагонов. 

Кстати

Евгений Марков с 2008 года является председателем Некоммерческого партнерства «Ассоциация лесозаготовителей и деревообработчиков Тюменской области».

«Основной целью работы ассоциации мы считаем формирование прямого канала связи между руководством области и отраслевым сообществом, – рассказал г-н Марков. – Наша организация была создана в 2002 году, в нее тогда входили все крупнейшие лесозаготовительные и деревообрабатывающие предприятия области. Но время не стоит на месте, некоторая часть предприятий-участников ушла с рынка, появились новые игроки. Произошло существенное изменение законодательства, изменилась и предпринимательская среда. Сейчас ассоциация нуждается в “перезагрузке”, нужно принять в ее ряды новых активных участников, обновить приоритеты работы и выработать новые подходы к построению эффективной коммуникации».

Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Тюменская область