Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Причина сокращения объемов незаконных рубок – в разрушении остатков лесной охраны?

Издание «Газета.ru» приводит ответ на свой запрос в Рослесхоз по поводу незаконных рубок леса в стране: «благодаря принятым мерам в 2018 году достигнуто снижение объема незаконной рубки лесных насаждений на 37%», «в 2017 году незаконная вырубка составила 1,7 млн м3, а в 2018-м – 1,1 млн м3».

На первый взгляд, данные выглядят оптимистично, и говорят о том, что разворовывать российские леса стали чуть меньше. Но сравним их со вполне официальными оценками масштабов незаконных рубок, содержащимися в недавнем постановлении Совета Федерации от 30 января 2019 года № 17-СФ «Об усилении контроля за оборотом древесины и противодействия ее незаконной заготовке». Вот что в нем говорится по этому поводу: «Расчеты федерального государственного бюджетного учреждения науки Центра экологии и продуктивности лесов Российской академии наук с применением метода исчисления баланса рубки лесных насаждений и потребления древесины показали превышение объема древесины, использованной для переработки, экспорта и внутреннего потребления, над объемом законного лесопользования на 16%»...

«В ходе рассмотрения проблем незаконного лесопользования в рамках Всероссийского лесного форума, „круглых столов“, а также совещаний (Чита, Хабаровск, Барнаул), проводимых Комитетом Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию с участием федеральных органов исполнительной власти, отмечалось, что наибольшее распространение незаконные рубки лесных насаждений получили при освоении лесов, в том числе при проведении санитарно-оздоровительных мероприятий – 7–8 млн м3, при отпуске древесины, необходимой для удовлетворения собственных нужд граждан, – 5–6 млн м3. Объемы незаконных рубок лесных насаждений, производимых гражданами с целью получения незаконного дохода, оцениваются экспертами в 4–5 млн м3».

16% сверх официальных объемов заготовки древесины – это примерно 34–35 млн м3 в год; суммирование приведенных в постановлении Совета Федерации оценок по незаконным санрубкам, незаконной заготовке под видом удовлетворения собственных нужд и «самоволкам» дает 16–19 млн м3 в год. Таким образом, содержащиеся в постановлении Совета Федерации оценки (скорее всего, сильно заниженные за счет недоучета потерь древесины, отчасти маскирующих воровство), превышают данные Рослесхоза по объемам незаконной рубки в 15–30 раз. Это значит, что официальную статистику Рослесхоза попадают в лучшем случае первые проценты от реального объема незаконных рубок в России. Соответственно, эта статистика не отражает и не может отражать ни реальные масштабы воровства леса в нашей стране, ни их реальное уменьшение или увеличение.

При этом нет абсолютно никаких объективных причин к тому, чтобы объемы незаконных рубок в нашей стране в последние годы снижались. Объемы производства в лесной отрасли растут, объемы экспорта лесной продукции тоже. Система контроля за оборотом древесины – ЕГАИС учета древесины и сделок с ней, как уже много раз отмечалось раньше, позволяет легализовать еще до начала учета (до попадания в эту систему) почти неограниченные объемы «ворлеса», и реальных механизмов влиятия на незаконные рубки почти не имеет. Остатки лесной охраны, которая теперь называется «федеральным государственным лесным надзором», в основном заняты поддержанием отраслевого документооборота и все той же ЕГАИС учета древесины и сделок с ней – им чаще всего просто не до реального леса. Значительная часть лучших и самых близких к людям и инфраструктуре лесов – леса на землях сельхозназначения (это примерно 10% от всех российских лесов) – вообще не имеет ясного правового статуса, и часто рубится вообще без всяких правил и документов. С учетом всех этих обстоятельств, наиболее вероятной причиной отмечаемого Рослесхозом снижения объемов незаконных рубок является дальнейшая деградация остатков лесной охраны, и дальнейшее превращение российских лесов в беспризорную территорию.

Алексей Ярошенко руководитель лесного отдела «Гринпис»