Партнеры журнала:

События ЛПК

Лесной сектор экономики России глазами экспертов

25 апреля 2019 года в Москве прошла IV Международная конференция «Рынок леса и пиломатериалов» компании MAXConference. Темы докладов был традиционно разнообразны и, помимо ситуации на основных рынках пиломатериалов, охватывали изменения в государственном регулировании ЛПК, проблемы ведения лесного хозяйства, лесной сертификации и экспортной логистики.

Директор по маркетингу Segezha Group Надежда Рязанцева рассмот­рела в своем докладе динамику экспорта хвойных пиломатериалов из РФ и ситуацию на основных зарубежных рынках пиломатериалов. Segezha Group с объемом производства 1,2 млн м3 в год является ведущим российским экспортером пилопродукции. Общий объем производства хвойных пиломатериалов в России оценивается (2018 г.) в 39 млн м3. Прирост 7% к уровню 2017 года обеспечен прежде всего за счет поставок в Китай, которые выросли на 1,3 млн м3 и достигли 17,3 млн м3. Однако глобальный цикл роста цен, продолжавшийся два года, завершился. Текущая ситуация на мировом рынке пиломатериалов характеризуется значительным превышением производства над потреблением. К данному моменту на складах импортеров скопились большие запасы пилопродукции – в одном только китайском порту Тайцан на I квартал текущего года они составляли 1,5 млн м3. В результате, с III квартала 2018 года наблюдается снижение цен на пиломатериалы на всех региональных рынках мира. Так, в Китае российские еловые пиломатериалы SF I-IV, в ноябре прошлого года предлагавшиеся по $250 за 1 м3, к апрелю текущего подешевели до $235, и прогнозируется снижение цены еще на $5–10. В Египте за этот же период цена на сосновые сортименты упала с $270 до $235. Впрочем, «дно», по-видимому, уже достигнуто, и во второй половине года ожидается даже небольшое повышение цен на основных рынках. Серьезное же улучшение ситуации, согласно прогнозу, ожидается не раньше 2021 года, когда мировые объемы потребления и производства сравняются. В числе угроз для лесопильной промышленности докладчик назвала торговые войны, волатильность валют, риски для сырьевой базы (пожары и нашествия насекомых, а также низкую эффективность лесопользования в России), рост затрат на логистику.

Доклад Александра Чуева, начальника Управления долгосрочного планирования и прогнозирования в лесном хозяйстве Федерального агентства лесного хозяйства, был посвящен разрабатываемой его ведомством новой экономической модели ценообразования на лесные ресурсы.

В 2018 году лесной сектор экономики принес в бюджет Российской Федерации 78,8 млрд руб., в том числе 46 млрд руб. платежей за использование лесных ресурсов и 32,8 млрд руб. налоговых и таможенных платежей. Однако существующая модель ценообразования на лес на корню, по мнению ФАЛХ, не стимулирует арендаторов к полному освоению арендованного лесного фонда, добросовестному восстановлению лесов и созданию добавленной стоимости за счет переработки древесины. Поэтому предлагается новая формула, по которой базовая ставка рассчитывается от средней рыночной цены сортиментов в пункте погрузки за вычетом нормативной себестоимости заготовки и транспортировки древесины, нормативной прибыли, а также нормативных затрат на мероприятия по охране, защите и воспроизводству лесов в расчете на один кубометр заготовленной древесины. К этой базовой ставке применяются корректирующие коэффициенты, учитывающие рельеф местности, способ рубки (сплошную или выборочную), расстояние вывозки, запас древесины на гектар и состояние насаждений, в том числе долю дровяного сырья. Помимо этого, предусмотрено четыре коэффициента, учитывающих характер деятельности арендатора: процент освоения расчетной лесосеки, процент собственной переработки, площадь лесовосстановления, использование улучшенного посадочного материала и саженцев с закрытой корневой системой (ЗКС), группы производимой продукции по классификатору ОКПД 2. В результате применения этих коэффициентов арендатору, наиболее полно осваивающему расчетную лесосеку, обеспечивающему качественное восстановление леса и занимающемуся переработкой заготовленной древесины, по замыслу ФАЛХ, будет снижена ставка платежей за лесные ресурсы относительно базовой.

Директор FSC России Николай Шматков посвятил доклад состоянию лесной сертификации в России и мире и принципах ответственного лесоуправления. На текущий момент по системе FSC в мире сертифицировано 196 млн га лесов, 23% которых находятся в России, занимающей второе место в мире по площади сертифицированных лесов и первое место по количеству выданных сертификатов лесоуправления FSC – 160 из 1588. В России также действует 531 сертификат цепочки поставок (CoC). Из 50 крупнейших российских лесопромышленных компаний 34 (68%) имеют сертификат FSC. Из отраслей лесопромышленного комплекса максимально сертифицировано целлюлозно-бумажное производство: 98% товарной целлюлозы производится сертифицированными компаниями. В последнее время древесина с сертификатом становится востребованной не только при поставке на экспорт, но и на внутреннем рынке. Так, IKEA на конец 2018 года имела в своем портфеле в России FSC-сертифицированными 100% изделий из древесины и 99% материалов лесного происхождения.

В настоящее время происходит переход на новую версию Национального стандарта системы лесоуправления по системе FSC. Этот стандарт предусматривает 10 принципов ответственного управления лесами, включая социально-экономические (соблюдение прав коренных народов, прав работников и интересов местного населения), имеющие, на первый взгляд, отдаленное отношение к охране окружающей среды; 56 критериев и примерно 300 индикаторов (конкретных требований). Как организация FSC нацелена на активный диалог и взаимодействие заинтересованных сторон – бизнеса и организаций экологической и социальной направленности. Так, с большим трудом, но все же удалось найти с лесопромышленниками компромисс по сохранению малонарушенных лесных территорий (МЛТ) – 30% арендуемых МЛТ должны быть выведены из хозяйственной деятельности, остальные – использоваться в щадящем режиме.

Александр Мариев, главный аналитик ФГБУ «Рослесинфорг», доложил о развитии системы контроля за происхождением древесины. В ближайшее время в Лесной кодекс РФ, а также в Уголовный кодекс и КоАП будут внесены изменения, касающиеся учета древесины и сделок с ней. Так, лица, осуществляющие перевозку древесины, обязаны будут иметь при себе электронные сопроводительные документы, выданные лесничествами с привязкой к делянкам (аналог лесорубочного билета). Данные в эти сопроводительные документы вносит предприниматель, а геотег формируется как вид сведений автоматически, без участия человека. Для проверки сопроводительных документов инспектор полиции будет использовать специальное устройство. Также вводится понятие «место складирования древесины». В таком месте производится разгрузка древесины с делянки и погрузка на транспортные средства. Каждое место складирования регистрируется в специальном электронном реестре, сведения о его расположении вносятся путем указания геотегов. И по нему формируются отчеты о поступлении древесины и списании в производство и в отходы, об остатках древесины на складе. За игнорирование этих обязанностей владельцы древесины будут привлекаться к административной ответственности.

В системе ЛесЕГАИС ожидаются соответствующие нововведения:

  • мобильное приложение для работы с электронными сопроводительными документами;
  • аппаратура для осуществления контрольно-надзорных мероприятий контролирующими органами;
  • интерфейс для приема данных на портал ЛесЕГАИС с мобильного приложения и соответствующее распределение сведений, автоматическое сопоставление полученных сведений с ранее внесенными данными ЛесЕГАИС по местам заготовки древесины о разрешенных объемах, сроках, географических координатах мест текущих рубок;
  • интерфейс для приема сведений (о приемке древесины в местах складирования древесины, ее отгрузке, списании в переработку, в отходы и на иные потребности собственника древесины), а также для формирования периодической отчетности по списанной древесине и ее остаткам на складах, используемым собственником.

Полученные сведения об объемах задекларированной и фактически вывезенной древесины будут сопоставляться с данными ФТС России.

О мерах повышения эффективности лесопильного производства рассказал генеральный директор «Мется Свирь» Вячеслав Канатов. В качестве факторов роста эффективности он назвал инвестиции в технологии и оборудование, наличие достаточного объема оборотных средств, качественный менеджмент и квалифицированные кадры. Заводу «Мется Свирь» уже 13 лет, но это современное производство благодаря политике постоянных улучшений. На совершенствование предприятие тратит до 1 млн евро в год – лимит, установленный акционерами. За счет таких ограниченных, но регулярных инвестиций компания «Мется Свирь» модернизировала лесопильную линию, внедрив в числе прочего оптимизацию профилирования боковых досок, обзавелась автоматическими линиями сортировки сырых и сухих пиломатериалов и прочим современным оборудованием. Что касается обеспечения сырьем, то родственное лесозаготовительное предприятие «Мется Форест Подпорожье» поставляет около 30% необходимого заводу пиловочника. Остальное покупается у сторонних заготовителей, чему немало способствует удачное расположение площадки. Подход к работе с заготовителями предполагает согласование долгосрочных планов на поставку сырья определенного качества и размеров.

«Мется Свирь», возможно, единственное в стране крупное предприятие, которому удалось сохранить специализацию на одной породе – ели. Это позволяет экономить складскую территорию, ограничить разнообразие типоразмеров пиломатериалов и сосредоточиться на определенных рынках сбыта. Большое внимание уделяется эффективности использования оборудования. Заводу удается использовать производственные мощности на 80–90% – результат характерный для финских, а не отечественных предприятий. Другой важный показатель – выход продукции из сырья. Если несколько лет назад завод использовал 535 тыс. м3 сырья для выпуска 250–260 тыс. м3 пиломатериалов, то в прошлом году – всего 506 тыс. м3 елового пиловочника для выпуска уже 280 тыс. м3 продукции, то есть выход составил 55%! Сегодня предприятие выпускает больший объем продукции при меньшем расходе сырья. Что касается кадрового обеспечения, то генеральный директор «Мется Свирь», вопреки расхожему мнению, не считает, что с российскими специалистами трудно добиться хороших результатов на международном уровне. Сейчас на заводе работает только один специалист из Финляндии, остальной персонал – обученные компанией местные работники, из Подпорожского района Ленинградской области. Но есть и факторы, на которые предприятие, к сожалению, никак не может повлиять: состояние инфраструктуры и присутствие на рынке нелегеально заготовленной древесины. «Мется Свирь» использует примерно 60% сырья, сертифицированного по системам FSC и PEFC, а 40% – из контролируемых источников (более подробно о компании в «ЛПИ» №2, 3, 2019 г. – Прим. ред.).

Опытом предприятий группы «Мется» поделился и Алексей Корниенко из лесозаготовительной компании «Мется Форест Подпорожье» – основного поставщика пиловочника для «Мется Свирь». Площадь арендованного лесного фонда компании – 272 тыс. га, расчетная лесосека – 690 тыс. м3 в год по всем видам рубок. Фактический объем заготовки – около 500 тыс. м3. Лесоуправление сертифицировано как по системе FSC, так и по PEFC. Заготовка организована силами подрядчиков, которые используют современные заготовительные комплексы. Важный момент: пиловочник производится разной длины, согласно спецификациям «Мется Свирь», от 3 м. Такая организация работы заготовительных бригад нехарактерна для России, хотя техника сегодня позволяет заготавливать сортименты по спецификациям заказчика в соответствии с его потребностями. В настоящее время компания переходит на интенсивную модель лесопользования в арендованном лесфонде. Впрочем, пока это лишь интенсивное воспроизводство лесов. Около 30% лесфонда составляют приспевающие и средневозрастные насаждения, в которых проводить рубки ухода по всем правилам уже проблематично. Поэтому последние два года предприятие создает ежегодно около 1000 га лесных культур из сеянцев с ЗКС после хорошей подготовки почвы и примерно на такой же территории обеспечивает уход за молодняками.

Директор ФГКУ «Рослесресурс» Михаил Доронин, рассматривая инструменты планирования и прогнозирования рынка древесины, показал, как данные статистики опровергают некоторые мифы о лесном бизнесе. Первый миф: лесные пожары устраивают арендаторы, и больше всего их происходит в Сибири и на Дальнем Востоке, где наиболее ценная древесина и слабый контроль за лесопользователями. По данным за прошедший год, пожарами пройдено лишь 228 тыс. га арендованной площади, что в масштабах страны не так уж много. И происходили эти пожары в основном в Уральском и Поволжском федеральных округах, в наиболее доступных для населения местах. Сегодня космический мониторинг позволяет фиксировать все пожары и ущерб от них, и по каждому случаю проводится расследование с установлением причины возгорания.

Второй миф касается сезонности заготовок. Раньше считалось, что заготовка и вывозка древесины активнее всего в декабре и феврале. Однако с внедрением Лес­ЕГАИС стало понятно, что самый продуктивный для лесозаготовителей – март, когда декларируется около 13% годового объема заготовки древесины в стране, примерно столько же в декабре, чуть меньше в январе. Май ожидаемо является наименее активным месяцем. А вот в июне и июле показатель 7%. При этом данные по реализации древесины отличаются от вышеуказанных, что неудивительно: часть вывезенного леса остается на складах и реализуется в течение всего года.

Третий миф: лесфонд, отводимый для нужд населения (в том числе для строительства жилья), используется для коммерческих рубок наиболее ценной древесины, и все чаще. На самом деле ежегодно объем леса, заготавливаемого населением, сокращается на 10–15%. При этом из 5 млн м3, заготовленных в прошлом году на дрова, 45% – березовая древесина, которую проблематично использовать на какие-то другие нужды.

В заключение докладчик отметил, что Рослесресурс регулярно передает информацию о рынках и о состоянии лесного фонда в профильные вузы, где ее могут получить компании и использовать при разработке инвестиционных проектов.

С докладом об опыте и перспективах торговли лесоматериалами на бирже выступил Алексей Рыжиков, управляющий директор Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ). В текущем году уже к концу апреля был достигнут объем торгов лесоматериалами 1,8 млн м3, на 25% превышающий показатель за 2018 год. В начале 2019 года в торговле активно участвовали представители шести регионов РФ, в первую очередь Красноярского края и Иркутской области. По опыту прошлых лет, государственные лесхозы, выходя на биржу, повышают цену реализуемой древесины в среднем вдвое. Все продавцы лесопродукции на бирже могут получить гарантию оплаты или перейти на полную предоплату товара, а покупатели получают гарантию поставки товара. Главная задача руководства биржи сегодня – создание для лесоматериалов такой же системы ценовых индексов, как для нефтепродуктов. По каждому виду лесоматериалов (пиловочнику, фанкряжу, сырому пиломатериалу и т. д.) и каждой породе древесины будут формироваться средние индексы на определенном базисе поставки (складе продавца), затем региональные, территориальные и национальные индексы. Это не только сделает прозрачным ценообразование, но и даст ориентиры налоговым и таможенным службам для оценки сделок с древесиной. Более того, руководство СПбМТСБ уже передало в рабочие группы при правительстве Приморского края и полпреде президента в СибФО предложение о разработке механизма и законодательном закреплении продажи круглого леса и пиломатериалов на экспорт исключительно через биржевые торги.

Эксперт аналитического агентства WhatWood Марина Зотова представила оценку лесосырьевого баланса России. Объем заготовки древесины в 2018 году оказался самым высоким за всю историю Российской Федерации – 239 млн м3. Выше этот показатель был только в советский период. Как распределился этот объем? Примерно 24 млн м3 древесины осталось в лесу. 19 млн м3 лесоматериалов поставлено на экспорт. Балансовая древесина для ЦБП составила около 40 млн м3, а 156 млн м3 сырья поступило на производства механической обработки, то есть на лесопильные, фанерные, плитные и пеллетные предприятия. В стоимостной структуре экспорта российского ЛПК на круглый лес и пиломатериалы приходится 45%. На внутреннем рынке при растущем подушевом потреблении круглого леса (которое можно связать с развитием переработки) уже многие годы наблюдается стагнация потребления пиломатериалов. В 2018 году на экспорт было поставлено 17% всего заготовленного березового фанкряжа – 2157 тыс. м3, это своеобразный рекорд. Львиную долю – примерно 1700 тыс. м3 закупил Китай, около 300 тыс. м3 – Финляндия. В экспорте лиственной древесины в Китай преобладает деловая древесина – фанкряж, в то же время довольно значительный объем – около полумиллиона кубометров – приходится на осиновые балансы. А вот экспорт хвойного леса в Поднебесную в последние годы устойчиво снижался, однако объем все еще велик. В Финляндию же Россия экспортирует преимущественно балансовое сырье, как хвойное, так и лиственное. При этом лиственные балансы лидируют среди сортиментов всех пород: около 4 млн м3. Экспорт хвойного пиловочника в Финляндию все последние годы сокращался, тогда как экспорт фанкряжа оставался неизменным.

В 2019 году были введены квоты на экспорт березового фанкряжа из Российской Федерации. Объем квот составил 587 тыс. м3, это почти в четыре раза меньше экспортных поставок предыдущего года. То есть более полумиллиона кубометров фанерного сырья в нынешнем году останется на внутреннем рынке. В результате все фанерные комбинаты обеспечены качественным сырьем, уже зарегистрировано его перепроизводство. Цены на фанерное сырье закономерно понижаются, как и на другие сортименты, и лесозаготовители теперь сомневаются, стоит ли вывозить лиственное сырье и вообще заходить на березовые делянки лесфонда. Для многих введение квот обернулось снижением рентабельности бизнеса. Продлят ли ограничения на второе полугодие – открытый вопрос.

По результатам 2018 года зафиксирован очередной рекорд экспорта пиломатериалов: 31,7 млн м3, на 2,2 млн м3 больше, чем годом ранее. Только 3% экспортированных пиломатериалов были строгаными. Любопытно: если ориентироваться на официальные данные по приросту выпуска продукции всеми потребителями круглого леса в стране и приросту экспорта, то увеличение объема исходного круглого леса в 2018 году должно было составить 9 млн м3. А между тем прирост заготовки к уровню 2017 года составил 27 млн м3. Куда делись 18 млн м3 – непонятно.

Руководитель лесного отдела Greenpeace России Алексей Ярошенко привлек внимание к проблеме воспроизводства лесов в таежной зоне России. Будущее лесной отрасли в России зависит от воспроизводства лесов. При этом в настоящее время положение дел в этой области неблагополучное, и каждый, кто часто бывает в таёжной зоне, мог видеть огромные площади березняков и осинников на тех местах, где раньше заготавливалась хвойная древесина. Если брать послевоенный период (1946–2018), то лесовосстановление за эти годы было проведено на площади около 95 млн га, включая искусственное на площади 19,4 млн. га. Для понимания: 95 млн га – это почти в девять раз больше площади лесов Германии, в 4,2 раза больше площади лесов Финляндии, в 3,5 раза больше лесов Швеции. Если бы все эти леса воспроизводились и использовались для заготовки древесины хотя бы с такой же интенсивностью, как в Северной Европе (2,5–3 м3/га в год), они давали бы лесному сектору России ежегодно 240–290 млн кубометров древесины и в освоении оставшихся лесов высокой природоохранной ценности не было бы необходимости. При этом еще удалось бы решить многие социально-экономические проблемы лесного сектора. Однако во всех этих «восстановленных» лесах мало что выросло. И до сих в российском лесном секторе доминирует экстенсивная система лесопользования с заготовкой древесины в диких или спонтанно выросших лесах. Даже в случае искусственного, то есть наиболее интенсивного, дорогого, трудоемкого, лесовосстановления характерным результатом является подавление роста или даже гибель целевых хвойных культур из-за конкуренции с естественно возобновившимися и быстро растущими лиственными. Докладчик привел такие данные: из 36 недавно обследованных им участков в Ленинградской области, только два имели удовлетворительное восстановление, да и то за счет естественного восстановления с сохранением подроста. На тех же участках, где было выполнено искусственное восстановление, все посаженное либо уже погибло, либо находится в нежизнеспособном состоянии и погибнет в ближайшее время.

Воспроизводство лесов – не разовое мероприятие. Недостаточно просто посадить сеянцы взамен срубленных деревьев. Выращивание леса – длительный процесс, результаты которого зависят от первых 20 лет после рубки и начала восстановления. Первый этап – подготовка почвы и высадка сеянцев. Второй этап – технический уход и осветление, примерно до возраста 10 лет. Затем следует административный ритуал отнесения к «землям, занятым лесными насаждениями». Третий этап – прочистки (завершающие приемы ухода за молодняком до возраста 20 лет): разреживание до оптимальной густоты для развития каждого оставленного дерева. На четвертом этапе проводятся рубки для поддержания оптимальной густоты растущего леса и коммерческие рубки спелой древесины.

Поскольку государственный контроль за третьим этапом фактически отсутствует, после отнесения восстановленных участков к категории земель, занятых лесными насаждениями, процесс воспроизводства почти всегда обрывается, дальше молодым лесом никто не занимается, что приводит к плачевным результатам.

Основные причины неудовлетворительного воспроизводства лесов следующие: формируемый государством спрос на лесовосстановительную халтуру; отсутствие у лесопользователей правовой и экономической мотивации к выращиванию леса; нехватка специалистов и деградация системы подготовки профессиональных кадров.

Докладчик привел ряд примеров лесовосстановительной «халтуры» на недавно обследованных им участках. Нередко дорогостоящий посадочный материал с ЗКС из-за низкого качества или повреждений гибнет до посадки. Часто наблюдается шаблонное использование технологий подготовки почвы и посадки материала, сложившихся в СССР еще в 50–60-х годах прошлого века. Например, посадка в дно борозды на переувлажненных участках, так что сеянцы оказываются в воде и погибают; или то же самое на богатых, склонных к задернению почвах – тогда сеянцы гибнут в результате затенения или под тяжестью мертвой травы. Но даже если сеянцы приживаются или происходит естественное лесовосстановление, при отсутствии ухода формируются такие же по породному составу леса, какие получились бы безо всякого лесовосстановления. Иногда наблюдается абсурдная картина, характерная для неарендованных лесов, где хозяйство ведут государственные структуры: деньги тратятся на очень качественный уход за тем, что уже погибло. Другая особенность лесного хозяйства в России: боязнь разреживания целевых деревьев, когда, пропустив прореживание на предыдущем этапе, позже опасаются выполнять такие рубки, упуская последнюю возможность получить здоровые и продуктивные молодняки.

Есть претензии и к государственным органам, которые планируют мероприятия по лесовосстановлению в основном не там, где климат наиболее благоприятный для роста лесов и есть необходимые для выращивания трудовые ресурсы и инфраструктура: в 2018 году из 32,7 млн га так называемого фонда лесовосстановления на СибФО и ДФО приходилось 88,7%, в том числе 34,1% площади на Якутию. Интенсивное выращивание леса там невозможно.

Таким образом, поскольку сырьевая база лесопромышленного комплекса России не воспроизводится, ему грозит снижение конкурентоспособности из-за увеличения затрат. В результате вовлечения в хозяйственное использование малонарушенных лесов наносится ущерб биоразнообразию. Кроме того, наносится и социально-экономический ущерб: поскольку заготовки переносятся вглубь лесных массивов, вымирают поселки, которые традиционно жили заготовкой и переработкой древесины. Между тем мировая практика демонстрирует, что интенсивное лесное хозяйство позволяет создать в 2,5–3 раза больше рабочих мест, чем обычная добыча древесины. В итоге на чувствительных рынках лесной продукции образ лесного сектора России катастрофически ухудшается.

Для исправления ситуации докладчик считает необходимыми следующие меры:

  1. Законодательно установить связь между качеством лесного хозяйства и объемами заготовки древесины. Чем эффективнее лесопользователи воспроизводят леса ценных хозяйственных секций, тем больше возможностей пользоваться лесом они должны получить.
  2. Переориентировать правила с процесса на результат. Хорошо должна оцениваться работа не того, кто выполнил работу и написал красивый отчет, а того, кто добился хороших конечных результатов в лесовосстановлении.
  3. Использовать механизм общественных работ как меру поддержки и лесовыращивания, и занятости сельского населения.
  4. Разработать механизм субсидирования работ для ликвидации задолженности по уходу за молодняками. Сегодня многие арендаторы получают леса настолько неухоженными, что навести в них порядок только за счет доходов от эксплуатации невозможно.
  5. Исключить предоставление любых льгот инвестиционным проектам, если они не предполагают перехода от экстенсивного лесопользования к нормальному ведению лесного хозяйства.
  6. Максимально вовлекать заброшенные сельскохозяйственные земли в лесовыращивание, то есть развивать лесное фермерство, сохраняя при этом многообразие форм собственности на землю. Брошенные земли – один из главных ресурсов развития лесного сектора России, они соответствуют примерно 1/3 площади всех продуктивных и доступных лесов.

Доклад представителя агентства Marosef Амира Рашада был посвящен анализу рынка пиломатериалов стран Ближнего Востока и Северной Африки (MENA), позициям России на нем и возможностям увеличения поставок продукции в этот регион. MENA включает 16 стран, ежегодно приобретающих суммарно 13,3 млн м3 пилопродукции (данные за 2017 год), то есть примерно 10% мирового экспорта. 55% этого объема потребляют три страны: Египет (4,45 млн м3), Саудовская Аравия (1,65 млн м3) и Турция (1,23 млн м3). Если прибавить закупки Марокко, ОАЭ (примерно по 1 млн м3), Алжира и Ирана (приблизительно по 0,9 млн м3) получится 88% импорта пиломатериалов региона. При этом несколько лет назад объем импорта некоторых из этих стран был значительно больше: Египет импортировал в 2015 году свыше 5 млн м3, Саудовская Аравия в 2016 году – примерно 1,8 млн м3, Алжир и Марокко в 2014 году – приблизительно 1,65 и 1,55 млн м3. По прогнозам, в ближайшее время эти страны вернутся к прежнему уровню потребления.

Российские пиломатериалы занимают 26% египетского и 88% иранского рынка. Однако на рынке Турции доля российской продукции всего 12%. В Саудовской Аравии, Алжире и ОАЭ российская древесина почти не представлена. Зато широко предлагаются пиломатериалы из Швеции, Финляндии, Германии, Румынии, Словении, Украины и Чили. При этом в регионе MENA строительный сектор растет быстрее, чем где-либо в мире. В 2019 году, как ожидается, объем строительства увеличится на 7,9%, до 2022 года прогнозируется ежегодный прирост 6,8%. Основными рынками, как ожидается, станут Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ (подробнее см.: Рашад А. Планируя экспорт продукции… «ЛПИ» №1 (139), 2019 – Прим. ред.).

В сложившейся ситуации российским лесоэкспортерам стоит попытаться увеличить свою долю рынка в странах Ближнего Востока и Северной Африки, для начала изучив потребности покупателей на этих рынках. В странах Персидского залива востребованы пиломатериалы не тех сечений, что используют в Северной Африке, и российские предприятия их обычно не предлагают. Кроме того, в эти страны нужно организовать поставки пиломатериалов судовыми партиями вместо контейнерной логистики. И конечно, в некоторых странах необходимо снизить ввозные пошлины на российские пиломатериалы, для чего потребуется лоббирование на государственном уровне.

Темой сообщения профессора ВАВТ Минэкономразвития России Ларисы Кривокоченко были актуальные проблемы развития мирового рынка лесоматериалов. Для мирового рынка круглого леса и пиломатериалов характерен долгосрочный тренд на постоянное увеличение потребления древесины, но в то же время выражена цикличность развития, кроме того, сказывается государственное регулирование (торговые споры, ограничения экспорта сырья, запрет заготовки леса). Россия на мировом рынке лесоматериалов выступает ведущим экспортером. Однако развитие экспорта российской древесины сдерживает политика ограничения экспорта необработанного леса, а также дефицит инфраструктуры и недостаточно эффективный уход за лесами, то есть постепенное истощение сырьевой базы.

О тенденциях рынка хвойных лесоматериалов Китая рассказал Уилл Жанг, президент компании Willwood. Ведущими поставщиками круглого леса хвойных пород в Китай в 2018 году были Новая Зеландия (17,3 млн м3), Россия (7,95 млн м3), США (5,0 млн м3) и Австралия (4,1 млн м3). Поставки из России сократились на 10% к уровню 2017 года. Новая Зеландия же, напротив, увеличила их на 23,2%, нарастив свой отрыв от России. США, Уругвай, Япония тоже стали поставлять больше. Кроме того, в прошлом году на китайский рынок начались демпинговые поставки поврежденной короедом древесины из Германии, Франции и Чехии – суммарно около 0,5 млн м3. В текущем же году только в январе и феврале из этих трех стран импортировано около 0,4 млн м3 хвойного круглого леса. Поставки из РФ, по результатам первых двух месяцев этого года, продолжают снижаться – уже на 24% меньше, чем за такой же период прошлого года. Аналогичная динамика импорта из США. А вот Новая Зеландия и Австралия поставляют все больше леса на китайский рынок.

С поставками хвойных пиломатериалов ситуация совершенно иная. В 2018 году поставщики из РФ упрочили свое лидерство на китайском рынке, обеспечив около 15,7 млн м3 пилопродукции – 63% всего импорта в Китай. Поставки из Канады сократились на 18,2%, до 4,2 млн м3. Сократили свои доли на китайском рынке и другие крупные экспортеры. В первые два месяца этого года поставки из РФ увеличились на 16,7% к уровню прошлого года, из Канады – на 65,8%; Украина и Германия активно наращивают присутствие на китайском рынке; прочие крупные экспортеры сократили поставки. Однако в настоящее время рынок слабый, наблюдается затоваривание. В Тайцане, по состоянию на апрель, запасы составляли уже 1,8 млн м3 – в два с лишним раза больше среднего показателя предыдущего года.

Докладчик проанализировал, как используется в Китае хвойная древесина. Из 25,1 млн м3 поставленных в прошлом году хвойных пиломатериалов 6,8 млн м3 пошли на производство мебели, 9,5 млн м3 – на отделку и изготовление столярных изделий, 6,3 млн м3 – на строительство,

2,5 млн м3 – на производство поддонов и упаковки. Все эти сегменты имеют хорошие перспективы роста. В частности, перестраиваются многие старые китайские города в сельской местности, и древесина используется довольно широко. Есть планы довести к 2020 году строительство из сборных конструкций заводского изготовления до 30% общего объема. Прогнозируется высокий спрос на клееные балки. Что касается приобретения пиломатериалов для изготовления поддонов, то здесь, по мнению докладчика, динамичный рост обусловлен развитием торговли через Интернет. Потребление пиломатериалов неодинаково по стране, в каждой провинции преобладает определенное направление использования древесины. В Гуандуне, Цзянси, Цзянсу и Шаньдуне – производство мебели, в Хэбэе и Аньхое – на поддоны и упаковку, на северо-востоке, юго-западе и в Синцзянь-Уйгурском автономном районе – строительство, а в центральной части страны – производство пропитанной пилопродукции. Сильно подстегнули торговлю в настоящее время запущенные в рамках международного проекта «Один пояс – один путь» контейнерные поезда, которые курсируют между Китаем и Европой. Два основных маршрута через Россию соединяют 59 крупных городов Китая с городами в 15 европейских странах. И если в 2016 году из Китая в Европу и в обратном направлении прошли 1702 состава, то в 2017 году – уже 3673, а в 2018 году – 6363. Срок доставки грузов в Европу при поставке по железной дороге сокращается в три раза, при этом график поставки соблюдается с высокой точностью. Из РФ в Китай в прошлом году контейнерными составами было доставлено 1,8 млн м3 пиломатериалов. Примечательно, что, несмотря на близость российских городов к Китаю, стоимость доставки сорокафутового контейнера с грузом в Ченгду из Красноярска – $2800, из Москвы – $3000, а из Лодзи – $1000. Аналогично из Хельсинки в Гуанчжоу – $2600. Таким образом, для улучшения логистики у российских предприятий есть значительные резервы. Кроме того, в рамках проекта «Один пояс – один путь» все больше китайских фондов инвестируют в российский ЛПК.

В заключение г-н Жанг рассказал о больших изменениях в китайской деревообрабатывающей промышленности в связи с правительственной природоохранной программой. 70% предприятий в районах близ океанского побережья должны быть закрыты или перемещены в ближайшие индустриальные парки и даже в удаленные от побережья провинции, в города – участники проекта «Один пояс – один путь». Около Пекина и Тяньцзиня ликвидировано 95% таких предприятий. Такая реконфигурация, как ожидается, принесет оздоровление китайской деревообрабатывающей промышленности.

Выступление старшего менеджера австрийской компании StepChange Consulting Алексея Бесчастнова касалось вариантов увеличения добавленной стоимости при производстве пиломатериалов: глобальные тренды производства и варианты увеличения добавленной стоимости. По состоянию на 2017 год, доля РФ в мировом производстве круглого леса была 10%, пиломатериалов – 9%, тогда как в мировом производстве древесных плит – лишь 5%, целлюлозы – 3%, бумаги и картона – 3%, мебели – 0,9%. Очевиден дисбаланс в сторону производства лесопродукции с низким переделом. При этом производство пиломатериалов сегодня является сложным бизнесом. В среднесрочной перспективе российских изготовителей пиломатериалов ждут риски рецессии в США и Европе и замедление роста рынка в Китае. В данный момент в отрасли ожидается ситуация 2009 года, когда из-за мирового экономического кризиса спрос на пиломатериалы резко сократился на всех рынках. В РФ тогда падение наложилось на затяжной спад лесозаготовок, начавшийся после принятия Лесного кодекса 2006 года. И если в ближайшее время в стране будет принят новый Лесной кодекс, повторится ситуация десятилетней давности.

В долгосрочной же перспективе производителям пиломатериалов и фанеры придется столкнуться с проблемами роста стоимости сырья и вытеснения продукции, требующей дорогого сырья (пример: фанера замещается OSB), вытеснения традиционных пород плантационной древесиной, замещения пиломатериалов продуктами из «раздробленной древесины». Мировая экономика за 25 лет выросла вдвое. Потребление же пиломатериалов в мире с 1992 года увеличилось лишь на 20%, причем без участия Китая наблюдалось бы падение на 6% за эти 25 лет (потребление фанеры и древесных плит за это время выросло примерно в три раза). В сложившейся перспективе производителям пиломатериалов, которые хотят развивать бизнес, имеет смысл подумать об инвестициях в производство из пиломатериалов или отходов производства продуктов с высокой добавленной стоимостью. Однако перспективных направлений с объемом инвестиций менее $10 млн не так много. В лесопильной отрасли выживут самые конкурентоспособные, в том числе за счет инвестиций в цифровизацию производства (Индустрия 4.0). Докладчик, кроме того, дал негативный прогноз состояния мирового пеллетного рынка в 2025–2026 гг.

Анализ современной ситуации на пеллетных рынках представил Сергей Передерий, директор Eko Holz-und Pellethandel GmbH (Германия). Пеллетная индустрия – одна из самых быстрорастущих: с 2010 по 2017 год общемировой объем производства увеличился вдвое. При этом 48% производства приходится на страны ЕС, еще 10% – на прочие страны Европы, на страны Северной Америки – 32%. Традиционными рынками для российских гранул в Европе являются Дания и Швеция. Обе страны не располагают глубоководными портами, поэтому импортируют пеллеты судами вместимостью 5–10 тыс. т. Для Дании характерен большой объем потребления при незначительном собственном производстве; этот рынок является ключевым для отечественных производителей, на него приходится до 50% российского экспорта гранул. В Швецию за 11 месяцев прошлого года из РФ было поставлено около 170 тыс. т пеллет. В меньших объемах гранулы поставляются в Италию и Латвию. Примечательным итогом прошлого года стала поставка из России в общей сложности 160 тыс. т пеллет в Великобританию. Этот рынок крупнейший в мире – свыше 8 млн т в год. Основной объем приходится на одного потребителя – энергетическую компанию Drax. На британском рынке доминируют поставщики индустриальных пеллет из США (около 5 млн т) и Канады (около 1,5 млн т), которые доставляют продукцию огромными судами, 50–60 тыс. т. Впрочем, наряду с индустриальными британский рынок в больших количествах –733 тыс. т по итогам прошлого года – потребляет пеллеты премиального качества (ENplus), при этом собственное производство не превышает 250–300 тыс. т.

Заключительная часть конференции была посвящена логистике лесных грузов. Председатель подкомитета по железнодорожному тран­­спорту ТПП РФ Евгений Реутов рассказал о структуре вагонного парка для перевозки лесоматериалов, в том числе дал прогноз производства и списания полувагонов, лесовозных и фитинговых платформ, как обычных, так и инновационных, прогноз цен и арендных ставок на полувагоны и платформы. Максим Разумов, руководитель экспортного направления компании «Обоз», поделился опытом сокращения издержек экспортеров по доставке грузов на 8–10% за счет интеграции и автоматизации всех операций, даже не связанных с логистикой. Член совета директоров Akutu inc. Олег Масленников предложил новый метод отслеживания поставок древесины морским транспортом на рынки Юго-Восточной Азии. Разработанная компанией Akutu система на основе искусственного интеллекта позволяет предоставлять заказчикам оперативные данные по поставкам грузов в выбранный порт или определенным судном. 

Текст Артём Лукичёв