Партнеры журнала:

В центре внимания

Пожары и паводки взаимосвязаны

Горимость лесов, безусловно, зависит от осадков и температуры, но все же 90% лесных пожаров возникают по вине человека.

В «пожарном календаре» России обычно два пика: конец весны – начало лета, когда начинается выжигание травы и огонь с сельскохозяйственных полей или садовых участков, выходя из-под контроля, перекидывается на лес, и конец лета – начало осени, полевой сезон, во время которого старатели, охотники, туристы, сборщики ягод и грибов оставляют в лесу непотушенные костры. Отдельная категория – переход на лес огня при сжигании порубочных остатков после лесозаготовки.

По предварительным оценкам, в этом году площадь пожаров в августе 2019 года увеличилась более чем на 50% по сравнению с прошлогодним показателем. Помимо очевидных причин, таких как игнорирование тушения пожаров в «зонах контроля», в которые попала половина лесфонда страны, есть ряд системных проблем, поспособствовавших масштабному распространению лесных пожаров в этом году. Когда начинается хозяйственное освоение малонарушенных лесных территорий, резко повышается горимость лесов, увеличивается частота и интенсивность пожаров в них, поскольку скапливается большое количество сухих деревьев, снижается увлажненность и, главное, появляется основной «источник» огня – человек.

Линии электропередач и газопроводы, прокладываемые через нетронутую тайгу, служат также дорогами распространения лесных пожаров – бурьян, которым зарастают такие объекты, становится «пищей» для огня.

Часто говорят, что периодические пожары – вполне естественное явление для леса, они даже ему на пользу. Это не совсем так. Действительно, огонь может быть частью экосистемы, но с приходом человека лесные возгорания многократно учащаются, леса быстро деградируют, а пожары влекут климатические перемены. Происходит эскалация и без того быстрого изменения климата, поскольку при горении леса выделяется огромное количество парниковых газов. Чем больше лесных пожаров, тем сильнее меняется климат, уменьшается количество осадков, и леса горят еще больше. Круг замыкается.

Это, кстати, проблема не только России, но и всех лесных стран, и решать ее нужно как локально, так и глобально, поскольку изменения климата – планетарное явление.

Кроме климатических угроз, которые могут показаться отдаленными, есть реальная угроза паводков и нарушения гидрологического режима территорий. Чем больше лесов гибнет от пожаров, тем сильнее меняется полноводность рек и многократно увеличивает риск сильных наводнений. В старых лесах больше испарение, вода уходит в более глубокие слои почвы. Молодые леса, которые приходят на смену вырубленным, не способны удерживать влагу так же, как спелые или старовозрастные. Лесная подстилка молодого леса значительно тоньше и аккумулирует значительно меньше дождевой и талой воды. В результате вода после дождей и таяния снега наполняет ручейки и реки, и при обильных осадках и других способствующих явлениях возникает угроза паводка.

Масштабные лесозаготовки, которые традиционно ведутся в Сибири и на северо-западе России, также приводят к усилению поверхностного стока. И вступивший в силу 1 июля закон, позволяющий в десять раз сокращать размер нерестоохранных полос вдоль рек, тоже не улучшит ситуацию. 

Текст Николай Шматков,  директор FSC России

Фото на превью pixabay.ru