Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Миллионы сеянцев, лес, речка и медведи-сторожа

В Удорском районе Республики Коми, в восьми километрах от лесного поселка Усогорск расположен питомник, каждый год отправляющий в разные регионы России четыре миллиона сеянцев сосны и ели. Из созданных еще в советские времена это единственное сохранившееся хозяйство в республике.

Всего в Коми сейчас работают два лесопитомника – второй был открыт АО «Монди СЛПК» уже в 2000-х в Сысольском районе. А удорский организован в конце 70-х годов прошлого века, в первую очередь для восстановления леса после интенсивных болгарских рубок. Сейчас остался один. Во времена СССР в Коми таких питомников было шесть. Секрет выживаемости «лесных яслей» на Удоре, видимо, в том, что уже много лет это фактически семейное предприятие.

Евгений Аркадьевич Ведерников приехал работать в лесопитомник в 1982 году, потом стал его руководителем – инженером питомника. На 51,6 га тогда выращивали не менее 10 миллионов сеянцев в год – сосну, ель, немного кедра. Но потом изменился лесной кодекс и лесопитомники вышли из ведения государства – за лесничествами сохранились в основном надзорные функции. А лесовосстановление, рубки ухода по идее должны были перейти в руки частников. Только не везде нашлись такие руки, которые бы взяли на себя лесопитомники.

Евгений Ведерников оставлять без присмотра предприятие, на котором проработал столько лет, не захотел. В 2008 году оформил аренду земли на 49 лет, а руководить уже частным бизнесом уговорил сына. Так Роман Ведерников, которому на тот момент было 25 лет, продолжил семейное дело, и вот уже десять лет он в питомнике и руководитель, и тракторист, и подсобный рабочий. Отец – главный помощник и консультант, супруга Юлия – бухгалтер. Есть еще водитель, вот и весь штат питомника, остальные работники сезонные. Сейчас, например, три местные жительницы прополкой занимаются.

Кроме того, есть и добровольные помощники – два медведя, которые здесь регулярно гуляют. Один бурый, второй черный с белым «воротничком». Роман смеется, что это местные сторожа. К тому же борются с вредителями. Выходят по весне на пашню и старательно выкапывают личинок майских жуков, а на работающие рядом трактора – ноль внимания. Осенью не пасутся на полях с горохом и овсом, которые здесь сеют, чтобы потом перепахать для обогащения почвы. Похулиганить, правда, могут, на днях елку повалили, объедая с нее молодые почки.

 Лесопитомник

Несмотря на то что Усогорск рядом, кажется, что питомник в глухой тайге, вдали от цивилизации. Тишина, поля с порослью елок и сосенок, за ними дремучий лес, белки скачут, на речке Ус, совсем рядом с конторой питомника, построили свою плотину бобры. А муравьи решили, что это и их бизнес тоже, и однажды занялись животноводством – притащили на одну плантацию сосновую тлю, которая чуть было не погубила весь урожай, высасывая из него соки. Сеянцы спасли, обработав специальным препаратом, а муравьев решили простить на первый раз и муравейников их не разорять – пусть живут, лишь бы «коров» не разводили.

Елей и сосен здесь сейчас сеют в два раза меньше, чем раньше, – спрос стал не тот. По мнению Романа Ведерникова, лесовосстановление в Коми могло быть активнее, но пока принцип «сколько вырубил – столько посадил» стремятся соблюдать не все лесопромышленники.

«Большую часть саженцев берут организации за пределами Коми, из Карелии, Архангельской и Кировской областей. Сейчас примерно 90–95% сеянцев уходит из нашего региона. Из Карелии как-то приехали: “Мы заберем у вас все, что осталось!”. У них не хватает посадочного материала, потому что местные власти строго обязали: сколько вырубили, столько и посадили», – рассказывает лесовод.

Однако Роман считает, что в скором времени ситуация в Коми изменится в лучшую сторону: в марте этого года закон обязал связистов, энергетиков, газовиков, нефтяников и прочих промышленников, строящих линейные объекты, компенсировать вырубки. К нему уже обращались нефтяники с просьбой не только продать сеянцы, но и организовать их посадку. Так что нужно собирать бригаду для этого.

Семена для посадки в питомнике под Усогорском не закупают – собирают сами. Для этого отправляют бригаду на участки, где идет лесозаготовка, чтобы обтрясти шишки с деревьев, которые будут пилить. Тут есть свои трудности: по технике безопасности, во время валки леса посторонних на делянке быть не должно, но не все лесозаготовители готовы организовать работу с перерывами, во время которых сборщики могут собрать урожай шишек. Одного урожая без проблем хватает на восемь лет. Тем более что плодоносят хвойные обычно не ежегодно, ель, например, раз в 5–7 лет.

«Шишки на елях можно каждый год видеть. Но они пустые, мы их ложными называем. Еловые шишки, когда воздух сухой, раскрываются, семена из них вылетают, а когда влажный – снова сжимают чешуйки. Такие шишки могут годами на дереве висеть, хотя семян в них давно нет, – объясняет Роман Ведерников. – Когда свежий урожай шишек собираем, бывает, и старые с ними попадаются, пустые. А с виду как новые».

Сначала шишки собирают не на семена, а для анализа. Отправляют пробную партию в Центр защиты леса, где проверяют, созревшие ли семена, всхожие ли они. Происходит это обычно в сентябре. И уже потом бригада идет в лес на заготовки. В прошлый раз ходили в ноябре прошлого года. До этого в 2012 году.

Собранные шишки привозят в ангар в Усогорске, там их сушат, после чего пропускают через отбивочный барабан, чтобы семена вылетели. А потом семенам подрезают крылья. Нужны крылышки, чтобы ветер разносил семена как можно дальше, но в лесопитомнике эти полеты ни к чему, к тому же через отверстия сеялки «окрыленные» семечки не проходят. Поэтому их пропускают через машину очистки. Сейчас все это оборудование в ангаре частью демонтировано, частью в угол задвинуто, поскольку в ближайшие годы не понадобится. Но кругом еще видны следы его работы – разлетевшиеся по всему ангару тоненькие крылышки.

В марте семенам, которые пойдут на посев в этом году, устраивают закалку со стратификацией – намачивают и укладывают в снег. А зацветающая черемуха сигналит, что наступило самое хорошее время для посева. Расти до положенных 10 сантиметров сеянцы будут от двух до четырех лет – тут уж насколько теплые года будут. Выкапывать сеянцы, достигшие нужных размеров, обычно начинают 30 апреля. Работают в питомнике в эти дни без выходных и сверхурочно, так что майских праздников не замечают. Выкопанные саженцы упаковывают для транспортировки.

«В некоторых питомниках сеянцы складывают в мешки, а посадочный материал плохо переносит перевозку, сохнет. Поэтому многие предприятия, которые закупают сеянцы, предпочитают брать с закрытой корневой системой, в торфяных стаканчиках, – объясняет Роман Ведерников. – А мы выращиваем с открытой, но они при перевозке хорошо сохраняются, поскольку упаковываем их в специальные ящики, так что корни не пересыхают. Питомники, где выращивают сеянцы с закрытой корневой системой, – это, конечно, новый тренд, и у него есть свои плюсы, но и минусы тоже».

По мнению предпринимателя, посадочный материал с открытой корневой системой менее капризный, лучше переносит пересадку в бедные грунты. У сеянцев в торфяных стаканчиках изначально приживаемость выше, но если посадить их в песок, сосна, например, вместо того чтобы пустить корни вглубь, переплетает их внутри стаканчика – торф «вкуснее», чем песок.

«Недавно был на учебе в Москве, нам объясняли, что в таком случае у сосны потом корень проходит близко к поверхности, как у елки. И через 10-12 лет есть опасность, что деревья будут падать при сильном ветре», – поясняет хозяин питомника.

Кедры сажать перестали – нет спроса. Но недалеко от конторы подрастает небольшая кедровая рощица. Десять лет назад остались невостребованные сеянцы, жалко было выбрасывать, поэтому рассадили на свободном месте, за лесозащитной полосой из елок.

А еще в лесопитомнике организовался небольшой «музей» старой техники: трактора, сеялки и прочие агрегаты. Причем с тех времен, когда питомник еще не был частным, почти ничего не осталось, все экспонаты Роман Ведерников собрал по окрестным деревням как металлический хлам, который готовили в металлолом. Но здесь их восстановили, привели в порядок и используют.

«Одних тракторов у меня пятнадцать штук, кажется, – говорит предприниматель. – Зачем так много? Весной они у меня все в деле. А вон та сеялка старше меня, и тоже рабочая. Предлагали купить новую за полтора миллиона рублей, посмотрел, а она точно такая же!» Самый «молодой» в гараже один из тракторов, приобретенный при помощи местной администрации в качестве благодарности за заготовку дров для муниципальных котельных. Этим делом Роман занялся от зимнего безделья: с поздней осени до весны в питомнике заняться нечем, а натура у него деятельная. Вот и взялся чистить снег на дорогах, дрова заготавливать, открыл пилораму. А потом почти нечаянно попал в сферу туризма. В период «болгарского нашествия», когда на Удоре заготавливали лес лесорубы из братской республики, в Усогорске был построен Дом приемов, в котором останавливались высокие гости из Болгарии. После того как в 1994 году последние болгары уехали, двухэтажное, оригинально оформленное здание с примыкающим крытым бассейном пустовало. Постепенно в нем выбили стекла, покалечили резную деревянную отделку интерьеров, малолетние хулиганы раскачивались на огромной люстре, затейливо вырезанной из дерева. Смотреть, как разрушается местная достопримечательность Ведерников-младший не мог, продал лесопилку (тоже восстановленную из руин) и занялся реставрацией Дома приемов. На данный момент вложил уже семь миллионов рублей. Зачем? Свой дом есть, а этот надо как-то приспособить к делу. Решил, что устроит в нем небольшую гостиницу, кроме того, первый этаж с банкетным залом и гостиной можно будет сдавать под свадьбы, юбилеи. Так что сейчас разрывается между питомником, где работы полно, и Домом приемов, где идет ремонт. Ему советуют, если уж взялся делать гостиницу, организовать туристический бизнес по полной программе, устраивать поездки для охотников и рыбаков, любителей деревенской экзотики вывозить в старинные местные села. Роман говорит, что пока эта сфера у него для души, а не для заработка, а там видно будет. К тому же есть идея посадить на одном из полей питомника смородину и клубнику, приобрести оборудование для быстрой заморозки и отправлять ягоды на продажу в города. Другая задумка – устраивать экологические мероприятия для детей.

«Некоторые жалуются, мол, Удорский район депрессивный, работы нет, а меня работа сама находит, – смеется Роман Ведерников. – И главное, работа у меня любимая. Питомник в своих руках – неплохо, сейчас конкуренция в этой области маленькая. А еще у меня двое сыновей, пока они маловаты для работы в питомнике – одному шесть, другому три, но очень хочу, чтобы тоже занимались этим делом». 

Текст и фото Анна Потехина