Партнеры журнала:

Биоэнергетика

Инновационная поленница

Дрова – устаревший товар или современное биотопливо?

Биотопливо – экологически чистый источник энергии, получающий все большее признание в мире. Обычные березовые дрова – тоже биотопливо, то есть стоят в одном ряду с экологическими инновациями. Но известная поговорка «новое – это хорошо забытое старое» точно не про дрова – в нашей стране о них не забывали.

Как ни удивительно, но в России, снабжающей почти весь мир природным газом, дрова по-прежнему распространенное котельно-печное топливо. Более того, дровяные системы отопления тоже могут быть современными.

Дрова в XXI веке

Древесина – самый древний вид топлива. Насколько он востребован в наше время? Сегодня в числе инновационных, но малоразвитых направлений получения энергии называют малую гидроэнергетику, ветровую энергетику, гелиоэнергетику и энергию приливов. А также биоэнергетику, к которой дрова имеют непосредственное отношение.

До промышленных революций человечество полностью зависело от древесины как основного источника энергии. Еще 150 лет назад электроэнергию в развитых странах, таких как США, получали в результате сжигания древесного топлива, наряду с вырабатываемой водяными и ветряными мельницами. Постепенно древесину потеснили природный торф, каменный уголь, горючие сланцы. Затем широко используемым видом топлива стала нефть и ее производные, а также природный газ. При этом по-прежнему росло значение гидроэнергии, наконец была открыта атомная энергия.

Казалось бы, на фоне этих отраслей-гигантов дрова применяются только на бытовом уровне – для обогрева. Еще встречаются в продаже маленькие бытовые электрогенераторы, работающие на дровах и биомассе. Такие мини-электростанции подходят для автономного электроснабжения, например, вдали от цивилизации, и в качестве резервного источника питания для небольших домов, дач. Кроме производства электричества они обогревают помещение. Современные теплоэлектростанции от дров отказались и работают на угле, мазуте или газе.

Костры, мангалы, камины, печи, небольшие котельные – вот сегодня основные «потребители» дров. Но это не такой уж маленький рыночный сегмент. Древесина широко используется в качестве топлива во многих развитых и развивающихся странах, в том числе в России, особенно в сельской местности. Дрова дешевы и есть повсеместно. В России немало населенных пунктов, до которых еще не добрались газовые магистрали. А в ряде случаев решение проблемы с дровами – вопрос выживания.

Но это не потому, что Россия отсталая страна. Известный эксперт по биотопливу Сергей Передерий, представитель компании EKO Holz und Pellethandel GbR (Дюссельдорф, Германия), приводит следующие цифры: «В ФРГ ежегодно используется более 55 млн плотн. м3 энергетической древесины. 46% этого объема используется в частном секторе, 36% – в котельных установках и мини-ТЭС (до 1 мВт) и 9% – в коммунальной энергетике (больше 1 мВт). Помимо своего производства дров, Германия импортирует очень большие объемы из стран Восточной Европы, Белоруссии, Украины и небольшое количество из России1. Дрова применяются только в частном секторе, в основном (более 82%) для каминов и печей мощностью до 15 кВт».

В России дровяные котельные довольно эффективны при обогреве общественных зданий (школ, детских садов, районных больниц и фельдшерско-акушерских медпунктов, общественных бань, административных корпусов, исправительных учреждений, пожарных станций и т. д.) и для поддержания производственных процессов небольших фабрик, заводов, сельскохозяйственных предприятий.

Заготовка дров в России

В России земли лесного фонда находятся либо в федеральной собственности, либо в собственности субъекта Федерации. Компаниям и частным лицам участки лесного фонда могут предоставляться только в краткосрочное пользование на правах аренды, концессии или безвозмездного пользования.

И поскольку лес – собственность государственная, тем, кто вынужден заготавливать дрова самостоятельно, необходимо обратиться в местное лесничество и получить ордер, в котором будет указан допустимый объем заготовки. По этому же ордеру можно заготовить деловую древесину для строительства или ремонта. Изменения и дополнения в Лесной кодекс упростили этот процесс для населения. Кроме того, теперь лесхозы могут самостоятельно назначать участки для рубки. Это дает возможность приблизить делянки к деревням и поселкам, чтобы жителям не приходилось ездить за дровами за многие километры. При необходимости лесхоз выделяет транспорт для доставки заготовленных дров к месту хранения.

В Германии, например, многие пользователи твердотопливных (дровяных) котлов заготавливают дрова самостоятельно. «Например, в федеральной земле Северный Рейн – Вестфалия так обеспечиваются 80% объема заготовки, а 20% закупаются со стороны. В других федеральных землях примерно такое же соотношение (67 и 33% и т. п.). Такая самостоятельность объясняется тем, что 44% лесного фонда Германии – 10,8 млн га – находятся в частной собственности, 34% – в государственной, а остальные 22% принадлежат коммунам (их 8–9 тысяч), церкви и пр. 39% коммун владеют участками леса по 10–50 га, 32% – по 50–200 га, 16% – по 200–500 га, 7% – по 500–1000 га и только 6% – участками более 1000 га. Кроме того, 2 млн частных собственников – 60–70% их общего числа – владеют лесными участками по 5 га и меньше. При таком лесопользовании не то что каждый пень пронумерован, а каждая ветка на счету», – комментирует Сергей Передерий.

Рис. 1. Статистика производства топливной древесины в РФ в 2009–2018 гг., тыс. плотн. м3
Рис. 1. Статистика производства топливной древесины в РФ в 2009–2018 гг., тыс. плотн. м3

В России далеко не в каждом хозяйстве принято заниматься заготовкой дров на зиму. Многие предпочитают покупать колотые дрова либо заказать машину и распилить-расколоть. Это выгоднее, особенно если в регионе действуют субсидии на приобретение населением древесного топлива и компенсации.

Дрова производят крупные лесозаготовительные предприятия, также много средних и мелких компаний специализируются на заготовке дров для продажи. Юридические лица и индивидуальные предприниматели заготавливают древесину на основании договоров аренды лесных участков под контролем государства. Деятельность фирм-лесорубов контролируют лесничества. Но в ряде регионов, в частности, в Приморском крае, нет специализированных компаний, поставляющих дрова для населения. Жители там вынуждены заботиться о топливе самостоятельно. При угрозе срыва отопительного сезона местные власти обращаются к арендаторам лесов и просят выделить часть заготавливаемого леса на дрова населению и разрубить. Льготным категориям граждан дрова могут поставлять бесплатно. Лесозаготовители обычно идут навстречу, особенно если получают компенсацию из бюджета.

Рис. 2. Сезонное производство топливной древесины в РФ в 2015–2018 гг., тыс. плотн. м3
Рис. 2. Сезонное производство топливной древесины в РФ в 2015–2018 гг., тыс. плотн. м3

Разумеется, самостоятельная рубка на дрова в официальную статистику не попадает. Объем добровольных, но незапланированных рубок лесозаготовительными предприятиями, по всей вероятности, тоже проходит мимо учета. Таким образом, статистика производства топливной древесины оперирует скорее всего, официальными объемами заготовки лесорубных компаний, больших и малых. Неучтенные объемы заготовленных дров могут быть довольно внушительны, но для анализа они недоступны.

Согласно официальной статистике, годичные приросты производства топливной древесины очень редкие и слабые, отмечается тенденция снижения заготовки, хотя пока неявная (рис. 1). Экономический кризис на выпуске такой продукции заметно сказаться не может: дрова дешевые, и нужны всегда. Причиной могут быть теплые зимы и расширение газовых сетей.

Возможно, из-за упрощения условий самостоятельной порубки официальная статистика будет снижаться, то есть заготовкой дров население будет заниматься преимущественно самостоятельно, собирать валежник, хворост и сухостой. К сожалению, аналитики могут оценивать только объемы организованной заготовки, поэтому важно не делать скоропалительных выводов.

Производство топливной древесины характеризуется четко выраженной сезонностью в течение года. Обычно отмечается резкое падение объемов в конце весны и нарастание по мере приближения холодных месяцев (рис. 3). Сырые дрова не используют, поэтому период заготовки зависит от того, сколько времени дровам предстоит сохнуть. Считается, что лучшее всего заготавливать дрова в начале весны (на рис. 3 особенно заметен мартовский всплеск) и середине осени. Если потребитель укладывает дрова в поленницу в апреле, они просох­нут за 120 дней теплого сезона и будут готовы для отопления в текущем ноябре. На сушку дров, заготовленных и доставленных покупателю в июле, потребуется 310 дней, то есть на них можно рассчитывать лишь к следующему отопительному сезону. Обычно спросом пользуются дрова, пролежавшие не больше двух лет. Но самые большие объемы официальной заготовки приходятся на декабрь, видимо, потому что по промерзшим дорогам проще вывозить дрова из леса.

Структура производства

В структуре официального производства превалируют дрова-долготье – это бревна длиной от 1 до 6,5 м, нуждающиеся в распилке и колке. Долготье составляет 70% производства дров (рис. 3), что подтверждает версию о ведущей роли в заготовке крупных лесозаготовительных предприятий. Продукции мелкого формата – поленьев, хвороста и готовых порубленных дров в общем объеме всего 7%. Длина поленьев обычно от 20 до 60 см, средняя длина 40 см. Категория «прочие», то есть дрова других форм, – это оставшиеся 23%.

Помимо дров, как таковых, к использованию в качестве топлива пригодны следующие виды древесины:

  • молодняк от прореживания;
  • лесосечные отходы, биржевой отпад;
  • отходы деревообработки: щепа, опилки, стружка;
  • пни, дробленка, корни, кора с балансовой древесины;
  • обломки использованных деревянных изделий, лом поддонов и т. д.

Маловероятно, что в категорию «прочие дрова» попадет стружка или щепа; это отдельные товарные категории, скорее всего, биржевой отпад, верхи стволов, крупные ветки и другие лесосечные отходы.

Географическое распределение

Спрос на дрова формируется не только за счет частного сектора. Большое количество котельных в России работает по-прежнему дровяные. Ввиду дальней транспортировки угля, дороговизны современных пеллет или отсутствия в районе отходов деревообработки дрова остаются основным топливом в тысячах муниципальных округах. Дровяные котельные работают в Архангельской, Костромской, Смоленской областях, республиках Коми и Карелии, в Магаданской области, то есть по всей стране. В частности, на сайте госзакупок заявки на приобретение колотых и неколотых дров в 2018–2019 годах чаще всего размещали такие регионы, как Хабаровский край, Нижегородская, Ульяновская, Ивановская, Омская, Свердловская, Саратовская, Рязанская, Кировская области, Приморский, Пермский и Красноярский края, республики Саха, Бурятия, Дагестан и другие.

К примеру, по данным руководства Пермского края, в регионе функционируют 1435 котельных, из которых 428 (то есть 30%) работают на дровах, 728 – на газе, 192 – на угле и 87 – на иных видах топлива.

Таблица 1. Производство топливной древесины в РФ по федеральным округам в 2010–2018 гг., тыс. м3
Таблица 1. Производство топливной древесины в РФ по федеральным округам в 2010–2018 гг., тыс. м3

По федеральным округам заготовка дров распределяется довольно предсказуемо. В регионах с большой плотностью населения, которое сосредоточено в крупных городах, в том числе «миллионниках», потребление топливной древесины невелико (табл. 1). От климата структура спроса практически не зависит, например, Сибирский округ не лидирует. Зато коррелирует с уровнем урбанизации. В крупных городах доступны газ и электроэнергия, а значит, потребность в дровах невысокая.

Но все познается в сравнении: к примеру, на Украине переход части котельных с газа на дрова часто оправдан по цене, поскольку европейский газ дорогой. Хотя воспринимается как вынужденный отказ от современных благ цивилизации. Дрова широко используются и в Белоруссии и Латвии, при этом Белоруссия обеспечивает себя дровами самостоятельно, а Прибалтика завозит их, в том числе из России.

Топливная древесина характеризуется низкой товарной стоимостью, ее перевозки на большие расстояния нерентабельны, и поэтому она не является предметом мировой торговли и используется как местное топливо. Однако транспортировка дров на короткие расстояния применяется. Так, из центральных регионов топливную древесину оправляют на юг России. В густо заселенных южных регионах преобладает частная застройка и потребление топлива высокое, но местная древесина (дуб, бук, граб и др.) имеет высокую промышленную ценность и на топливо почти не идет.

Соперничество с другим топливом

Многие считают, что топить дровами допустимо, только если не решен вопрос с газификацией, а муниципальные дровяные котельные – это пережиток прошлого. Конечно, газовые котельные эффективны и экологичны. Но во многих регионах газификация не предвидится, так как при плановом строительстве газопроводы прокладывают вдоль автомагистралей и обычно без ответвлений к небольшим населенным пунктам. Причина в высокой стоимости газа и прокладки газовых сетей. В России проблема не только с газификацией. По данным Минэнерго, до 60% территории не обеспечено централизованным электроснабжением.

Заместитель начальника отдела лесопромышленного комплекса, машиностроения и легкой промышленности Республики Коми Андрей Кривошеин считает, что в сельской местности дрова до сих пор основной вид топлива в частном секторе: «Хотя у нас в республике есть газ, газифицировать маленькие населенные пункты невыгодно. К примеру, “Коми тепловая компания”, отвечающая за теплоснабжение в сельских районах, планирует постепенно отказаться от мазута, уменьшить долю угля, но доля дров и щепы будет расти. Дрова никогда не уйдут из топливного баланса лесных регионов».

Сегодня котельные на дровах стараются модернизировать, переоборудуют их под жидкое топливо или уголь. Однако каменный уголь пылит при транспортировке и использовании и вообще экологически небезупречен. Например, золоулавливающее оборудование, установленное на многих котельных еще в советские времена, не позволяет очищать атмосферные выбросы от сжигания угля на 100%. При сжигании жидкого топлива, весьма недешевого, тоже выделяются вредные продукты в атмосферу.

Нередко дровяная котельная –оптимальный выбор, так как это вариант твердотопливной котельной. Загрузка в ней может быть как ручная, так и автоматическая. В большинство современных котельных можно загружать исходные поленья больших размеров, без предварительного распиливания или колки. При необходимости их можно легко перенастроить на щепу и другие отходы деревообработки, насыпные или штучные, а также на современные виды биотоплива: пеллеты и брикеты (торфяные в том числе). Пеллеты дороже, но их удобнее транспортировать и хранить.

Сергей Передерий приводит пример: «В Богучанском районе Красноярского края котельные мощностью 1–2 мВт работают на привозном угле. Во многих небольших поселениях тариф на тепловую энергию 8–10 тыс. руб./Гкал, а за электроэнергию до 45 руб./ кВт·ч (дизельные электростанции на привозном дизтопливе). При этом вокруг немерено древесных отходов. Перевод на дрова решил бы все проблемы: и экологические, и с утилизацией отходов, и с занятостью населения на заготовке дров или щепы. В итоге возможна колоссальная экономия бюджетных денег, которые идут сегодня на дотацию-компенсацию разницы между установленным тарифом и реальной платой населения за отопление».

Проект новой котельной в жилом секторе нужно согласовывать с контролирующими органами для расчета предельно допустимой концентрации вредных веществ, выделяемых при горении, прочих параметров, учета розы ветров. И во многих случаях котельные на биотопливе предпочтительны. При горении дров не образуются канцерогенные соединения, разве что сырые дрова дают больше золы. Пеллеты тоже экологически чистое топливо, если они не производятся из отходов фанерных и схожих производств, на которых используются смолы, – при их горении выделяются вредные вещества.

Рис. 4. Структура производства разных видов древесного топлива и органического топлива естественного происхождения в РФ, %
Рис. 4. Структура производства разных видов древесного топлива и органического топлива естественного происхождения в РФ, %

В частных загородных домах чаще устанавливают мини-котельные, и пеллеты там неудобны, а вот брикеты становятся все популярнее. Хотя они дороже дров, их охотно покупают, в основном из-за удобства использования: дрова надо колоть, сушить, правильно хранить, а брикеты – нет, и нужно реже закладывать в печь. Но в плане эстетики брикеты уступают дровам: многие любят потрескивание поленьев в камине. А. Н. Кривошеин признает, что дрова часто незаменимы, но выступает за более современные виды биотоплива: «Для меня, как чиновника, отвечающего за развитие лесной промышленности, брикеты и пеллеты лучше дров – они создают добавленную стоимость продукции ЛПК, обеспечивают возможность расширения бизнеса нашим предприятиям».

Но для котельных большой мощности выгоднее использовать другие виды топлива: торф или уголь, из жидких – дизельное топливо, нефть, мазут, масло (рис. 4). Мощные дровяные котельные нерентабельны. Если местные ресурсы древесины скудны, от котельных на дровах тоже лучше отказаться. К примеру, на Камчатке небогатый лесной фонд и 60% запасов локализованы в труднодоступных районах, но поскольку с газификацией плохо, отапливаются в основном дровами, в результате лес сильно редеет. Ежегодная потребность муниципальных дровяных котельных в некоторых районах Камчатского края достигает 50–60 тыс. м3, а суммарные запасы местных лесничеств 700–800 тыс. м3. Через каких-нибудь десять лет доступные запасы почти иссякнут и произойдет экологическая катастрофа.

Дрова в цене

Таблица 2. Розничные цены на дрова в Московской области весной 2019 г., руб./м3
Таблица 2. Розничные цены на дрова в Московской области весной 2019 г., руб./м3

Пожалуй, самые популярные дрова – березовые: теплоотдача высокая, а дешевизна объясняется повсеместным распространением и простотой заготовки. Осиновые дрова качеством пониже, но немного дороже, видимо, благодаря свойству очищать дымоходы от копоти. Также на розничном рынке представлены сосновые, ольховые и дубовые дрова. В Московской области цена за кубометр от 1500 (на березу) до 2500 руб. (на дубовые) [табл. 2]. Предлагаются и дровяные наборы из разных пород, тоже довольно популярные.

Судя по оптовым заявкам (см. отпускные цены на рис. 5), для муниципальных котельных обычно закупаются сосновые, еловые, лиственничные, кедровые, пихтовые, дубовые, березовые и осиновые дрова (иногда встречаются ограничения в отношении осиновых дров). Хвойные породы реже используют для заготовки дров – их древесина смолистая, труднее разгорается и дает больше копоти.

Рис. 5. Отпускные цены топливной древесины (дров), руб./м3 и руб./т (плотность 650 кг/м3) в 2010–2018 гг.
Рис. 5. Отпускные цены топливной древесины (дров), руб./м3 и руб./т (плотность 650 кг/м3) в 2010–2018 гг.

В Республике Коми, например, розничные цены на топливо регулируются местным законодательством, которое устанавливает ценовой максимум. Так, цена колотых дров в 2018 году (без учета доставки) не могла превышать 1490 руб./м3, а топливных брикетов – 2616 руб./т. К тому же в республике твердое топливо, включая биотопливо (дрова, пеллеты и брикеты), включено в перечень субсидируемых товаров, реализуемых гражданам для нужд отопления. Правительство Коми из бюджета платит поставщикам твердого топлива субвенции на покрытие убытков, возникающих в результате государственного регулирования цен на дрова, топливные брикеты и пеллеты. Цены на биотопливо снижаются, и населению выгоднее приобретать его. Таким образом государственная поддержка формирует спрос на биотопливо.

Для сравнения: в Германии, по данным Сергея Передерия на начало 2019 года, средняя розничная цена дров, €/RM (складометр)2 : дуб – 116, бук – 126, ольха – 90. На березу и осину цены начинаются от €59 за один насыпной куб (SRM)3. Чаще всего в Германии используют буковые, грабовые и дубовые дрова.

Согласно статистике цен на основные виды бытового топлива в России (табл. 3), разница в цене одной тонны дров (рассчитано по стоимости 1 м3, исходя из средней плотности березовой древесины 650 кг/м3) и другого древесного топлива (брикетов и древесного угля) и минерального топлива – огромная. Цена напрямую зависит от теплоотдачи одной единицы топлива и ее КПД. По теплотворности дрова наиболее выгодное топливо. Например, пеллеты дают не намного больше энергии, но они в десять с лишним раз дороже.

Таблица 3. Цены бытового топлива в 2012–2018 гг., руб./т, и его теплотворность, кВт·ч/кг
Таблица 3. Цены бытового топлива в 2012–2018 гг., руб./т, и его теплотворность, кВт·ч/кг

Спрос на дрова: семь причин для роста

У каждого вида бытового топлива есть свои плюсы и минусы, выше подробно рассмотрена специ­фика дров как топлива. Спрос на дрова ограничивается рядом факторов (о них – ниже), но причин для его роста больше. Среди них следующие:

1) Привлекательность биотоплива в условиях роста цен на традиционные энергоносители. Когда-то нефть и газ пришли на замену дровам, но через 100 лет углеводородному топливу, возможно, понадобится обратная замена – топливом биологического происхождения, в том числе дровами.

2) Повышение экономической безопасности и снижение зависимости от зарубежных поставок топлива. Пока эта проблема больше относится к Европе, но в долгосрочной перспективе может стать острой и в России, так как запасы углеводородов конечны.

3) Поддержание разнообразия в топливной отрасли, доступность самых разных источников для производства тепла. Важно не потерять старые проверенные способы, чтобы не восстанавливать утраченное в будущем.

4) Экологичность. Использование дров не способствует изменению климата. Дрова – это часть инновационной биоэнергетики, поэтому подпадают под защиту экологическими программами.

5) Древесина – возобновляемый источник энергии. Современные технологии и методы лесовосстановления позволяют выращивать деревья быстрее. К лесовосстановлению можно привлекать частные фирмы на коммерческой основе.

6) Возможность развития малого бизнеса по заготовке и продаже дров. Благодаря разнообразию покупателей постепенно сглаживается сезонность. Сельские жители используют дрова в холодное время года, а владельцы дачных участков, напротив, заказывают дрова на весенне-осенний период.

7) Рост частного домостроения. Загородное домостроение в России хоть и медленно, но развивается. Немаловажно и влияние моды, например, в частных домах все чаще можно видеть классические камины.

Факторов снижения спроса на дрова меньше, но они довольно весомые:

1) Потребность в топливе повышается при росте населения, а в России он не наблюдается.

2) Разработка и применение других промышленных минеральных видов топлива.

3) Урбанизация, централизация отопления. Газификация продолжается, хотя медленно.

4) Развитие технологий, позволяющих использовать и преобразовывать в топливо отходы, прежде подлежащие утилизации. Сюда относится оптимизация распила бревен, с минимумом отходов, годных для производства пеллет и брикетов.

Выводы и прогнозы

Итак, сжигание древесины для получения тепла до сих пор остается основным способом ее применения в мире. Даже в Европе, несмотря на взрывной рост популярности пеллет, их активные закупки, в том числе в России, дрова используются в три раза чаще. «Потребление дров в ФРГ в последние несколько лет, по данным разных исследований, составляет от 10 до 16 млн м3 в год (с учетом импорта – более 20 млн м3). Для сравнения: потребление пеллет – около 2,2 млн т, брикетов – менее 1 млн т в год», – указывает Сергей Передерий.

Дрова представляются безальтернативным топливом в долгосрочном периоде в следующих ситуациях:

  • отдаленный негазифицированный жилой район, куда транспортировать другие виды топлива невыгодно из-за высоких затрат;
  • отсутствие предприятий деревообработки при достаточных запасах местной древесины, из отходов которой можно производить щепу или пеллеты;
  • слишком дорогая электроэнергия для пеллетного производства.

Так что в ближайшей перспективе дрова в России не сдадут свои позиции. Поэтому можно прогнозировать, что использование дров в качестве топлива в среднесрочной перспективе сохранится на стабильном уровне, а в долгосрочной имеет шансы вырасти.

По мнению Андрея Кривошеина, в Европе доля дров, скорее всего, будет снижаться в топливном балансе: «Там нужна стандартизация, сертификации FSC и SBP по устойчивому происхождению биотоплива. А дрова – нестандартный товар, они всегда разные, к тому же происхождение дров зачастую трудно отследить. В России же сертификация на дрова не нужна. Получается, что в Евросоюзе выше спрос на современные виды биотоплива, но больше бюрократии».

У Сергея Передерия другой взгляд на европейское будущее дров: «Какой резон собственнику лесного богатства закупать у кого-то те же пеллеты или брикеты? Дрова у него сложены, как полагается, в течение года естественным образом подсыхают, и в конечном итоге дровяное отопление, несмотря на все преимущества пеллет (автоматическая подача, более высокий КПД котла и прочее), однозначно дешевле. Единственная проблема – это требование новых положений немецкого законодательства по сокращению выбросов вредных веществ в атмосферу. Старые дровяные котлы уже не соответствуют этим новым экологическим требованиям. Но проблема решается очень просто – покупается новый котел или камин. Конечно, идет серьезное лоббирование «пеллетным сообществом» замены старых дровяных котлов пеллетными, но это больше касается владельцев котлов, которые не имеют собственного ресурса и покупают дрова на стороне». К тому же, как напоминает эксперт, сегодня европейская сертификация – не требование, а всего лишь рекомендация. Правда, Сергей Передерий не исключает, что бюрократы из Евросоюза могут ввести запрет на несертифицированное биотопливо. 

Вера Никольская, директор по исследованиям агентства ABARUS Market Research

Фото на превью pixabay.ru