Партнеры журнала:

В центре внимания

Почему стагнация в мировой экономике затянулась на десятилетие?

Вопрос на 10 триллионов долларов

Десяти лет и $10 трлн, потраченных в виде налоговых стимулов на борьбу с мировым финансовым кризисом, оказалось недостаточно: «Исследование глобальной конкурентоспособности за 2019 год» (Global Competitiveness Report 2019) свидетельствует, что большинство стран все еще переживают стагнацию или демонстрируют слабый экономический рост.

По прошествии 10 лет после начала финансового кризиса мировая экономика по-прежнему не может вырваться из замкнутого круга низкого или отрицательного роста производительности, несмотря на финансовые вливания центральных банков, превысившие $10 трлн. Впрочем, нельзя назвать эти беспрецедентные меры бесполезными: благодаря им была предотвращена более глубокая рецессия в мировой экономике. Тем не менее этого оказалось недостаточно для того, чтобы стимулировать рост расходов на повышение производительности в частном и государственном секторе.

Основные результаты

По мере того как меры монетарной политики теряют эффективность, рост экономики все больше зависит от фискальной политики и государственных мер, стимулирующих инвестиции в перспективные исследования и разработки, повышение квалификации работников и кадрового резерва, развитие инфраструктуры и интеграцию новых технологий в жизнь людей.

Серия исследований глобальной конкурентоспособности, начатая в 1979 году, позволяет давать ежегодную оценку драйверам производительности и долгосрочному росту экономик мира. На сегодня эта оценка основана на предложенном Всемирным экономическим форумом индексе глобальной конкурентоспособности. Рейтинг, который охватывает 141 страну, составлен по 103 индикаторам, объединенным в 12 слагаемых конкурентоспособности. Для каждого индикатора используется шкала от 0 до 100 баллов, которая показывает, насколько экономика той или иной страны близка к идеальному состоянию, так называемому фронтиру (переднему краю) конкурентоспособности.

В 2019 году с показателем 84,8 балла (+1,3 балла) Сингапур стал самой конкурентоспособной экономикой в мире, обогнав Соединенные Штаты Америки, которые опустились на второе место. В пятерку лидеров с наиболее конкурентоспособной экономикой входят также Гонконг, который занял третье место, Нидерланды (четвертое) и Швейцария (пятое). Для 141 страны, представленной в рейтинге, средний «индекс конкурентоспособности» составил 61 балл, что почти на 40 баллов ниже потенциального фронтира.

Это отставание от идеала вызывает даже более серьезную обеспокоенность, чем перспектива спада в мировой экономике. Изменяющийся геополитический контекст и растущая напряженность в мировой торговле подпитывают неопределенность и могут способствовать еще большему замедлению производства в мире. Тем не менее некоторые страны – лидеры рейтинга этого года – похоже, получают выгоду от торговых войн за счет переориентации внешней торговли, в их числе Сингапур (1) и Вьетнам (67) – страны, показавшие наилучшую динамику в рейтинге 2019 года.

«Рейтинг глобальной конкурентоспособности 4.0 служит компасом для процветания в условиях новой экономики, подверженной влиянию четвертой промышленной революции. При нынешней экономической неопределенности, торговой напряженности, социальных и экологических проблемах крайне важно, чтобы люди, определяющие политику, использовали подобные инструменты повышения конкурентоспособности для вывода мировой экономики на путь роста, интеграции. Исследование показывает, что такая взаимовыгодная комбинация возможна, но для ее достижения всем понадобятся смелое и дальновидное лидерство, заинтересованность и сотрудничество между ключевыми группами интересов», – сказал Клаус Шваб, основатель и исполнительный председатель Всемирного экономического форума.

Это исследование служит напоминанием национальным лидерам о необходимости целостного подхода к принятию решений и достижения баланса краткосрочных целей и факторов, влияющих на экономику за пределами квартальных отчетов и избирательных циклов.

Например, показано, что политика на рынке труда и в образовании не успевает за темпами инноваций в большинстве стран, включая самые крупные и наиболее продвинутые в этой области экономики мира.

Правительствам следует лучше оценивать непредвиденные последствия технологической интеграции и принимать дополнительные меры поддержки населения в ходе разворачивающейся четвертой промышленной революции. И страны с развитым инновационным потенциалом, такие как Корея, Япония и Франция, и растущие экономики, такие как Китай, Индия и Бразилия, должны работать над кадровым потенциалом и развивать рынок труда.

Стало очевидно, что персоны, определяющие политику на национальном уровне, неизбежно сталкиваются с выбором, когда речь идет о том, чтобы посредством высокого «качества» политики и бюджетных инвестиций задать верное направление роста, а также стимулы для решения проблем неравенства, изменения климата и технологического разрыва между развитыми и развивающимися странами. Эти компромиссы между экономическими, социальными и экологическими факторами, возникшие как следствие узкого взгляда на рост с учетом только краткосрочной перспективы, можно смягчить за счет использования целостного и долгосрочного подхода к устойчивому развитию. Например, Швеция, Дания и Финляндия не только входят в число наиболее технологически развитых, инновационных и динамичных экономик мира, но и обеспечивают лучшие условия жизни и социальную защиту, а также являются более консолидированными и устойчивыми государствами, чем многие другие лидеры рейтинга конкурентоспособности.

В исследовании показано, что на любом уровне конкурентоспособности есть страны с разным уровнем общественного и экономического развития, поэтому они должны уже сегодня работать над созданием не просто растущей, а низкоуглеродной, инклюзивной экономики.

«Наибольшее беспокойство сейчас вызывает снижение способности правительств и центральных банков использовать денежно-кредитную политику для стимулирования экономического роста. В связи с этим очень важно, чтобы принимаемые меры были направлены на повышение конкурентоспособности, способствовали росту производительности, стимулировали социальную мобильность населения и снижали неравенство по доходам», – считает Саадия Захиди, руководитель Центра новой экономики и общества Всемирного экономического форума.

Особенности стран и регионов

Сингапур, набравший 84,8 балла из 100 возможных, ближе остальных приблизился к идеалу конкурентоспособности. В топ-10 рейтинга есть и другие страны из числа G20. Это США (2), Япония (6), Германия (2) и Великобритания (9). В то же время Аргентина занимает всего лишь 83 место в рейтинге – это самая низкая позиция из стран G20.

По числу наиболее конкурентоспособных стран в рейтинге лидирует Азиатско-Тихоокеанский регион, за ним следуют Европа и Северная Америка.

Среди азиатских стран Сингапур оказался на первой позиции благодаря своему абсолютному лидерству по 10 показателям в семи из 12 слагаемых конкурентоспособности, включая лучший уровень развития инфраструктуры (95,4 балла), здоровья нации (100), рынка труда (81,2), финансовой системы (91,3), а также государственных институтов (80,4). Кроме того, Сингапур пользуется преимуществами самой открытой экономики в мире. За ним в рейтинге из стран макрорегиона следуют Гонконг (3), Япония (6) и Южная Корея (13). Китай занимает позицию 28 (самую высокую среди стран БРИКС). А из стран АТР самый стремительный рост в рейтинге продемонстрировал в этом году Вьетнам (67).

Хотя азиатский регион включает ряд самых технологически развитых экономик мира, средние показатели инновационного потенциала (54 балла) и динамизма бизнеса (66,1) в нем относительно невысокие и заметно отстают от показателей в Европе и Северной Америке. Соединенные Штаты (2) являются лидером по конкурентоспособности среди стран Европы и Северной Америки. Несмотря на потерю одной позиции, страна остается центром инноваций, занимая первое место по динамизму бизнеса и второе место по инновационному потенциалу. Что касается макрорегиона в целом, то за США следуют Нидерланды (4), Швейцария (5), Германия (7), Швеция (8), Великобритания (9) и Дания (10). Из других крупных стран региона Канада занимает 14-е место, Франция – 15-е, Испания – 23-е, Италия – 30-е место. Выше всех по сравнению с прошлым годом продвинулась в рейтинге Хорватия (63).

В Латинской Америке и Карибском бассейне наивысший результат у Чили (70,5 баллов, 33-е место). Страна отличается наиболее конкурентоспособной экономикой благодаря стабильным макроэкономическим данным (по этому показателю на первой позиции в рейтинге из 32 стран мира) и открытости внутреннего рынка (68 баллов, 10-я позиция). За Чили в этом макрорегионе следуют Мексика (48), Уругвай (54) и Колумбия (57). Бразилия, несмотря на то что добилась наибольшего роста в рейтинге среди стран региона, лишь на 71-м месте, в то время как Венесуэла (133) и Гаити (138) замыкают региональный рэнкинг. Страны этой группы достигли значительных успехов во многих областях, однако по качеству институциональной базы (средний региональный балл 47,1) и инновационному потенциалу (34,3) этот макрорегион на самом низком уровне в мире.

На Ближнем Востоке и в Северной Африке региональный рейтинг возглавляют Израиль (20) и Объединенные Арабские Эмираты (25), за ними следуют Катар (29) и Саудовская Аравия (36). Кувейт показал лучшую динамику в рейтинге среди стран региона (46), в то время как Иран (99) и Йемен (140) переместились на несколько позиций вниз. Многие страны создали надежную инфраструктуру, отмечается очень высокое проникновение цифровых технологий. Однако необходимы более существенные инвестиции в человеческий капитал, чтобы экономика стран региона стала более инновационной и креативной.

В Южной Азии Индия, заняв 68-е место, опустилась в рейтинге, несмотря на относительно стабильные показатели, в основном из-за быстрого улучшения ситуации в других странах, ранее занимавших более низкие позиции. За ней следуют Шри-Ланка (84, показала наибольший рост в регионе), Бангладеш (105), Непал (108) и Пакистан (110).

Во главе с Маврикием (52) Африка к югу от Сахары является в целом наименее конкурентоспособным регионом мира: 25 из 34 экономик, оцененных в этом году, набрали менее 50 баллов. Среди континентальных лидеров Южная Африка – вторая по уровню конкурентоспособности страна в регионе, в этом году она поднялась на 60-е место, затем следуют Намибия (94), Руанда (100), Уганда (115) и Гвинея (122). Две другие крупные экономики региона – Кения (95) и Нигерия (116) также улучшили показатели конкурентоспособности, но теряют несколько позиций в рейтинге, уступая более успешным странам. Как позитивный результат, из 25 стран мира, где показатель здоровья нации вырос на два балла или больше, четырнадцать расположены в Африке к югу от Сахары, где высоко стремление сократить разрыв по показателю ожидаемой продолжительности жизни относительно других стран.

О России

Среди стран Евразии в рейтинге конкурентоспособности на первом месте Российская Федерация (43), затем следуют Казахстан (55) и Азербайджан (58). Две последние страны улучшили свои позиции в рейтинге по сравнению с прошлым годом. Больше усилий, направленных на развитие финансовой системы (средний балл по региону – 52) и инновационного потенциала (35,5), поможет странам макрорегиона достичь более высоких показателей конкурентоспособности и ускорить структурные изменения.

Россия не изменила позицию в рейтинге стран и осталась на 43-м месте, несмотря на повышение абсолютного значения индекса. Достижения в этом году отмечены по внедрению цифровых технологий, укреплению инновационного потенциала, повышению эффективности рынка труда и макроэкономической стабилизации. В то же время показатели развитости общественных институтов, рынков товаров и услуг, а также навыков и компетенций (в особенности тех, что необходимы для успешной конкуренции в будущем) ухудшились, что в итоге не позволило России занять более высокую позицию в рейтинге.

Большой размер рынка (шестое место в мире), стабильное состояние макроэкономики (43-е место) и ускоренное внедрение цифровых технологий (22), а также инновационный потенциал (32) являются сильными сторонами России, обеспечивающими высокую конкурентоспособность и лидерство в Евразии. По этим показателям она также существенно опережает многие другие страны, находящиеся на той же стадии развития экономики. Барьерами на пути к повышению национальной конкурентоспособности становятся прежде всего общественные институты (74-е место), пока еще недостаточно развитая финансовая система (95), а также зарегулированные и слабоконкурентные отраслевые рынки (87). По качеству институтов Россия на одном уровне с другими странами Евразии, по развитости финансовой системы незначительно опережает их, а по уровню конкуренции и качеству регулирования отраслевых рынков отстает.

«Четвертая промышленная революция не только открывает большие возможности для ускоренного развития, но и создает новые риски, в том числе риск увеличения разрыва между странами. Индекс конкурентоспособности ВЭФ оценивает, насколько страны готовы поддержать повышение производительности и устойчивый экономический рост в новых условиях. В общей сложности за последние пять лет в позициях России не произошло существенных изменений: сначала наблюдался подъем с 43-го до 38-го места в 2017 году, затем возврат на 43-е в связи с обновлением методологии рейтинга и учетом новых факторов развития в 2018 году, – говорит Алексей Праздничных, координатор программы Всемирного экономического форума по конкурентоспособности стран в России, партнер Strategy Partners, исполнительный директор Евразийского института конкурентоспособности. – Здесь, как в “Алисе в Стране чудес” Льюиса Кэрролла, нужно бежать со всех ног, только чтобы оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее! Чтобы повысить свою позицию в рейтинге, нужно повышать конкурентоспособность быстрее, чем другие страны, в этом и состоит основная интрига борьбы за процветание. У России есть все фундаментальные предпосылки для более быстрого прогресса в развитии ключевых факторов конкурентоспособности – без этого будет сложно обеспечить достойный экономический рост. Важно усилить сфокусированность, эффективность и синхронизацию национальных проектов для достижения стратегических целей развития более высокого уровня, и конкурентоспособность экономики – одна из таких целей».

Другие выводы исследования

В дополнение к рейтингу исследование раскрывает и другие особенности состояния мировой экономики. По поводу фактора высокой концентрации на глобальном рынке в докладе сказано, что бизнес-лидеры в США, Китае, Германии, Франции и Великобритании считают, что влияние на рынке ведущих корпоративных игроков за последние 10 лет усилилось.

По уровню квалификации работников из числа стран G7 в десятку глобальных лидеров входят только Соединенные Штаты. Это, по сути, лучшая экономика в мире по этому показателю. Из остальных ближе всего к лидеру Великобритания (12-е место), Германия (19), Канада (20), Франция (41), Япония (54) и Италия (63). Китай по качеству человеческого капитала на 40-м месте.

Крупнейшим экономикам мира тоже есть куда расти, когда речь идет о технологическом управлении. По уровню адаптации правовой базы к цифровым бизнес-моделям только четыре страны из G20 входят в первую двадцатку. Это Соединенные Штаты (1-е место), Германия (9), Саудовская Аравия (11) и Великобритания (15). Китай занимает 24-е место в этой категории.

Методология рейтинга

Исследование глобальной конкурентоспособности, проведенное Всемирным экономическим форумом, представляет собой ежегодный анализ факторов производительности и процветания экономики в странах мира. В 2018 году была принята новая методология составления рейтинга конкурентоспособности – GCI 4.0, позволившая учесть новые факторы конкурентоспособности, приобретающие очень большое значение в эпоху четвертой промышленной революции. Всемирный экономический форум рассчитывает конкурентоспособность по значимым для производительности ключевым измерениям – 12 «слагаемым конкурентоспособности». Это институты, инфраструктура, цифровизация, макроэкономическая стабильность, здоровье населения, навыки и компетенции, рынок товаров и услуг, рынок труда, финансовая система, размер внутреннего рынка, предпринимательство и инновационный потенциал. Для расчета GCI 4.0 Всемирный экономический форум использует общедоступные и собственные специализированные данные, в том числе результаты масштабного ежегодного опроса руководителей компаний. В 2019 году были опрошены руководители почти 17 тыс. компаний в 139 странах, в том числе 278 компаний в 20 российских регионах.

Текст Оливер Канн,
глава отдела стратегических коммуникаций Всемирного экономического форума

Информация предоставлена консалтинговой компанией Strategy Partners

Фото на превью pixabay.com