Партнеры журнала:

Биоэнергетика

Программа защиты климата в Германии

Поучительный пример для российских законодателей и перспективы для экспортеров пеллет

В октябре 2019 года правительство Германии приняло масштабную программу по защите климата – Klimaschutzprogramm 2030. В документе прописан план действий по достижению определенных целей в защите климата, охране окружающей среды и использовании возобновляемых источников энергии в энергетике, на транспорте, в строительстве и сельском хозяйстве.

В этой статье рассмотрены только те основные разделы этой программы, которые наверняка заинтересуют читателей «ЛПИ», и в первую очередь производителей пеллет, а все, что связано с электромобилями, использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на железнодорожном и водном транспорте, водородными технологиями, аккумуляцией энергии и прочим, опущено.

Котлы, использующие нефтепродукты, – в металлолом

В программе принято решение о запрете на установку с 2026 года жидкотопливных (на нефтепродуктах) котлов в жилых домах и публичных зданиях. Правда, сделано исключение для домов, которые по проекту обеспечиваются теплом за счет центрального отопления от жидкотопливной котельной или ТЭЦ.

Правительство ФРГ претворяет в жизнь принятый в 2019 году закон об энергообеспечении зданий (Gebäudeenergiegesetz – GEG), который можно дословно перевести с немецкого, как закон об экономии энергии генерации тепла и холода в зданиях, полностью принимая во внимание не только его направленность на энергоэффективность, экономическую целесообразность и охрану окружающей среды, но и социальную составляющую и доступность исполнения его требований для населения. Федеральный министр экономики Петер Альтмайер сказал: «Мы абсолютно солидарны с правительством Германии: стоимость строительства и эксплуатации жилья должны быть доступны для граждан». «Этот закон унифицирует все вопросы, связанные с переходом на ВИЭ при строительстве новых домов и модернизации и санированию старых. Он обеспечивает прозрачность и отсутствие бюрократии при исполнении, что дает четкий сигнал всем, кто планирует строительство или ремонт своего дома», – отметил министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер.

Как для покупателей новых пеллетных котлов, так и для владельцев старых жидкотопливных котлов, у которых появится желание заменить их пеллетными или другими, использующими ВИЭ, предусмотрена государственная поддержка, так называемая эффективная дотация – грант в размере 40% стоимости пеллетного котла и его монтажа (или другого источника тепловой энергии на базе ВИЭ, например, топливного насоса). Ожидается, что за счет такого серьезного увеличения государственных субсидий (для сравнения: по действующим сегодня нормам выплачивается значительно меньше, и это не процент от стоимости, а суммы, установленные в зависимости от мощности котла и его комплектации, но не привязанные к стоимости котла) будет заменена значительная часть используемых сегодня в Германии жидкотопливных котлов. Газовые и жидкотопливные котлы, которые были установлены в 1991 году и позже, согласно закону GEG, могут использоваться только в течение 30 лет с момента установки, а установленные до 1991 года должны быть выведены из эксплуатации уже сегодня.

Сегодня в ФРГ установлено почти 6 млн жидкотопливных котлов, половина их работают уже больше 20 лет. Каждый второй такой котел, по данным Федерального объединения предприятий энергетики и водоснабжения (BDЕW) и Немецкого института тепла и отопительной техники (IWO), прямо сейчас можно заменить газовым или котлом на ВИЭ. Согласно расчетам председателя BDЕW Штефана Капферера, только эта мера позволила бы уменьшить ежегодные выбросы СО2 на 14 млн т. А если заменить все котлы, использующие нефтепродукты, то выбросы СО2 за год снизились бы на 30 млн т. По данным Министерства экономики и энергетики ФРГ, в настоящее время в энергетическом балансе Германии 35% конечной энергии идет на отопление жилых и публичных (административных) зданий. Эмиссия СО2 при этом составляет третью часть общего объема всех выбросов СО2 в Германии, и приходится в основном на жидкотопливные котлы, работающие на нефтепродуктах (так называемом печном топливе). Для ускорения замены таких котлов и установки экологичных новых федеральное правительство Германии и приняло решение выплачивать такие высокие премии-гранты. А в немецком Министерстве охраны окружающей среды (Bundesumweltamt) считают, что нужно добиться отказа от использования газовых котлов в жилых и публичных зданиях.

Теперь немного подробнее о дискуссиях по поводу исполнения отдельных пунктов этого закона, которые весь этот год ведутся в различных министерствах и ведомствах Германии. Производителям пеллет интересно будет узнать о спорах относительно предпочтительной замены жидкотопливных котлов: пеллетные котлы или тепловые насосы. Что будет экологичной альтернативой нефти и газу в системах отопления? В Немецком энергетическом агентстве (DENA) считают, что это тепловые насосы, в которых до 75% полезного тепла обеспечивается за счет бесплатного источника – тепла земли. Недостатком этого варианта в сравнении с пеллетным котлом являются большие затраты (высокая стоимость оборудования и его установки – бурения скважин для зондов и др.), а также высокое электропотребление.

В любом случае тепловой насос будет эффективным, только если энергетическая общая концепция здания ориентирована на него, полагает Алексис Гула из Федерации трубочистов (Bundesverband des Schornsteinfegerhandwerks). А в старых зданиях это не всегда так, и установка теплового насоса вместо жидкотопливных котлов не будет иметь смысла. Целесообразнее замена пеллетными котлами. Но и в новостройках тепловые насосы не всегда становятся климатической альтернативой, прежде всего потому, что в ФРГ бóльшая часть электроэнергии все еще генерируется на ТЭС из угля и газа. Однако в долгосрочной перспективе энергетические ресурсы будут полностью обеспечивать ВИЭ. «Вот тогда тепловые насосы станут самой экологичной и климатически нейтральной системой отопления», – уверен Йенс Шуберт из Агентства по охране окружающей среды (UBA). Вот только это вряд ли случится в ближайшие пятьдесят, а то больше, лет, поскольку от угля в Германии решили полностью отказаться, а вот замены газу в большом объеме, пока, увы, нет.

Что касается пеллетных котлов, то многие эксперты в Германии, будто сговорившись, твердят, что страна не располагает достаточной сырьевой базой для значительного увеличения производства пеллет и вынуждена будет их импортировать. Автору статьи приходилось даже слышать, что Германия и так сильно зависит от поставок газа из России, а тут еще подсядет на российские пеллеты. Но это уже чистая политика, как говорят. Тот же Йенс Шуберт уверят: «Мы не сможем массово перейти на отопление домов древесиной в том или ином виде, потому что у нас просто нет такого количества сырья». Хорошо, согласны. Но давайте из 6 млн котлов хотя бы 10% заменим пеллетными. Это будет означать, что к сегодняшнему годовому объему потребления пеллет в Германии, составляющему около 2 млн т, придется добавить еще около 4 млн т. Такой объем без проблем можно обеспечить за счет импорта из США, Канады и России (за счет поставок российских гранул – через страны Балтии, как все последние годы довольно успешно и происходит по политическим соображениям).

Система торговли квотами выбросов СО2 в Германии

История создания программы Klimaschutzprogramm 2030 началась в 2016 году, когда был утвержден план по защите климата, привязанный к целям Парижского соглашения1. В подписанном в 2018 году коалиционном договоре правительство ФРГ обязалось полностью выполнить этот план. Так как целевых показателей плана (сокращения выбросов на 40% к 2020 году и на 55% к 2030 году) Германии достичь не удалось, в начале 2019 года был учрежден комитет по защите окружающей среды, так называемый климатический кабинет (в него вошли канцлер Германии Ангела Меркель, министр финансов Олаф Шольц (СДП), министр экономики Питер Альтмайер (ХДС), министр внутренних дел Хорст Зеехофер (ХСС), министр окружающей среды Свенья Шульце (ХДС), министр сельского хозяйства Юлия Клекнер (ХДС) и министр транспорта Андреас Шойер (ХСС)), утвердивший 20 сентября 2019 года «климатический пакет» (Klimapaket), одобренный и принятый правительством Германии 9 октября 2019 года в виде программы Klimaschutzprogramm 2030.

Эта программа затрагивает много отраслей экономики. Но главным, можно сказать, революционным для Германии событием стало учреждение национальной системы торговли квотами эмиссии СО2. Система распространяется на транспортный сектор и теплоснабжение, за исключением компаний, которые уже участвуют в европейской системе торговли квотами СО2.

Введенная в 2005 году для реализации Киотского международного климатического соглашения Европейская система торговли выбросами (ETS), стала основным европейским инструментом изменения климата. Наряду с 28 странами – участниками ETS к эмиссионной торговле присоединились Норвегия, Исландия и Лихтенштейн. В Европе ETS охвачено более 11 тыс. объектов энергетики и энергоемкой промышленности, «поставляющих» около 40% выбросов парниковых газов в Европе. С 2012 года ETS обслуживает и воздушный транспорт (полеты в пределах территории ЕС).

ЕU-ETS действует по принципу cap & trade. Устанавливается допустимый объем эмиссии парниковых газов для всех объектов, обязанных сократить выбросы. Государства-участники выдают соответствующие разрешения на выбросы: часть бесплатно, часть через аукцион. При таком подходе формируется цена выброса парниковых газов, которая стимулирует заинтересованные компании сокращать эти выбросы.

С 2008 года в ЕС, в результате незначительных ограничений, связанных с кризисом, сокращения производства и выбросов, а также широкого использования международных кредитов, накопилось слишком большое количество разрешений на выбросы. Они внесли значительный вклад в наблюдавшееся в 2011–2017 годах падение цен на выбросы – до нескольких евро за единицу. С середины 2017 года цены снова заметно выросли. К середине 2019 года это было уже около €28 за тонну СО2.

На третий торговый период ЕU-ETS (2013–2020 годы) по всей Европе было установлено ограничение на выбросы – в общей сложности не больше 15,6 млрд т СО2. Для справки: в 2018 году 1870 немецких объектов, входящих в ЕU-ETS, выбросили чуть меньше 422 млн т CO2-эквивалента.

Что же не вошло в ETS? Транспорт (кроме авиационного), сельское хозяйство, отопительные системы в жилых и публичных зданиях и индустриальные энергетические установки мощностью менее 20 МВт. Все эти отрасли с 2021 года как раз и присоединятся к новой национальной системе торговли квотами выбросов в рамках программы Klimaschutzprogramm 2030. Начиная с 2021 года относящиеся к ним компании, на объектах которых происходят выбросы в атмосферу СО2, обязаны будут приобретать СО2-сертификаты, по стоимости в первый год всего €10 за тонну СО2. К 2025 году стоимость поэтапно вырастет до €35. С 2026 года планируется аукционная продажа квот с ценовым коридором €35–60.

Некоторые критики Klimaschutzprogramm 2030 называют климатический пакет, на основе которого она принята, «климатическим пакетиком», так как считают ее недостаточной для достижения целей Парижского соглашения и требуют увеличения стоимости сертификатов после 2025 года до €180 за тонну СО2. Так что «процесс пошел», как говорил известный политический деятель России конца ХХ века. Не исключено, что сертификат будет продаваться если не по €180 за тонну, то значительно дороже предполагаемых €60. К тому же речь идет об аукционных торгах, а на них всего можно ожидать. Да и в программе записано, что в 2025 году будет установлена целесообразность максимальных и минимальных цен на сертификаты с 2027 года.

По прогнозам правительства Германии, новая система торговли квотами СО2 уже к 2023 году принесет государству €18,8 млрд, которые будут направлены на реализацию программ по защите окружающей среды и снижение тарифов на электроэнергию для населения. Сегодня за счет доплаты за «зеленую энергию» (EEG-Umlage) электроэнергия в ФРГ одна из самых дорогих в Европе: до 30 евроцентов за 1 кВт·ч. Уже в 2021 году эта доплата в тарифе будет понижена на 0,25 евроцента за 1 кВт·ч. Пусть это совсем немного, но уже что-то для начала. А в 2022 году доплата за «зеленую энергию» снизится на 0,5 евроцента за 1 кВт·ч, в 2023 году – на 0,625 евроцента... Прогресс, как видно, налицо.

К чему приведет ведение национальной торговли квотами в ФРГ? Уже сегодня многие владельцы энергетических установок в указанных выше отраслях начнут прикидывать, что им выгоднее: приобретать с каждым годом дорожающие сертификаты на выброс СО2 или все-таки отказаться от ископаемых видов топлива в пользу ВИЭ. Ответ очевиден. Поэтому мы так подробно рассказали о продаже квот. Для производителей пеллет это реальная перспектива значительного расширения рынка сбыта продукции в Германии, поскольку часть котлов, работающих на нефтепродуктах (индустриальные, котлы в сельском хозяйстве, для генерации технологического пара и др.) и не попадающих под вышеописанный запрет в 2026 году, будут переведены на пеллеты. А это уже серьезно, так как речь не о 20–30-киловаттных домашних «котелках», а о котельных и ТЭС до 20 МВт! Тут потребуются не какие-то дополнительные 4–5 млн т пеллет в год (для котлов в жилых домах), а гораздо большие объемы. К тому же индустриальные котлы, вырабатывающие пар для производственных процессов, в отличие от отопительных, функционируют круглый год, и зачастую круглосуточно. О примере успешного использования в ФРГ пеллет для парогенерации задолго до принятия программы защиты климата мы уже рассказывали2. За счет системы национальной торговли квотами с 2021 года планируется сокращать ежегодно выбросы СО2 на 15 млн т. А пока на объектах, не входящих в систему ЕС-ETS, удается снизить выбросы СО2 лишь на 1 млн т в год. Планы грандиозные – увеличение ежегодного объема сокращения в 15 раз!

Долой уголь из немецкой энергетики

Ну и, наконец, еще один важный пункт программы Klimaschutzprogramm 2030 – это снижение суммарной генерации электроэнергии на угольных ТЭС с нынешних 40 ГВт до 30 ГВт в 2022 году, а затем до 17 ГВт в 2030 году и полный отказ от использования угля в немецкой энергетике к 2038 году. В 2032 году предписано проверить, можно ли отказаться от угольной генерации в Германии досрочно, уже в 2035 году. Необычайно интересно, чем же планируется заменить всю угольную долю? Большую часть, скорее всего, обеспечит газ, а остальную? Альтернативы твердому биотопливу (древесной биомассе в виде щепы, пеллет и другой растительной составляющей) пока, похоже, нет. Не стоит также забывать, что в Германии к 2030 году 65% электроэнергии должно генерироваться исключительно из ВИЭ.

В программе Klimaschutzprogramm 2030 прописано, что отказ от угольной генерации ни в коей мере не должен повлиять на повышение тарифов на электроэнергию и надежность электроснабжения, регионы добычи угля будут дотироваться в связи с закрытием угольных шахт и разрезов. Кстати, добыча каменного угля в Германии уже свернута, в начале 2019 года закрылась последняя шахта в Рурском индустриальном районе (федеральная земля Северный Рейн – Вестфалия). Продолжают добывать только бурый уголь, в основном в восточных землях, на территории бывшей ГДР. А каменный уголь для ТЭС импортируется, в том числе большой объем из России; в 2017 году – около 19,7 млн т, то есть 38% общего объема импорта угля Германией. В ноябре текущего года, как раз во время написания этой статьи, в правительство Германии представлены проект закона реструктуризации угольных регионов и алгоритм отказа от угольной генерации электроэнергии. В ближайшее время пройдут обсуждения и дебаты на разных уровнях, поэтому в следующем году мы обязательно вернемся к этой теме, актуальной для российских производителей индустриальных гранул.

Сегодня ФРГ потребляет в основном пеллеты бытового назначения качества ENplus A1 или DIN+ и совсем небольшое количество индустриальных гранул. Вполне вероятно, что на немецких электростанциях и ТЭС в период до полного отказа от угля (18 лет) все же начнут использовать пеллеты для совместного сжигания с углем. Но не будем загадывать, дождемся решений немецкого правительства и энергетических концернов – владельцев угольных электростанций.

А вот реальный пример соседней Великобритании стоит привести в заключение. В 2010 году годовой объем импорта пеллет в Туманный Альбион составлял менее 0,5 млн т, а к 2018 году превысил 8 млн т. Как же это? Британское правительство приняло соответствующие законы, и энергетические компании (в первую очередь самый крупный энергоконцерн Drax) стали массово переводить свои электростанции на комбинированное топливо: уголь с пеллетами, а отдельные электростанции и их энергоблоки – полностью на биомассу, в том числе и индустриальные пеллеты. И это в стране с развитой традиционной угольной промышленностью! 

Текст Сергей Передерий, s.perederi@ eko-pellethandel.de

Фото на превью pixabay.com