Партнеры журнала:

Эксклюзив/Детали

Уроки пения для деревянной леди

Рубрика Эксклюзив/Детали

Схожесть скрипки и человека, их созвучность издавна используются как метафора поэтами, певцами, музыкантами всех стран мира. А некоторые части скрипки даже назывались: голова, шея, грудь, талия. Изначально создавалась она как аналог человеческого голоса. И сейчас, в эпоху техногенной революции, даже на самой современной технике не удалось синтезировать тембр человеческого голоса и скрипки.

От виолы и лиры к чудесному пению скрипки

Столетиями отрабатывались технология, материалы и способы изготовления скрипки, которые с середины XVIII века практически не менялись и сделали «деревянную музу» одним из главных классических инструментов. Но прежде чем скрипка обрела свои утонченные формы и традиционную систему звучания, на свет появились несколько ее прародителей. Скрипка - результат сложного взаимодействия характерных особенностей формы, внутренней организации, расположения материалов, принадлежащих самым разным струнным и смычковым инструментам. История создания скрипки не может быть воссоздана даже с относительной точностью. Ведь каждый мастер привносил в свою «возлюбленную» новую линию и добавлял неповторимую нотку в звучание скрипичного голоса.

Первые описания скрипки на Западе появляются только в середине XVI века. Французский музыкант Филибер Ж. де Фэр (Philibert Jambe de Fer, 1526-1572), анализируя особенности современной ему скрипки, приводит ряд специальных наименований, из которых можно заключить, что семейство скрипок формировалось по образцу и подобию виол. Полностью завершенный скрипичный корпус и тенденция приближения к квинтовому строю были характерны для смычковой итальянской лиры, которая широко используется уже в XIV-XV веках. С 1556 года общепринятым становится деление скрипок на разновидности, известные под французскими названиями dessus, quinte, haute-contre, tailee и basse. Эти разновидности устанавливались не только в соответствии с музыкальной гармонией инструмента (сопрановая, альтовая и басовая скрипки), но и согласно способу держания скрипок музыкантом (например, плечевой, но не современный ключичный, или же с помощью специальных приспособлений - крючков). Итальянский теоретик конца XVI века Цеккони упоминает еще и теноровую скрипку и отмечает, что в отличие от виол скрипку преимущественно используют для игры на открытых площадках ввиду соответствующих звуковых характеристик.

В основе процесса усовершенствования европейской скрипки лежал принцип антропоморфности: чем больше внешних и внутренних «человеческих» признаков приобретала скрипка, чем «человечней» звучал ее голос, тем более искусно отрабатывались способы изготовления и законы звуковоспроизведения. Так возникли совершенные инструменты скрипичных семей Амати, Гварнери, Страдивари, чудесное пение которых чарует сегодня даже самого закостенелого слушателя. Но так же, как человеческий голос рождается в результате сложной работы всего организма и зависит от генетических данных, звучание скрипки - прямой результат правильно использованных звуковых свойств древесины и мастерской музыкальной настройки.

Деревянное совершенство

Устройство скрипки является самым сложным с точки зрения физики, акустики и сопротивления материалов. По сути это сложнейший акустический прибор, требующий точной настройки и регулировки.

Из всего многообразия школ и направлений мастерства изготовления скрипок наиболее значимыми признаны итальянская, французская и немецкая. Все они имеют свои достоинства и недостатки и ощутимо отличаются друг от друга как по конечному звучанию инструмента, так и по техникам мастеров. Звук инструментов итальянской школы признан самым тембристым, пластичным и управляемым. То есть музыкант может управлять тембральными характеристиками инструмента. Звук инструментов немецкой школы отличается яркостью и глубиной. Французские инструменты звучат несколько «стеклянно» и гулко. Хотя во всех школах попадались инструменты с «чужими» признаками.

Рассмотрим инструменты итальянской школы как наиболее сложной и результативной. Для изготовления скрипки используются три вида дерева: клен, ель и эбеновое (черное) дерево. В зависимости от свойств дерева из него изготавливаются различные детали инструмента. Так как верхняя дека почти полностью отвечает за звучание басовых струн, то для нее идеально подходит сочетание мягкости и упругости ели. Из клена изготавливаются нижняя дека, голова и обечайки. Нижняя дека в основном работает на верхний регистр, и плотность клена соответствует этим частотам. Гриф изготовлен из черного дерева. Черное дерево, благодаря своей высокой жесткости и прочности (кстати, оно тонет в воде), имеет максимальную устойчивость к износу от струн. Внутри каждой скрипки находится душка - палочка-распорка, сделанная из еловой ветки.

Сочетание клена, ели и черного дерева используется практически во всех струнных деревянных инструментах: смычковые, гитара, балалайка, домра, лира, цитра, арфа и других. Многие поколения мастеров экспериментировали с различными материалами для изготовления скрипки (тополь, груша, вишня, акация, кипарис, орех), но лучше всего отвечают требованиям акустики клен и ель. Это подтверждается и всеми современными исследованиями.

Лучшим материалом для изготовления скрипки считается дерево, выросшее в горах. Здесь дело в климате. В горах дерево подвергается резким перепадам температур и не перенасыщено влагой. Таким образом, летние слои становятся меньше, чем на равнине, и в целом повышается относительная упругость, то есть звукопроводимость. По сложившейся традиции для изготовления нижней деки мастера используют волнистый клен, отличающийся красивым волнистым рисунком. Известен исторический факт попадания к итальянским мастерам волнистого клена. В XVIII веке Турция поставляла Италии клен для весел на галеры. На весла шел прямослойный клен. Но так как, не распилив бревно, понять его строение трудно, часто приходили партии волнистого клена, на радость скрипичным мастерам. Кстати сказать, работать с волнистым кленом намного сложнее и соответственно дольше, чем с обычным.

Некоторые части скрипки имеют животное происхождение. Иногда волос для смычка берется из конского хвоста, а некогда (еще до того, как скрипка появилась на свет) считалось самым лучшим использовать для смычков волос из хвоста единорога. Две толстые струны делают из свитых кишок животных, а подставку изготавливают из кости, придавая ей весьма причудливую форму. Из кости делается и держатель волоса в головке смычка, причем говорят, что иногда (например, для изготовления скрипок для Паганини) для этого брали кость человека. Из кости оленя часто делают пуговку, к которой натянутой жилой присоединен подгриф. На колодке смычка с каждой стороны может быть инкрустировано немного перламутра. Перламутр чуть холоднее дерева, поэтому с его помощью пальцам легче чувствовать то единственно правильное место, за которое они должны держаться: безымянный всегда должен оставаться на этом перламутровом винте. Однако использование этих материалов в целом не считается традиционным для классической итальянской школы.

Секреты ее голоса

Особый интерес, споры и легенды вызывает способ «настройки» дек инструмента. Гениальность итальянской настройки состоит в том, что она, являясь самой сложной, учитывает любые свойства материала. Именно поэтому прямое копирование толщин уникальных инструментов не дает желаемых результатов, так как не бывает абсолютно одинаковых кусков дерева. Часто публикуемые карты толщин не несут в себе никакой информации, если в руках нет деки, с которой эта карта сделана. Иными словами, не познав конкретную скрипку на ощупь, ни один мастер не сможет воссоздать ее по карте. Ведь ни одну, даже самую любимую девушку, невозможно познать и любить по фотографии, рентгеновскому снимку и, увы, даже по голосу... Надо испытывать ощущения, чтобы чувствовать гармонию и пластику живого существа в целом.

При изготовлении скрипки огромное значение имеет пластичность сводов, а не их высота. Все остальные части (голова, шейка, обечайки) тоже резонируют, а стало быть, участвуют в формировании звука. Дерево, являясь органическим, дисперсным материалом, может вбирать в себя и отдавать влагу, таким образом меняя свою массу, а значит, и резонансную частоту. Это свойство хорошо знакомо скрипачам, когда в дождливую погоду инструменты меняют свое звучание. Поэтому так важен грунт, о котором ходит много легенд. Грунтование дек напоминает бальзамирование египетских мумий: те же материалы и абсолютно те же цели - сохранить материал в первозданном виде, не допустить попадания влаги и гниения. В скрипке этот процесс более сложный, так как, внедряя в дерево грунт, мы меняем его массу, а значит, и качество звучания. К тому же, меняя что-то на одном участке деки, автоматически нарушается его соотношение с другими. Существует много легенд о секрете звучания старинных инструментов. Уже при жизни Страдивари поговаривали, что он продал душу дьяволу, ведь обычный человек, пусть даже обладающий золотыми руками, не может заставить кусок дерева издавать звуки, подобные пению ангелов. После смерти мастера и вовсе стали возникать неправдоподобные легенды. Говорили даже, что дерево, из которого сделаны несколько самых известных скрипок, - это обломки Ноева ковчега. Уже в наши дни ученые проводили сотни исследований скрипок с использованием новейших технологий, но так и не смогли прийти к единому мнению относительно секрета их уникального звучания, которое никому не удалось ни превзойти, ни повторить.

Например, ученые из Университета Техаса пришли к выводу, что секрет скрипок Страдивари и Гварнери кроется в особой обработке древесины. Экспертиза установила, что древесина, из которой делались скрипки, подвергалась грубому воздействию химических веществ. Причем, видимо, делали это мастера только для того, чтобы инструменты дольше хранились и не были бы испорчены личинками жучков-древоточцев и грибком. Такая обработка изменяла механические и акустические свойства дерева и в конечном итоге делала инструменты уникальными. Вместе с тем часто можно встретить упоминания о чудодейственных свойствах скрипки, которые позволяют древесине самого инструмента при взаимодействии с насекомыми, наоборот, восстанавливать некоторые свойства звучания в том случае, если насекомые каким-то образом удалят химические вещества со внутренних поверхностей старинной скрипки, завалявшейся где-нибудь в запыленном сундуке.

Ученые исследовали стружку пяти инструментов, сделанных в период с 1717 по 1840 год, среди них скрипка и виолончель А. Страдивари, скрипка Гварнери, альт британских мастеров и скрипка, сделанная во Франции. Образцы были предоставлены реставраторами, которые срезали мелкую стружку, чтобы ликвидировать трещины на инструментах. Каково же было удивление исследователей, когда они обнаружили, что клен, используемый при изготовлении инструментов Гварнери и Страдивари, был подвергнут агрессивному воздействию окислителей. Что за химический реагент участвовал в процессе, ученые пока сказать не могут.
Конечно, владельцы не дадут кромсать драгоценные скрипки для того, чтобы установить истину, кроме того, очевидно, что они абсолютно не заинтересованы в том, чтобы тайна была раскрыта, ведь они потратили миллионы долларов на покупку раритетов. В мае 2006 года скрипка Страдивари, созданная в 1707 году, установила абсолютный рекорд для музыкальных инструментов: за нее заплатили $3,5 млн.

В 2003 году Генри Гриссино-Майер, профессор отделения географии университета Тенесси, предложил другое объяснение. Ученый выяснил, что маэстро из Кремоны использовал особую древесину. Как установил исследователь, Страдивари создавал свои бесценные скрипки в период с 1700 по 1720 год из древесины многовековых европейских елей. Непродолжительный ледниковый период сделал более плотной древесину этого типа елей, благодаря чему увеличилась и естественная резонаторная способность этого материала. Связано это с пониженной активностью солнца в XVII веке, повлекшей за собой общее похолодание, что привело к замедлению роста деревьев. Получаемая в результате этого плотная древесина отличается удивительными акустическими свойствами.

После XVII века этот феномен более не повторялся. Страдивари родился через год после начала периода пониженной солнечной активности, известного как «минимум Маундера». Этот период продолжался с 1645 по 1717 год и характеризовался отсутствием пятен на солнце и совпал с так называемым малым ледниковым периодом, когда среднегодовые температуры в Западной Европе понизились на 0,5-2°С.

Новые времена, иная акустика

Необходимо понимать, что божественные звуки, которые издают сегодня скрипки Страдивари, отличаются от тех, которые производили музыканты - современники мастера. Дело в том, что все эти знаменитые скрипки были реставрированы в XIХ веке. В соответствии с теорией звука, колеблясь с частотой 200, 300, 440, 660 герц, струны скрипки вызывают вибрацию так называемого моста, который, в свою очередь, трансформирует вибрацию струн в вибрацию звукового бокса скрипки. В нем существуют отверстия, повышающие частоту звукового колебания.

В теле скрипки существуют и специальные детали: звуковой столб, усиливающий звук, и басовый прут, который останавливает рассеивание энергии при больших частотах колебаний. Скрипичных дел мастер Генри Гюннвальд в наши дни попробовал сравнить акустику нескольких типов скрипок - 10 старинных итальянских, 10 современных копий старых скрипок и 10 фабричных скрипок. И вот что у него получилось. Между 400 и 600 герцами фабричные удивительно близки к старинным скрипкам, а вот при частоте свыше 1000 герц современницы не выдерживают конкуренции. Конечно, можно было бы попробовать «построить» скрипку, звучание которой отвечало бы приведенному графику, но в реальности очень сложно зафиксировать приборами все многообразие звуков и их оттенков.

Одни предлагают использовать дерево с древних затонувших венецианских кораблей, а другие считают, что нашли секрет пропитки дерева специальными растворами. Среди них Джозеф Нагивари, который, пропитав обычную скрипку сначала раствором соли, а потом грейпфрутовым соком, добился превосходного звучания. Насколько оно сходно со звучанием скрипок Страдивари - вопрос спорный. Соленая вода была использована потому, что есть предположение: то дерево, которое попадало в руки древних мастеров, во время своего путешествия по морю пропитывалось морской водой. Возможно, что именно время играет ключевую роль в звучании скрипки. Чем скрипка старше, тем звук ее совершенней, и потому очень важно правильно хранить и транспортировать этот инструмент.

Другая легенда связана с лаком, которым покрывал свои скрипки А. Страдивари. Однако Клаир Барлоу из Кембриджа, используя электронный микроскоп, доказал, что мастер использовал такой же лак, как и его современники - скрипичные мастера. И нет в этом лаке ни крылышек насекомых, ни пыли с пола мастерской великого итальянца. Многие же скрипки были покрыты заново лаком при реставрации в XIX веке, и вряд ли секрет лака, если он вообще существовал, мог так долго храниться.

А в чем же тогда секрет скрипок Страдивари? Можно ли его повторить? На взгляд английского физика Колина Гоуша, никакого секрета нет. Есть миф, который широко распространен. Да, скрипки Страдивари имеют великолепное звучание, но некоторые современные экземпляры с точки зрения науки звучат ничуть не хуже. Правда, наука еще не может адекватно проанализировать уверения музыкантов в том, что скрипка имеет «нежный, прекрасный итальянский звук». И остается только ждать, пока ученые достигнут мудрости старых скрипичных мастеров. Или ждать 300 лет, пока не состарятся современные скрипки. Почти как в известном анекдоте: «Сделать вам такую же скрипку, как я делал в 1700 году? - спросил Антонио Страдивари. - Нет проблем, я сделаю, но зазвучит она как гениальная скрипка только через сотню-другую лет».

Магическая связь музыканта и инструмента

У музыкантов и мастеров есть понятие «разыграть инструмент». Это относится к новым или давно не звучавшим и отреставрированным инструментам. Даже простое отпускание всех струн с последующим натяжением меняет звуковую картину и требует разыгрывания. В инструменте взаимосвязано огромное количество напряжений. Как уже упоминалось выше, дерево - органический материал, который может менять свои свойства в зависимости от внешнего воздействия: это и погода, и способ звукоизвлечения музыканта, и даже вес подбородника. При разыгрывании инструмент как бы привыкает к манере исполнителя. Хороший музыкант может извлечь весьма неплохой звук из посредственного инструмента. Но вот на хорошем, дорогом инструменте не каждому удается добиться всего спектра звучания. Для этого требуется высокий исполнительский уровень, иначе инструмент привыкнет к тому, что вы умеете.

Правильная манера игры на скрипке требует не только профессионализма музыканта, но и его теплого и нежного отношения к ее древесной сущности. Мастер способен влиять на тембральные звуковые характеристики инструмента. Играя на скрипке, любой человек сознательно или бессознательно транслирует через скрипку, как через проводника, глубинные смыслы культуры, придает сакральность не только инструменту, но и пространству и всем людям, находящимся в нем. Он, как и в древности, совершает ритуал и способен, при наличии определенных духовных и творческих качеств, проникать в сознание слушателей с помощью магического звука, который, как уже было отмечено, невозможно зафиксировать никакими приборами.

А потому он неизбежно будет любить и обожествлять скрипку, словно женщину. Примером радостного, восхищенного восприятия женщины считается знаменитая «Скрипка» Энгра Ман Рэя (1924). Эта внешне бесхитростная фотография обнаженной сидящей женщины, на спине которой нарисованы характерные прорези, как на корпусе музыкального инструмента, скрывает в себе значение внутреннего духовного слияния образа женственности и музыкальности. Эталоном же звучания старинной итальянской скрипки до сих пор считается схожесть с человеческим пением. В возрасте 60 лет Страдивари сконструировал свою до сих пор непревзойденную скрипку, имеющую богатейший тембр и исключительную «дальнобойность». Звук этой скрипки способен был заполнить божественным пением огромные залы. Она была удлинена по форме, но главное - имела внутри корпуса изломы и неровности, благодаря чему необыкновенно обогащался звук за счет появления большого количества высоких обертонов.

Великий скрипач Николо Паганини - яркий пример совершенной системы взаимосвязи исполнителя, его инструмента и исполняемой музыки. Его игра - неуклонное стремление музыканта выйти за пределы звучания конкретного инструмента вообще, буквально очеловечить его, и, играя на нем, мыслить вместе с ним. С помощью скрипки музыкант воплощает в действительности тайны гармоничного слияния натуральных природных элементов, лежащих в основе используемых материалов. Скрипка - один из инструментов Вселенной, и только одухотворенный любящий ее человек способен сыграть на ней поистине чистую и прекрасную музыку.
Евгений ТРОСКОТ,
Ольга ПУЗЕНКО