Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Развитие биржевой торговли лесоматериалами

С управляющим директором Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ) Алексеем Рыжиковым мы встретились на площадке Национального лесного форума 2019 года, чтобы спросить о развитии биржевой торговли лесоматериалами в России и роли этого форума в этом процессе.

– Алексей Михайлович, чего вы ждете от Национального лесного форума 2019 года?

Алексей Рыжиков, управляющий директор Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи
Алексей Рыжиков, управляющий директор Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи

– Мы участвуем в Лесном форуме с 2018 года, когда он впервые прошел в Ижевске. Наша задача с самого начала состояла в том, чтобы показать лесной отрасли, что биржа существует, рассказать, чем она занимается, каковы преимущества биржевой торговли лесоматериалами, и выслушать заинтересованные стороны: лесной бизнес, лесничества, профильные региональные органы власти на уровне министров и заместителей министерств лесной промышленности или других, занимающихся лесной отраслью в разных субъектах Российской Федерации. В конечном итоге нам надо было сформировать свою стратегическую позицию: как мы движемся, куда мы движемся, какие известные технологии можно применять при биржевой торговле лесоматериалами, какие технологии нуждаются в совершенствовании.

Постепенно мы стали формулировать свое видение изменений, которые должны войти в действующее законодательство и на форум 2019 года вышли с презентацией, которая состоит из нескольких частей. В первой части рассказывается, что уже сделано на бирже, какие регионы сработали лучше, чище, прозрачнее. Во второй части показано, что на сегодня еще не получается. А в третьей части говорится, что мы хотим изменить в действующем законодательстве, для того чтобы улучшить ситуацию. Причем это касается не только биржевой торговли.

На сегодня мы вошли в ряд процессов, которые можно назвать околоструктурными. Во-первых, это аукционы по аренде и аукционы по подрядам, которые никоим образом на биржу попасть не могут, но сопряжены в дальнейшем с появлением на ней тех, кто на этих аукционах побеждает, – с реализацией их продукции. Во-вторых, это электронные торги в рамках 44-ФЗ, которые должны проводиться, но некоторые до сих пор их проводят в голосовом режиме. Мы выступаем против подобной практики, за проведение только электронных торгов, поскольку они более прозрачные и исключают коррупционную составляющую. К ним, на наш взгляд, надо стремиться.

Еще один момент связан с инфраструктурой системы учета. Мы взаимодействуем с системой ЛесЕГАИС. Но мы видим многие недочеты этой системы и хотим, чтобы она соответствовала всем ожиданиям, которые предъявляет к ней рынок. Мы хотим, чтобы ЛесЕГАИС стала форпостом гарантии легальности и прозрачности любой партии лесоматериалов, попадающих на биржевые торги. Если такая система появится, то она должна быть как на фондовом рынке – в виде депозитариев или как на нефте-продуктовом рынке – в виде операторов товарных поставок, которые знают, что хранится в нефтехранилищах, имеют точную информацию о происхождении товара, его качестве. И мы хотим добиться того же от ЛесЕГАИС. На мой взгляд, этого ждет и рынок. То есть нам нужна система, которая позволяла бы ответить по каждой партии, что это за лес, чей это лес, откуда он, и проследить всю цепочку его передвижения.

Если это получится, то проблемы международной добровольной лесной сертификации должны быть максимально сняты.

Действующие системы международной добровольной лесной сертификации обходятся очень дорого, что является ограничением для малого и среднего бизнеса. Уверен, что у малого и среднего бизнеса должно быть такое же право выхода на рынки, как и у крупного бизнеса. С помощью доработанной системы ЛесЕГАИС, без всяких сертификаций, можно подтвердить, что лес легальный. Тогда зачем с нас требовать еще какие-то сертификаты при экспорте продукции?

Сейчас системы международной добровольной лесной сертификации в определенном смысле являются инструментом недобросовестной конкуренции. Крупные лесопромышленники могут позволить себе приобрести такие сертификаты за миллионы рублей, а мелкие и средние – нет.

Известно, что немалые объемы российских лесоматериалов экспортируются в Китай, который никаких сертификатов не требует. Мало того, китайская продукция из российской древесины вдруг получает китайскую сертификацию и под ней следует дальше. Тогда чего стоит такая сертификация? Например, в США действует известный «закон Лэйси», в котором четко прописана законность происхождения древесины. И нарушение этого закона предусматривает внушительные штрафы, от полумиллиона долларов.

Примерно 70% американского импорта изделий из древесины приходится на Китай. А 70% сырья для этих изделий – это древесина из Иркутской области и Дальнего Востока. Причем всему миру известно о пятидесятилетнем моратории на рубки леса в Китае. То есть утверждать, что древесина для изделий заготовлена в Китае, невозможно. Для выхода из этой ситуации покупают в России древесину, производят из нее продукцию и продают в США через свою биржу с маркой «Сделано в Китае». Получается, что и древесное сырье при этом обретает китайское происхождение.

– Каковы шансы, что законодатели услышат ваши инициативы?

– Предложенные нами в прошлом году поправки в статьи 19 и 20 Лесного кодекса, которые касались государственного леса и государственных предприятий, а также статьи 43 и 45, которые касались линейных объектов, геологоразведки и разработки месторождений и реализации заготовленной при этом древесины, вошли в новую редакцию Лесного кодекса. Мы и дальше рассчитываем на плодотворную совместную работу с законодателями.

Наши поправки, относящиеся к дикоросам, также вошли в проект Лесного кодекса в новой редакции, теперь тема дикоросов выйдет из тени, они снова станут легальным товаром в России, а биржа сможет стать одним из участников их продаж.

Таковы результаты прошлого года. В этом году у нас новые предложения, которые связаны с арендаторами и экспортом. Мы будем формулировать и вносить такие поправки. Региональные площадки Национального лесного форума как раз и нужны для того, чтобы узнать реакцию того или иного региона, федерального округа на наши предложения.

Конечно, надо учитывать географическую специфику: Сибирь и Дальний Восток ориентированы прежде всего на Китай, Северо-Запад – в основном на Европу, меньше на Китай, а Приволжский федеральный округ – на Европу, Азию, Ближний Восток и Китай.

Разная география – разные потребители – разные правила. Например, если взять договор, который заключается на поставку лесоматериалов в Финляндию, то это будет весьма объемный документ, на трех языках, напечатанный на бумаге с двух сторон. А договор на поставку лесоматериалов в Китай – это одна страница на русском языке. Мы выступаем за то, чтобы более или менее уравнять правила игры на этом рынке. Правила должны быть понятны и прозрачны для всех участников.

Для нас представляют ценность мнения, высказываемые участниками региональных площадок Национального лесного форума. Мы умеем слушать и слышать, что наши предложения были сформулированы безвредно прежде всего для добропорядочного бизнеса, принесли пользу рынку, позволили увеличить прозрачность и эффективность реализации продукции лесного сектора.

– Вы принимали участие в совершенствовании схемы проведения форума?

– Мы внесли свои предложения, и они уже реализованы. Например, по ценообразованию, в разных структурных аспектах, связанных с продажей древесины, с реализацией права аренды лесных участков, права подряда, по происхождению лесоматериалов, плюс нюансы, связанные с торговлей и сертификацией, взаимодействию с таможней и фитосанитарным контролем нас услышали, и появился круглый стол «Сколько стоит лес». Может быть, в дальнейшем он как-то трансформируется, появятся другие темы для обсуждения. Форум живет, в отличие от стационарных площадок некоторых конференций, где много лет проводятся одни и те же круглые столы, где все давно друг друга знают и разговаривать по большому счету не о чем.

Национальный лесной форум отличает постоянное конструктивное движение. Разные города, разные регионы. На региональные площадки форума приезжают люди со всей страны, чтобы послушать, что говорят в других федеральных округах, и это очень большой плюс. Форум ежегодно становится сильнее.

Кроме того, не все лесопользователи могут открыто высказаться в присутствии своих надзорных органов. Региональные площадки Национального лесного форума позволяют им вести прямой диалог с руководством Рослесхоза, Рослесинфорга без последствий, указывать законодателям и чиновникам на недоработки в нормативных документах, то есть дают возможность прямого общения с федеральной властью. А она, в свою очередь, получает возможность совершенствовать лесное законодательство. Но, как известно, нет предела совершенству, поэтому практику проведения Национального лесного форума как наиболее эффективной площадки для прямого общения лесного бизнеса и власти надо продолжать.

– Каким вы видите развитие биржевой торговли лесоматериалами?

– В конце 2019 года во Владивостоке стартовал пилотный проект биржевых торгов древесиной на экспорт на площадке нашей биржи.

Экспортная торговля лесоматериалами на товарной бирже – это большое событие для лесной отрасли России, важное для развития ее экспортного потенциала. Приморский край выбран не случайно: руководство края и предприниматели заинтересованы в экспорте лесной продукции в страны АТР через биржевые торги. Потенциал этих торгов на внутреннем и внешнем рынке оценивается более чем в 32 млрд рублей.

Главные задачи биржевых торгов лесоматериалами – это упорядочивание экспорта, преодоление «серых» схем, прозрачность ценообразования. Задачи экспорта через биржу включают аккредитацию иностранных участников, налаживание взаимодействия с таможенными и налоговыми органами, формирование электронного документооборота, расчеты и контроль по заключенным сделкам.

Проект биржевых торгов лесом на экспорт реализуется во исполнение поручения президента Российской Федерации №173 от 31.01.2017 г., поручений заместителя председателя Правительства Российской Федерации – полномочного представителя президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, губернатора Приморского края, а также плана мероприятий Межведомственной рабочей группы по развитию биржевых торгов и электронных процедур реализации древесины и лесоматериалов на территории Приморского края.

Основой проекта стал механизм, при котором в торгах на бирже наряду с российскими отраслевыми предприятиями принимают участие компании из Китайской Народной Республики. На торгах используются универсальные контракты, которые позволяют одновременно, в рамках одной торговой сессии, приобретать древесину на биржевых торгах компаниям, представляющим разные страны. Расчеты между участниками торгов осуществляются в национальной валюте РФ.

Биржа активно участвует в проекте Фонда развития Дальнего Востока по цифровизации лесной отрасли. К задачам биржи в рамках этого проекта относятся следующие:

  • доступ к биржевым торгам и аукционам на базе регионов ДФО и других регионов Российской Федерации;
  • обеспечение прозрачности ценообразования в лесной отрасли;
  • обеспечение достоверности и репрезентативности ценовых индикаторов;
  • повышение эффективности контроля оборота древесины;
  • совершенствование документооборота по сделкам с древесиной;
  • клиринг обязательств по биржевым договорам.

Биржевые торги лесоматериалами с участием нерезидентов должны стать составной частью эксперимента по совершенствованию системы управления лесным комплексом и развитию отраслевой инфраструктуры с целью создания условий для устойчивого развития лесного хозяйства и перерабатывающей промышленности в Дальневосточном федеральном округе. Биржевая торговля – это основа создания цивилизованного рыночного торгового пространства продукции лесной отрасли как на Дальнем Востоке, так и в Российской Федерации.

Текст Игорь Григорьев,
д-р техн. наук, профессор кафедры «Технология и оборудование лесного комплекса» Якутской ГСХА