Партнеры журнала:

Персона

Джонни Карл: «В бизнесе, как и в личных отношениях, важно уметь найти компромисс»

Джонни Карл, директор по продажам Dieffenbacher в России, странах СНГ и Балтии, вероятно, известен всем профессионалам отрасли, деятельность которых так или иначе связана с этой компанией.

Отправной точкой для нашей беседы стала новость о том, что этот высококвалифицированный специалист и очень обаятельный человек скоро уходит на заслуженный отдых.

– Господин Карл, предлагаю начать с того, как, когда и почему вы пришли работать в компанию Dieffenbacher.

Джонни Карл

– После окончания школы и прохождения срочной службы в армии, тогда обязательной, я поступил в университет и выбрал специальность «инженер по оборудованию для деревообработки». После обучения стал работать в компании, которая занималась оборудованием для облицовки поверхности материалов из древесины и пластика. Как технолог я отвечал за работу с клиентами и, ввиду знания иностранных языков, это были прежде всего иностранные клиенты – промышленные предприятия за пределами Германии. По долгу службы в 1985 году я несколько месяцев провел в Нигерии. А в 1986 году впервые поехал в командировку в Россию, вернее, в СССР. И в Нигерии, и в СССР я отвечал за технологическую поддержку при пусконаладке покрасочных линий. В общей сложности я тогда провел в вашей стране почти 10 месяцев, за три приезда посетив несколько площадок: в Ростове-на-Дону, Донецке, Баку, Кишиневе и Новосибирске.

Несколько лет проработав технологом, я захотел попробовать что-то новое, и с 1 октября 1988 года начал работать на фирму Dieffenbacher. Первоначально я планировал поработать там лишь пару лет, а затем попробовать что-то другое, но, как видите, до сих пор работаю в Dieffenbacher.

– Какие самые важные проекты компании в нашей стране вы могли бы отметить?

– Мне очень сложно выделить какой-то один проект. Каждый проект был и остается важным. Поставка комплектных линий, например, первой комплектной линии для производства ДСП, MDF или OSB, очень сложная задача во всех отношениях. И каждый такой проект стал определенной вехой в истории фирмы Dieffenbacher.

Кроме того, мы реализовали несколько проектов по замене отдельных производственных участков на действующих линиях, а также другие мелкие и крупные проекты модернизации линий. Каждый такой проект требовал серьезных усилий, поскольку, как правило, требовал реализации в очень жестких временных рамках.

– Какова география поставок Dieffenbacher в России? Насколько успешно, на ваш взгляд, развивается российская плитная промышленность, для которой вы поставляете оборудование?

– Мы можем поставить оборудование в любой регион, где есть сырье, соответствующая инфраструктура, необходимые каналы снабжения, развита логистика транспортировки готовой продукции.

Мы уже поставляли оборудование на Дальний Восток, а также в Центральную Сибирь. Однако бóльшая часть поставок осуществлялась в европейскую часть России, то есть в регионы западнее Урала.

Кризисы, разгорающиеся по всему миру, а также продолжающиеся санкции, конечно же, не могли обойти российскую плитную промышленность. Однако те наши клиенты, которые располагают новым оборудованием, легче преодолевают кризис и продолжают успешно развиваться, так как имеют возможность выпускать древесные плиты более высокого качества при меньших производственных затратах.

– Как вы оцениваете текущую ситуацию в российском ЛПК в сравнении, скажем, с 2004 или 2008 годом? Насколько активно бизнес инвестирует сейчас в передовые технологии? Каким вы видите будущее плитной отрасли в России, в Европе, в мире?

Головное предприятие компании Dieffenbacher в г. Эппинген (Германия)
Головное предприятие компании Dieffenbacher в г. Эппинген (Германия)

– Деревообрабатывающая промышленность в России постоянно развивалась, но, к сожалению, не так быстро и не так успешно, как могла бы при других обстоятельствах. В конце 1990-х годов, после долгого кризиса, отрасль полностью восстановилась, и с 2004 года стали появляться и были реализованы первые большие проекты. 2007 год, например, сегодня можно назвать самым успешным для Dieffenbacher в России. Но с 2008 года, из-за разразившегося мирового финансового кризиса, некоторые проекты были сначала приостановлены, а затем и прекращены. Похожая ситуация повторилась и в 2014–2015 годах вследствие введения санкций, которые действуют до сих пор. С этого времени начались негативные изменения курса валют, которые привели к значительному удорожанию инвестиций в проекты по импорту.

Все эти факторы, естественно, повлияли и на инвестиционный климат. Сейчас в России по-прежнему есть клиенты, заинтересованные в инвестировании новых проектов. Но их стало значительно меньше. Конечно, основной предпосылкой для запуска проекта является наличие потенциальных потребителей. Однако без финансирования невозможно ничего реализовать. К сожалению, инвестирование почти всегда является большой проблемой. Очень часто ее решение занимает гораздо больше времени, чем, например, решение технических вопросов.

Впрочем, в мире сократилось количество запросов на оборудование для производства древесных плит. При этом по-прежнему есть рынки, на которых оно весьма востребовано. Это Юго-Восточная Азия и Китай. Пока трудно сказать, как скажется появление коронавируса и его распространение за пределы Китая как на китайской экономике, так и на мировой. Его влияние уже ощутимо (беседа состоялась в конце февраля 2020 года. – Прим. ред.). Пока о масштабах последствий этой эпидемии можно только гадать. Однако мне не хотелось бы принимать участие в таком гадании.

Другое дело, совсем необязательно быть пророком, для того чтобы, даже не принимая во внимание распространение вируса по странам и континентам, с изрядной уверенностью утверждать, что в ближайшие годы в Европе, по крайней мере в Западной Европе, количество проектов по внедрению комплектных технологических линий сократится. Вообще, дальнейшее развитие рынка сложно спрогнозировать, так как многие наши клиенты относятся к так называемым нишевым рынках, которые лишь частично ориентированы на мировую рыночную конъюнктуру.

– Руководство РФ последовательно проводит курс на прекращение экспорта непереработанного древесного сырья. Это значит, что дальше – больше древесина будет перерабатываться внутри страны, в том числе в древесные плиты. Каковы в связи с этим перспективы Dieffenbacher в России? Намечаюся ли крупные проекты?

– По-моему, такой курс можно только приветствовать. Желательно, чтобы соблюдался баланс добавочной стоимости, созданной в стране, и экспорта сырьевых материалов. Тем не менее объемы экспорта сырьевых материалов уже неоднократно хотели ограничить, пытаясь стимулировать собственную экономику.

Лесная отрасль является очень широким полем деятельности, и производство древесных плит лишь маленькая его часть. При этом производственные линии все чаще рассчитываются на большую мощность. Вследствие этого инвестиции в новое оборудование для производства плит, как правило, значительно превосходят инвестиции в другие сегменты лесной отрасли. И это и есть камень преткновения. Получить финансирование очень сложно. Часто новые проекты в отрасли останавливает именно это препятствие. Как поставщики оборудования, мы готовы оказать нашим клиентам поддержку в этом вопросе и делаем это по мере возможностей.

Сейчас у нас в обработке несколько запросов, как давних, так и новых. И реализация всех этих проектов сейчас зависит от получения финансирования. Не могу не сказать, что совсем недавно мы подписали новый контракт на поставку в Россию линии по производству плит OSB большой мощности и сейчас проводим инжиниринговые работы по этому проекту.

– Для нашего журнала и российского ЛПК вы давно стали лицом компании Dieffenbacher в России. Чем вы планируете заниматься на заслуженном отдыхе? И кто будет отвечать за непростой российский рынок?

– Для каждого работающего человека однажды наступает день, когда его трудовая деятельность заканчивается, он уходит на пенсию. Начинается новый, более спокойный этап жизни, хотя в Германии многие говорят, что этот этап, наоборот, беспокойный. Конечно, это очень важный момент в жизни. Я смотрю на это событие, как говорится, и плача и смеясь.

Надеюсь, смогу больше заниматься своим домом и садом, разными делами по хозяйству. Больше внимания буду уделять своему авто – «олдтаймеру», которому уже 45 лет. Стану активно путешествовать. Конечно, по роду деятельности мне приходилось очень много ездить, но во время служебных поездок, кроме аэропорта, гостиниц и комнат переговоров, я мало что видел. Пока будет позволять здоровье, постараюсь наверстать упущенное.

Разумеется, известно, кто меня сменит. За российский рынок, а также за рынки бывших стран СНГ будет отвечать мой давний сотрудник Евгений Пермитин. Естественно, при поддержке команды ООО «Диффенбахер» в Москве под руководством Виктора Стратановского, который все эти годы тоже работал со мной.

Я надеюсь, все наши клиенты и заказчики поддержат доверием Евгения Пермитина и наших коллег из ООО «Диффенбахер» в Москве и будут относиться к ним так же, как все эти годы относились ко мне. Большинство российских клиентов уже хорошо знают Евгения Владимировича.

– Предлагаю вам напрямую обратиться к читателям, среди которых, уверен, есть ваши российские клиенты…

– Большинство клиентов компании знают, что я родился в Канаде. И многие обращаются ко мне по моему английскому имени. В детстве я с родителями переехал в Германию, где прошла большая часть жизни. В Канаде я жил до 4,5 лет. А третья страна по времени, которое я провел в ней, по числу визитов и по значимости для меня – Россия. Эти три страны далеко отстоят от всех остальных, четвертая в списке, по всей видимости, Франция. Если не ошибаюсь, в Россию я приезжал больше 200 раз, причем был в разных городах. Мне очень дорога эта страна, у меня много хороших воспоминаний, связанных с ней, и прежде всего с ее жителями.

Переговоры в России часто проходили напряженно. Каждая сторона, разумеется, пыталась отстоять свою точку зрения и свои интересы. Но важно, что в бизнесе, как и в личных отношениях, нам всегда удавалось находить компромиссы, которые устраивали всех участников. За это время у меня появилось очень много друзей в России. Куда бы я ни приезжал, меня везде встречали очень тепло и дружелюбно. Работа – это работа. А после работы – это после работы. Было очень много самых разных событий, от которых у меня остались приятные воспоминания.

Поскольку мне представилась возможность, хочу обратиться с просьбой ко всем потенциальным клиентам и заказчикам. Дорогие друзья! Сравнивая коммерческие предложения разных компаний, пожалуйста, обращайте внимание на предлагаемый объем поставки, на тот набор оборудования и услуг, который вы получите за указанную в коммерческом предложении цену!

Желаю всем партнерам и друзьям в России и других странах бывшего СНГ дальнейших успехов в бизнесе и, пользуясь возможностью, хочу попрощаться со всеми в связи с уходом на пенсию.

Текст Павел Максимов