Партнеры журнала:

В центре внимания

Жарко, сухо, дымно. Есть ли шанс, что леса не будут гореть этим летом?

Синоптики обещают россиянам в этом году аномально жаркое и сухое лето. После апрельского похолодания в Центральной России грядет теплый май, июнь и июль будут чуть теплее климатической нормы, август же ожидается существенно жарче и суше, чем обычно. Принесет ли наступающее лето «климатический комфорт», как прогнозируют синоптики, или вместе с теплом гарь от массовых лесных пожаров?

Из-за небывало высокой температуры уже в середине марта в европейской части России, некоторых сибирских регионах и на Дальнем Востоке полностью сошел снег. Подсохла прошлогодняя трава, превратившись в порох, люди, несмотря на запреты, поехали на пикники, которые в нашей стране немыслимы без шашлыка, а на приусадебных участках начали сжигать прошлогоднюю ботву. Также на природу потянулись эмоционально неуравновешенные граждане, которым нравится поджигать прошлогоднюю траву и смотреть на бушующий огонь, часто перекидывающийся с полей на торфяники, леса или дачные поселки.

Все это предсказуемо привело к пожарам. На юге Сибири, прежде всего в Омской, Томской, Новосибирской, Кемеровской областях, Республике Хакасия, Алтайском крае и на юге Красноярского края, начались массовые лесные и степные пожары. Из-за травяных выжигов в Кемеровской области уже сгорел поселок, 27 домов. В конце апреля только в Забайкальском крае действовали 87 лесных пожаров на общей площади 253,5 тыс. га. И это лишь по официальным данным.

Теплое лето будет, скорее всего, благоприятствовать распространению лесных пожаров. Теплее, значит, суше, за редким исключением. Мало воды в лесу, очень сухие трава, верхний слой торфа лесных болот и валежник – идеальные условия для распространения огня. Тем не менее теплый май уже сейчас может спровоцировать крупные пожары. А если они перейдут на торфяники, как часто бывает при весенних пожарах, то жители больших и малых городов рискуют этим летом хорошенько прокоптиться. Учитывая неблагоприятную эпидемиологическую обстановку, сбежать из страны на лето, как сделали некоторые состоятельные горожане в памятном 2010 году, может не получиться. Но разве только теплые весна и лето виноваты в лесных пожарах?

Единственная природная, независимая от человека, причина лесных пожаров в краях, где нет активно действующих вулканов, – это сухие грозы, точнее, молнии, которые ударяют в деревья и поджигают их. Такие грозы называют «сухими», потому что нет сильного дождя и огонь не гаснет. Это, безусловно, опасный природный фактор – примерно каждый десятый лесной пожар возникает из-за сухой грозы. А остальные девять из десяти пожаров происходят по вине человека. Так кто же поджигает наши леса?

И российская, и австралийская правоохранительная практика говорят о том, что лес часто поджигают специально (в Австралии 40% лесных пожаров вызваны преднамеренными поджогами). Типичный портрет поджигателя в Австралии: «мужчина от 30 до 60 лет, со странностями, малообразованный маргинал из неблагополучной семьи». В России таких поджигателей тоже не мало. Как правило, взрослые и многие дети и подростки «играют» со спичками. Но важно, что весной они поджигают, обычно, не лес, а прошлогоднюю сухую траву на полях. А вот с полей и придорожных полос огонь идет прямиком в леса и торфяники, гарантируя лето с плотно закрытыми форточками.

Почему такие игры возможны? Как ни странно, основная причина вовсе не в малолетних и дураках из семей спившихся родителей. Виноваты вполне респектабельные чиновники Минсельхоза и уважаемые депутаты из Государственной думы. Отчего на полях сухая трава? Из-за упадка сельского хозяйства. Поля не возделывают, они зарастают бурьяном, который весной высыхает и становится прекрасной пищей для огня. Заброшенные поля зарастают также кустарником и мелколесьем – таких полей, по оценке Гринпис, в стране около 70 млн га. Все эти бывшие поля – площадки для игры со спичками. Более того, под угрозой огромных штрафов (до 700 тыс. руб.) и изъятия земель у собственника землевладельцы расчищают поля от «древесно-кустарниковой растительности» самым простым способом: с помощью бензина и спичек.

Что делать? Ответ простой: разрешить использовать земли, на которых пока не выгодно выращивать сельскохозяйственную продукцию, для другой полезной деятельности. Например, для выращивания древесины для производства бумаги и другой продукции. В Финляндии на 20,4 млн га лесного фонда заготавливают около 50 млн м3 древесины. Значит, если разрешить российским компаниям и фермерам выращивать лес на полях, не пригодных для сельского хозяйства, то в год можно будет получить более 150 млн м3 древесины, или больше половины объема, заготавливаемого сейчас в наших лесах. Может быть, вместо разорения сибирских лесов стоит разрешить китайским компаниям устраивать плантации на заброшенных полях? Тогда у полей появится хозяин, который будет беречь их и примыкающие леса от огня. Почему это не делается? Почему множество обращений общественных организаций остаются без ответа? Все просто: Минсельхоз и Росприроднадзор не хотят лишаться «крючка», на котором сидят тысячи мелких и средних собственников земель. Штраф 700 тыс. руб. – это огромная сумма, ни одному инспектору ДПС пока и присниться не может.

Только ли чиновники, которых назначают выбранные нами люди, жгут наши леса? Нет, еще и равнодушные наблюдатели поджогов, и мы с вами. Лес горит от нашего безразличия. Часто ли мы останавливаемся, когда едем по трассе и видим горящую придорожную полосу или поле? Часто ли вызываем МЧС? Часто ли дожидаемся их приезда? Зачем, пожарив шашлык, вываливать угли в сухую траву и не тушить? Разве необходимо сжигать прошлогодние сорняки и ботву на даче, нельзя сложить их на компост?

Аномально теплые весна и лето не последние. Из-за изменения климата они будут случаться все чаще. Но доживут ли наши леса до следующих аномалий или погибнут этим летом, зависит только от нас.

Текст Николай Шматков, исполнительный директор FSC России

Фото на превью pixabay.com