Партнеры журнала:

В центре внимания

Проект Energy Barge

Как голубой Дунай становится биоэнергетическим

Проект Евросоюза Energy Barge («Энергетическая баржа» – создание зеленой энергетической и логистической зоны в бассейне Дуная), стартовавший в начале 2017 года, был реализован во второй половине 2019 года. Немецкая некоммерческая организация Fachagentur Nachwachsende Rohstoffe e.V. (FNR) выступила координатором, а Европейский фонд регионального развития (ERDF) участвовал в финансировании. Программа проекта предусматривает охват всех рынков биомассы на Дунае и разработку возможного сценария использования этой крупной водной артерии в развитии европейской биоэнергетики.

Дунай протянулся более чем на 2800 км от истока в Шварцвальде (Германия) до устья в Черном море, на границе Румынии и Украины. Вторая по длине река Европы связывает Германию и Австрию (двух европейских пионеров продвижения возобновляемых источников энергии, и в частности, биомассы) со странами Центральной и Юго-Восточной Европы, которые пока отстают, несмотря на богатые возможности использования биомассы для производства электроэнергии или топлива.

В основном течении Дунай проходит через десять стран, а вместе с притоками в общей сложности через девятнадцать. Из них четырнадцать разработали стратегию ЕС для Дунайского региона (EUSDR), а cемь (Германия, Австрия, Словакия, Сербия, Венгрия, Румыния и Болгария) вошли в проект Energy Barge, в реализации которого участвует множество предприятий и организаций. От Германии – Агентство по возобновляемым ресурсам, BioCampus Straubing GmbH, Технологический институт Деггендорфа, Администрация Нижней Баварии, Департамент экономики, Региональный департамент развития и транспорта; от Австрии – Австрийская компания водных путей, Речной порт Вены; Bioenergy2020+ GmbH, Рабочий комитет Дунайского региона, Рабочая группа по транспорту и навигации; от Словакии – Международный центр прикладных исследований и устойчивого развития, Словацкая судоходная компания; от Венгрии – Махарт-Фрипорт Будапешт, Национальный центр сельскохозяйственных исследований и инноваций, Министерство развития Венгрии; от Хорватии – Международный центр устойчивого развития энергетики, водного хозяйства и окружающей среды, Госинститут управления портом Вуковар, Министерство морского транспорта и инфраструктуры; от Болгарии – ООО «Технологический центр "София"», Ассоциация дунайских муниципалитетов «Дунай», Институт почвоведения, агротехнологий и защиты растений им Н. Пушкарова, кластер «Зеленый транспорт»; от Румынии – Румынская Ассоциация биомассы и биогаза, Федерация владельцев лесов и лугов Румынии. И в качестве ассоциативного участника от Италии – исполнительный секретариат Центральноевропейской инициативы.

«Около 400 человек приняли участие в наших семинарах и конференциях во всех странах, входящих в проект, – рассказал координатор проекта Energy Barge Тис Фелленберг из FNR, удовлетворенный достигнутыми результатами. – Нам удалось повысить осведомленность об устойчивом использовании зеленой энергии из биомассы и продемонстрировать потенциал внутреннего судоходства на Дунае для транспортировки биоэнергетических продуктов. Древесная биомасса была и остается доминирующим биоэнергетическим сырьем на Дунае и по потенциалу, и по фактическому использованию». Собранные при реализации проекта данные (табл. 1) свидетельствуют о большом потенциале отходов лесного хозяйства и лесной промышленности для стран Дуная. «К сожалению, большие поставки сырья в юго-восточные страны на Дунае еще не соответствуют спросу производителей энергии и потребителей на конечную продукцию», – сетует г-н Фелленберг. Причина – все еще низкая конкурентоспособность источников биоэнергии по сравнению с более дешевыми ископаемыми видами топлива в этих странах.

Таблица 1. Использование биомассы и других отходов в придунайских странах. Генерация энергии из биомассы и других отходов, кт нефтяного эквивалента
Таблица 1. Использование биомассы и других отходов в придунайских странах. Генерация энергии из биомассы и других отходов, кт нефтяного эквивалента

В проекте Energy Barge участвовали пять энергетических портов на Дунае: Штраубинг-Санд, Вена, Махарт-Фрипорт Будапешт, Вуковар и порт Братислава словацкой судоходной компании Slovak Shipping and Ports JSC. Все они составили технико-экономические обоснования преобразования портовых сооружений в торговые перегрузочные центры биомассы и продуктов биоэнергетики. Упрощены административные процедуры для портовой логистики. Для каждого порта были также разработаны инвестиционные проекты с учетом ситуации на местном рынке, технических и финансовых условий.

Венский порт и венгерский Махарт-Фрипорт Будапешт уже инвестировали в пилотные проекты модернизации для обработки пеллет, дров и щепы. Их опыт может послужить моделью для других портов в Дунайском регионе, намеренных развивать складирование и обработку биомассы. Совсем недавно словацкая судоходная компания заявила об инвестициях в порт Братислава для создания инфраструктуры по хранению и перевалке биомассы. Energy Barge рекомендовала модернизировать порты Пассау и Регенсбург в Германии, чтобы эффективность поставок биомассы в верхнем течении Дуная повысилась и немецкие потребители стабильно получали сырье и готовое биотопливо из Восточной Европы. В Австрии, согласно прогнозам Австрийской ассоциации биомассы (ÖBMV), биоэнергетика может стать наиболее значимым источником энергии к 2050 году. В конце 2018 года только в Нижней Австрии на биомассе работали 769 локальных ТЭЦ и 27 ТЭЦ (комбинированных теплоэлектростанций), то есть всего 796 станций общей установленной мощностью котлов около 939 МВт. Все они были введены в эксплуатацию в период с 1983 по 2018 год, объем инвестиций в их строительство составил в сумме €956 млн (около €583 млн на 769 отопительных установок и €373 млн на 27 ТЭЦ). Сельское и лесное хозяйство получают ежегодно прибыль от поставок около 4,56 млн м3 щепы и 17 тыс. т соломы, при этом ежегодно примерно €100 млн добавленной стоимости остаются в регионе, а не за рубежом при импорте ископаемого топлива.

В Словакии, где биомасса из древесины уже используется в больших объемах для выработки тепла, по данным Energy Barge, стимулирование может увеличить ее потребление. Для того чтобы Венгрия могла более эффективно использовать свой огромный потенциал биомассы, рекомендуется разработать в стране стратегию «Приоритетное использование биомассы для сетей централизованного теплоснабжения и комбинированных электростанций и теплоэлектростанций вблизи портов Дуная». Хорватия получила такие же рекомендации. Для использования огромного потенциала румынских дунайских портов по обработке биомассы, особенно в лесном хозяйстве, а также в сельском хозяйстве, румынское правительство должно учитывать потенциал биомассы для выработки не только электроэнергии, но и тепла. А локализация компаний по переработке биомассы прямо в портах позволит снизить транспортные расходы. В Болгарии в настоящее время производство и использование энергии из биомассы не поддерживается политически, реализуются почти исключительно крупные проекты традиционной энергетики, включая строительство второй атомной электростанции вблизи Белене, на Дунае, и газопровода «Балканский поток» от Черного моря до сербской границы. В программе Energy Barge записано: «Что касается сырья для биомассы, страны, граничащие с Дунаем и имеющие выход на него через свои судоходные притоки (Мораву, Сирет, Искыр, Прут, Тису и др.), должны увеличить использование отходов лесного и сельского хозяйств и обеспечить синергию посредством транснационального сотрудничества».

Сербия, Молдова и Украина не являются членами Европейского союза и не участвовали в проекте Energy Barge, поэтому по поводу их биоэнергетики не было никаких рекомендаций. Однако, как и в других Балканских странах, ландшафт и климат обеспечивают там хорошие стартовые условия для выращивания древесных и энергетических культур и их использования в качестве источников биоэнергии. Как членам Венского энергетического сообщества этим трем странам рекомендуется в соответствие с директивой ЕС подготовить законодательные акты по возобновляемым источникам энергии, а следовательно, по биоэнергетике.

Многие европейские компании уже активно работают по рекомендациям Energy Barge. Так, швейцарская специализированная химическая компания Clariant в начале сентября 2019 года объявила об успешной переработке целлюлозного этанола на своем исследовательском участке в Штраубинге. Хорватская нефтяная компания INA собрала в феврале 2019 года на своем демонстрационном поле почти 30 т мискантуса и отправила Clariant в Штраубинге. Сейчас Clariant строит в Подари, на юго-западе Румынии, завод, который со следующего года будет выпускать до 50 тыс. т целлюлозного этанола ежегодно. Венгерская Pannonia Bio, филиал ирландской ClonBio Group Ltd, которой управляет ирландская марка Turley, инвестирует €250 млн в биоперерабатывающий завод на берегах Дуная, недалеко от Дунафельдвара, в венгерском районе Тольна. По данным ClonBio, это крупнейший в Европе и один из самых эффективных в мире биоперерабатывающий завод, который после запуска в 2012 году почти утроил мощность и производит 500 млн л биоэтанола из пшеницы каждый год. По мнению экспертов, в ближайшие годы рынок биоперерабатывающих продуктов будет расти почти на 10% ежегодно, поэтому у Pannonia Bio очень хорошие перспективы для дальнейшего роста.

Одновременно с Energy Barge был реализован проект Danube ValNet, управляемый Stuttgart BioPro Baden-Württemberg GmbH и нацеленный на выстраивание в Дунайском регионе новых цепочек создания стоимости на основе биомассы. Этот проект был рассчитан прежде всего на компании, учреждения и региональные кластеры. В рамках Danube ValNet также должны быть построены биоперерабатывающие заводы, формирующие стратегически-технологическую основу для успешной и независимой биоиндустрии. Danube ValNet уделял особое внимание разработке новых биогенных материалов для экологического строительства, продукции для медицины и упаковочной промышленности. «Мы хотели осуществить переход от неустойчивой экономики, основанной на ископаемых ресурсах, к устойчивой, основанной на биомассе, уменьшив зависимость от ископаемого топлива и сократив вредные выбросы, способствующие изменению климата, что очень важно для Дунайского региона», – пояснил Доминик Патцельт, координатор проекта в BioPro Baden-Württemberg.

Проект Energy Barge направлен на содействие устойчивому использованию «зеленой» энергии, получаемой из биомассы, и, таким образом, на повышение энергетической безопасности и энергоэффективности в Дунайском регионе. И для начала нужно было оценить роль внутреннего водного транспорта в решении этой задачи. Стратегические рамки проекта были определены Директивой Европейского парламента Совета ЕС по возобновляемым источникам энергии 2009/28/EC, климатическими целями EU2020 и Стратегией ЕС для Дунайского региона (EUSDR), нацеленными на активизацию использования «зеленой» энергии из биомассы с привлечением логистики внутренних водных путей дунайского бассейна.

Решения на европейском уровне необходимы для безопасного и надежного энергоснабжения, повышения конкурентоспособности производителей и потребителей биотоплива и защиты климата при переходе к альтернативным энергоресурсам для увеличения доли возобновляемых источников энергии. И Европейский союз поставил задачу к 2030 году сократить выбросы парниковых газов в странах-членах на 40% по сравнению с уровнем 1990 года. А доля возобновляемых источников энергии в общем энергобалансе должна быть увеличена до 32%. Таким образом, ЕС заложил основу для так называемого энергетического перехода на «зеленую» энергию. Биомасса уже сегодня играет немаловажную роль в производстве энергии в Европейском союзе, и, по оценкам экспертов, к 2030 году ее значимость, несомненно, повысится. Европейская комиссия указала на необходимость совершенствования политики в отношении биомассы. Устойчивое снабжение предприятий биомассой является условием ее эффективного использования. Успешное развитие биоэнергетики возможно при наличии достаточных объемов определенных видов биомассы по конкурентным ценам. И в ближайшие годы для наращивания ресурсов доступной биомассы будет активно развиваться переработка отходов лесного и сельского хозяйства в твердое биотопливо. Использование потенциала биомассы требует оптимизации ее сбора и предварительной обработки, а также вариантов и технологий переработки.

К сожалению, действующая система налогообложения и нормативно-правовая база снижают конкурентоспособность низкоуглеродных технологий использования ВИЭ.

Возможно, целесообразно ввести систему ценообразования на выбросы углерода. При взимании дополнительных налогов за использование углеродного сырья для получения энергии стоимость ископаемого топлива должна повыситься. Наряду с этим необходимы меры по снижению налогов в альтернативной энергетике.

Основой многих бизнес-кейсов, которые были определены в качестве примеров передовой практики партнерами проекта Energy Barge, является тесное сотрудничество государственных и частных субъектов в секторе биомассы/биоэнергетики на региональном и местном уровнях. В содействии использованию возобновляемых источников энергии, кроме участия национальных и региональных правительств, большая ставка делается на местные, муниципальные, органы власти. Почти две трети мирового спроса на энергию приходится на муниципалитеты. Разработка долгосрочной политики и нормативно-правовой базы по использованию ВИЭ на муниципальном уровне имеет большое значение для стимулирования инвестиций в возобновляемую энергетику.

Местные и региональные власти должны активно рекламировать населению преимущества биоэнергетики. Среди прочего это и социальные выгоды, которые могут способствовать активному применению биоэнергии в регионе, например, повышению степени переработки сырья из биомассы с созданием новых рабочих мест и оседанием бóльшей части добавленной стоимости в регионе. На семинарах Energy Barge придунайские страны призывали не только импортировать биомассу в виде сырья или биотоплива, но и перерабатывать собственное сырье. Ко всему прочему это повысило бы транспортную ценность соответствующих продуктов биомассы, чтобы можно было рассматривать судоходство по внутренним водным путям в качестве конкурентоспособного транспортного канала.

Создание региональных кластеров для содействия сетевой деятельности участников рынка оказалось эффективной мерой в случае хорватского агентства по развитию округа Вуковар-Срием, ООО «Храст» или немецкого регионального кластера «Возобновляемое сырье». Кластер, функционирующий как универсальный сервисный центр, помогает компаниям улучшить условия для потенциальных деловых партнеров и делает более привлекательным для иностранных и отечественных инвесторов расширение бизнеса в сфере возобновляемого сырья в регионе.

Развитие экономического профиля региона путем создания кластера может также поддерживаться созданием исследовательских и образовательных учреждений или расширением сотрудничества с такими учреждениями. Например, в регионе Штраубинг в Германии участие научных и образовательных учреждений стало движущей силой для политических субъектов, которые активно поддерживают развитие биоэнергетики в регионе. Кроме того, при интеграции портов в качестве логистических узлов биомассы в кластер, Дунай, как потенциально экологически безопасная транспортная ось, может стать основной в Европе, а все проекты по ВИЭ в его бассейне – получить дополнительную политическую поддержку. В целом для успеха региона в качестве пилотного по использованию биомассы и биоэкономике необходима постоянная широкая политическая поддержка и региональное финансирование. Мощная база исследовательского и промышленного секторов, источники поставок сырья для биомассы и разнообразные логистические возможности позволяют интегрировать поставки биомассы и производство биоэнергетических продуктов, а также четкую стратегию развития.

А стратегия призвана обеспечить мобилизацию огромного потенциала биомассы для производства энергии в Дунайском регионе. Для достижения этой цели порты вдоль Дуная должны быть расширены и превращены в центры логистики и производства биомассы. Перенос транспорта биомассы для производства энергии с автомобильных дорог на водный путь будет главным шагом в этом начинании.

Если усилия увенчаются успехом, все больше компаний по переработке и торговле биомассой, таких как биотопливные заводы, маслобойные и лесопильные, производящие пеллеты или сельскохозяйственные трейдеры, а также их клиенты в цепочках поставок выше и ниже по течению захотят обосноваться прямо у водных путей. Таким образом, большую часть входящей и потенциально исходящей логистики будут обеспечивать внутренние суда, без предварительной или конечной перевозки автомобильным либо железнодорожным транспортом. А компании выиграют за счет сравнительно низких транспортных расходов и меньшего воздействия логистических процессов на окружающую среду. Дунайские порты станут центрами переработки и производства товаров и энергии на основе биологических ресурсов, а также привлекут торговые компании. Порты, специализирующиеся на сельскохозяйственных, лесных и насыпных (уголь, зерно и др.) грузах, смогут использовать широкий спектр погрузо-разгрузочных средств, подходящих для биомассы и продуктов биоэнергетики. В результате сформируются кластеры биоэнергии и впоследствии усовершенствуются цепочки поставок. Судоходные компании смогут инвестировать в специальные суда для определенных видов биотоплива, поскольку спрос на него на рынке повысится и объемы перевозок увеличатся.

Для реализации описанной концепции Energy Barge необходимы точные актуальные данные о технической доступности биомассы, ее типах, количестве и качестве и потоках сырья (включая используемые виды транспорта и сезонность). Получить их трудно, поэтому предоставлять такую информацию должны правительственные органы, с тем чтобы обеспечить равные условия предприятиям, занимающимся биоэнергетикой и логистикой. Поможет это и новым игрокам рынка в этих секторах.

При создании программ стимулирования, которые предоставляют субсидии, гранты или кредиты для создания логистической инфраструктуры, нужно учитывать воздействие последней на окружающую среду. На дальних расстояниях внутренний водный транспорт предпочтительнее по объемам выбросов парниковых газов на единицу веса, особенно по сравнению с автомобильным. Официальные государственные учреждения должны признать это и выделить субсидии, чтобы продвигать ВИЭ и повышать конкурентоспособность внутреннего водного транспорта. Инвестиции в инфраструктуру, которые консорциум Energy Barge посчитал необходимыми в Дунайском регионе, включают инвестиции в складские хранилища, перевалочные мощности и в обеспечение безопасности продукции. Другим вариантом могут стать налоговые льготы или льготы компаниям, использующим внутренний водный транспорт для повышения спроса на него. Кроме того, поскольку порты являются постоянными крупными потребителями энергии, программы стимулирования, ориентированные на возобновляемые источники энергии для удовлетворения энергетической потребности портов, повысили бы их привлекательность как площадок для участников цепочки создания стоимости в биоэнергетике.

Согласование и упрощение административных требований к внутреннему водному транспорту на транснациональном уровне также повысило бы его привлекательность. Прогресс в этом направлении достигнут после создания рабочей группы «Административные процессы» в п.1a «Внутренние водные пути» EUSDR. В рамках этой рабочей группы три разные формы пограничного контроля могут быть стандартизированы в единую форму навигации на Дунае (DAVID). Это станет первым важным шагом по преодолению барьеров, и всем странам бассейна Дуная нужно двигаться дальше в этом направлении. Непоследовательное обслуживание фарватера тоже не способствует повышению привлекательности и надежности внутреннего водного транспорта. Совместно разработанные придунайскими странами стандарты обслуживания фарватера обеспечат регулярное судоходство по Дунаю. Потенциальным пользователям внутреннего водного транспорта это даст возможность рассчитывать на гарантированные сроки доставки. Для биоэнергетического сектора это особенно важно, поскольку производители энергии полагаются на постоянные поставки сырья из биомассы. На транснациональном уровне продвижение в этом вопросе может быть достигнуто за счет проекта EUSDR AIRway Danube. Правительства придунайских стран должны приложить максимум усилий для реализации подобных проектов и действовать в соответствии с рекомендациями директивы 2009/28/ЕС и стратегии EUSDR.

В секторе логистики внутренних водных путей сегодня отмечается нехватка квалифицированных работников. Для ее ликвидации учебные программы должны быть согласованы на транснациональном уровне, а регионам и муниципалитетам, в которых есть порты на Дунае, придется позаботиться о том, чтобы снова стали привлекательными профессии, необходимые для навигации. Информационные кампании, а также финансируемые программы стажировки могут этому поспособствовать.

Для того чтобы повысить эффективность логистики на Дунае и упростить согласования, следует выбрать единый язык общения на реке. В настоящее время для общения на разных участках Дуная используются немецкий, русский и английский языки.

Высокая экономическая жизнеспособность внутреннего водного транспорта обусловлена возможностью одновременной перевозки больших объемов грузов. Это особенно важно применительно к биомассе и ее производным. Для обработки таких грузовых потоков порты должны располагать мощностями для хранения, загрузки, выгрузки и перегрузки грузов в необходимых объемах. Тогда останется только найти клиентов для их услуг. Поскольку при транспортировке биомассы либо биотоплива из порта или, наоборот, в порт неизбежно удорожание ресурсов и конечной продукции (биотоплива), лучшим решением будет размещение компаний из сектора биоэнергетики прямо в порту. Появится спрос на логистические услуги по внутренним водным путям и Дунай сможет действительно стать «потоком энергии». Поэтому консорциум Energy Barge рекомендует создавать биоэнергетические кластеры на территории дунайских портов. В кластер входят биоэнергетические и логистические компании, коммерческие предприятия, отраслевые и деловые ассоциации и научно-исследовательские институты. Им необходима поддержка местных, региональных и федеральных властей. Успешным примером кластера ВИЭ стал регион Штраубинг.

Биоэнергетический кластер Штраубинг сформирован из сельскохозяйственного района Гойбоден и компании «Баварский лес», располагающими огромными ресурсами биомассы. В регионе есть прямой доступ к внутренним водным путям через порт на Дунае в Штраубинг-Санд. С начала 2000-х годов девиз «Штраубинг – регион возобновляемого сырья» поддерживают государственные и частные субъекты, а также научные сообщества. Порт в последние годы специализируется на обработке и перевозке биомассы. Основная цель этой инициативы – выстроить цепочку создания стоимости возобновляемого сырья и биоэкономики в регионе. Географическое преимущество региона – доступ через порт Штраубинг к территориям в верхнем течении Дуная, где сосредоточены огромные ресурсы биомассы, – сочетается с другим: расположением здесь исследовательских учреждений и предприятий, участвующих в цепочке создания стоимости биоэкономики. Региональный кластер «Возобновляемое сырье» и BioCampus Straubing GmbH были основаны в 2008 году на волне регионального политического и управленческого решения, направленного на активное развитие бизнеса в сфере ВИЭ.

Небольшое агентство BCG, дочернее предприятие порта Штраубинг, управляет кластером от имени акционеров. Основой для этого решения, принятого двумя региональными государственными органами, послужило заключение по прикладным исследованиям баварских научно-исследовательских учреждений, изучающих цепочку создания стоимости биомассы в Штраубинге. Проект финансируется несколькими европейскими фондами.

В последние годы в Штраубинге появился кампус Технического университета Мюнхена, работает проектная группа Фраунгофера по биокатализу и открылся офис Баварского экспертного совета по биоэкономике. При активной поддержке субъектов региона в порту были успешно завершены два крупных корпоративных биоэнергетических проекта, что значительно увеличило объем перевалки биомассы в прибрежной зоне. В 2009 году административный район Штраубинг-Боген стал одним из 25 немецких биоэнергетических регионов. И Федеральное министерство продовольствия и сельского хозяйства Германии стало финансировать развитие биоэнергетических структур на местном и региональном уровне. Тогда на территории порта Штраубинг были построены маслоперерабатывающий завод ADM и завод Clariantsunliquid по производству лигноцеллюлозного этанола.

Очевидно, что в тот период биоэнергетика развивалась прежде всего за счет государственного финансирования, но мероприятия, направленные на привлечение этих средств в регион Штраубинг, обеспечили существенное повышение добавленной стоимости, поэтому некоторые проекты, в частности, в теплоэнергетике, удалось реализовать без государственных субсидий. Согласно Баварскому энергетическому атласу, регион (город и административный округ) сейчас генерирует из биотоплива около 350 тыс. МВт·ч электроэнергии и тепла. В этих цифрах учтен вклад бытовых и промышленных установок, в числе которых одна из крупнейших баварских биогазовых установок мощностью 10 МВт, производящая биометан из сырья, в состав которого входят солома и древесина. Кроме того, в регионе активно развивается солнечная энергетика и производство энергии с использованием древесной биомассы.

Корпоративное решение ADM обосноваться в Штраубинге можно рассматривать как результат политики урегулирования в регионе. В 2009 году ADM искала для своего проекта в Германии участок вдоль Дуная. Благоприятная логистическая инфраструктура только облегчила выбор. ZVH, BCG и город и район Штраубинг активно сотрудничали, чтобы обосновать реализацию проекта на территории региона. С тех пор завод ADM стал одним из крупнейших биотопливных предприятий в Германии. На нем перерабатываются семена рапса. Затем из рапсового масла на нефтеперерабатывающих заводах получают биодизельное топливо. Большая часть входящей логистики обеспечивается внутренним водным транспортом.

В порту Штраубинг также смонтировали демонстрационную установку Clariant sunliquid. Правительство Баварии поддержало это решение, выделив немалые финансовые средства с условием, что в Штраубинге будет построен завод. Поскольку технология sunliquid считается одной из лучших для производства биотоплива второго поколения, Штраубинг приобрел мировую известность, которая может повысить его привлекательность для бизнеса. Более того, как и в случае ADM, эта технология способствует развитию Дунайского региона как ведущего игрока на рынке производства биотоплива. В 2017 году компания Clariant объявила, что продала лицензию на технологию Enviral в Словакии и построила завод в Крайове, поскольку в Румынии огромные запасы соломы и древесных отходов. Близость Дуная обусловила интерес к логистическим решениям с использованием реки. Все эти шаги подстегнул пример пилотного региона Штраубинг.

Кроме того, активная бизнес-поддержка и поддержка стартапов со стороны BCG могут привести к тому, что два важных стартапа в сфере энергетической безопасности (Max Biogas GmbH, Micropyros GmbH) расширят свое присутствие в регионе. Эти начинания прежде всего способствуют инновациям в области накопления энергии и эффективному использованию ВИЭ.

Штраубинг мог бы служить моделью для других регионов Дуная, помочь им реализовать потенциал биомассы и увеличить вклад в повышение энергетической безопасности.

Теперь подробно рассмотрим, как используется биомасса в придунайских странах, менее продвинутых в области биоэнергетики, чем Германия и Австрия.

Венгрия

По лесистости Венгрия не в одном ряду с западноевропейскими странами: лишь около 20% ее территории покрыто лесами. Венгерскую деревообрабатывающую промышленность нельзя считать крупным поставщиком пеллет на зарубежные рынки. Первые предприятия по производству пеллет появились в центральной и западной Венгрии, поскольку это наиболее богатые лесами районы, к которым близки рынки сбыта.

Венгерский рынок пеллет из древесины формируется с 2007–2008 годов; во второй половине 2008 года была создана Венгерская ассоциация производителей пеллет, в которую на первом этапе вошли 12 предприятий, стремившихся организовать в стране рынок производителей и потребителей пеллет.

На западе и севере Венгрии основным сырьем для предприятий, выпускающих пеллеты, были отходы деревообработки, поэтому компании-производители там связаны с зарубежными рынками, такими как Австрия и Германия. В юго-восточной части страны, где в основном сельские земли и превалирует сельскохозяйственное производство, его отходы служат сырьем для агропеллет. Там развито производство гранул из соломы и травы, преобладающих на региональном рынке. Большинство производителей на юго-востоке работают в сезон уборки урожая и удовлетворяют местный спрос. Предприятия по выпуску топливных гранул вынуждены ограничить производительность и работать только по заказам.

По данным Венгерской ассоциации производителей пеллет, объем их выпуска в стране в 2018 году достиг приблизительно 11,5 тыс. т (табл. 2, в которой приведены объемы производства пеллет в придунайских странах, участвующих в упоминаемых в статье проектах и программах), причем существенную часть составляли агропеллеты. Рост производства произошел за счет ввода в эксплуатацию трех новых заводов в городах Петихаза, Белезна и Лайошмиже. Как следует из отчета ассоциации, продукция этих заводов большей частью идет на экспорт.

Таблица 2. Производство древесных пеллет в придунайских странах в 2018 году
Таблица 2. Производство древесных пеллет в придунайских странах в 2018 году

Промышленность Венгрии в основном ориентирована на переработку сельскохозяйственного сырья, что объясняется благоприятными для сельскохозяйственного производства географическим положением страны и климатическими условиями. Согласно данным Центрального статистического управления Венгрии, площадь лесов и пахотной земли в стране в 2016 году составляла 6,396 млн га (68,8% территории). А реальный годовой объем отходов сельскохозяйственного производства составляет приблизительно 6 млн т. Эти расчеты министерства развития сельских территорий Венгрии основаны на структуре использования пахотной земли, но не учитывают территории, пригодные для реализации энергетических проектов. По оценке министерства, это 350–400 тыс. га, которые можно задействовать для этих целей с получением ежегодно 5,6 млн т сырья дополнительно.

Инновацией венгерских производителей котлов для обогрева стал выпуск оборудования, позволяющего сжигать пеллеты, изготовленные не только из древесины, но и из других видов сырья, из смешанной биомассы.

Пеллеты в Венгрии продаются в мешках по 15 и 50 кг, в биг-бэгах (по 500 и 1500 кг), продажи организованы лишь небольшими партиями. Поставки пеллет домашним хозяйствам страны только начали развиваться. При переводе жилых домов с центральным и газовым отоплением на отопление пеллетами для хранения их запаса необходимы специальные помещения в подвалах или, в случае частных домов, сооруженные рядом навесы. Но реконструкция эксплуатируемых зданий или строительство складских площадей в новых требуют дополнительных инвестиций. Домовладельцы (частные) обычно покупают пеллеты в мелкой расфасовке в розничных торговых сетях, поскольку в основном потребляют их в малом или среднем объеме. На бензозаправочных станциях и в специализированных магазинах также предлагаются дрова, деревянная щепа, брикеты или пеллеты, качество которых не всегда устраивает потребителей. Если продажей пеллет займутся производители отопительного оборудования или торгующие этим оборудованием организации, они смогут гарантировать их качество, необходимое для эксплуатации оборудования.

В Венгрии пеллеты пока остаются инновационным продуктом с нереализованным потенциалом. Создание рынка пеллет может открыть новые пути развития лесного и сельского хозяйства. Как полагают эксперты-лесоводы, в стране лесные ресурсы используются не полностью. Для посадки «энергетических» лесов (из таких пород, как ива или тополь) есть немалые резервы. Для сельского хозяйства перспективы связаны с производством агропеллет. Но необходимы инвестиции в логистику поставок и хранения сельскохозяйственного сырья, организацию промышленных предприятий, предстоит наладить хранение агропеллет и торговлю ими. В настоящее время такие услуги и необходимая инфраструктура в Венгрии не развиты. Преодолеть этот барьер предприниматели могли бы, создав производственную цепочку от сбора урожая биомассы до производства пеллет и продажи потребителям и обслуживания современного оборудования для обогрева жилых домов. Но нужна целевая программа поддержки покупателей нового отопительного оборудования, снижение налогов на генерацию «зеленой» энергии и другие формы государственной поддержки. Венгерская Ассоциация производителей пеллет в долгосрочной перспективе планирует решить эти задачи.

Румыния

Вклад энергии, полученной из биомассы, в энергобаланс страны пока не существенный, хотя ее большой потенциал очевиден. Есть успешные проекты, но они не в центре внимания общественных интересов. Сегодня правительство делает упор на гидроэнергетику, которая широко развита в Румынии, а также на ветровую и солнечную энергетику. Осенью, перед началом отопительного сезона, в сельских районах почти у каждого дома и вдоль дорог можно видеть большие кучи обрезанных веток садовых деревьев, виноградной лозы и даже пиловочника – жители запасаются топливом на зиму. Использовать древесину для отопления – на селе обычное дело.

30% территории Румынии покрыто лесами, а половину девятимиллионого населения составляют сельские жители, и в местах их проживания очень много отходов деревообработки и лесопиления, а также агропромышленного комплекса.

Древесные пеллеты в Румынии массово пока не используются. Основной объем производители экспортируют, прежде всего в Италию, Австрию, Швейцарию и Германию. Самый крупный производитель пеллет в Румынии – деревообрабатывающая компания Schweighofer со швейцарским капиталом – выпускает в год 120 тыс. т пеллет и 43,5 тыс. т брикетов из опила и стружки. Две крупнейшие румынские компании Ameco и Eco Energ Lem производят каждая по 60 тыс. т пеллет ежегодно. Точной статистики пеллетного производства в Румынии пока нет, по разным источникам, суммарный годовой объем составляет около 500 тыс. тонн.

Некоторые заводы производят пеллеты из соломы и других агропромышленных отходов. Ряд мебельных фабрик и заводов по выпуску кормов для животных используют твердую биомассу для получения тепловой и электроэнергии в когенерационных установках. Та же Schweighofer для сушки пиломатериалов установила на своих производственных площадках в Румынии когенерационные станции. Ежегодно они вырабатывают около 128 тыс. МВт·ч электроэнергии, которая полностью поставляется в единую электросеть страны, а тепло утилизируется в сушильных камерах.

Уже несколько лет находит применение биомасса из выращиваемых в Румынии быстрорастущих плантационных растений, таких как мискантус и ива. Но с каждым годом увеличиваются периоды засухи в стране, а мискантус, в частности, очень плохо переносит длительное отсутствие влаги, поэтому разведение плантаций быстрорастущих видов считается менее выгодным, чем строительство ветровых и солнечных электростанций. И хотя в Румынии принята специальная программа по использованию биомассы, многие оценивают ее скептически. Тем не менее сегодня 3300 га сельхозземель в стране засажены ивой, 800 га – тополем и 600 га – мискантусом. Западноевропейские экспортеры растительной биомассы отмечают большую заинтересованность Румынии в деловых контактах, однако результатами сотрудничества удовлетворены единицы. Нередко заказывают плантацию быстрорастущих растений площадью 100 га, а засаживаются только 1–2 га. Многие называют Румынию страной с большими возможностями производства и использования топлива из твердой биомассы, но и с большими сложностями: климатическими и законодательными. И все же европейские компании приходят в Румынию, поскольку сегодня это, пожалуй, последняя европейская страна с большими неиспользованными ресурсами биомассы.

Одна из крупнейших европейских деревообрабатывающих компаний Egger Holzindustrie с головным офисом в Австрии владеет плантациями тополя и мискантуса под румынским городом Рэдэуци. Древесина тополя используется в плитном производстве, а из отходов вырабатывается энергия. Сухой мискантус в виде щепы служит топливом для школьной котельной в городе Авриг. Кроме того, мискантус стали применять для очищения почвы от тяжелых металлов. Несколько румынских НИИ высадили мискантус гигантский на 2,5 га в Копша-Микэ, который называют самым грязным городом Европы. За десятки лет работы промышленных предприятий там на 100 км2 почвы оказались «обогащены» кадмием, свинцом и другими тяжелыми металлами. Ученые в качестве эксперимента посадили на этой территории мискантус, и через четыре года обнаружили, что растение развивается так же хорошо, как на незараженной почве, только немного отстает по высоте. А главное – мощная корневая система мискантуса поглощает из почвы и аккумулирует тяжелые металлы. В изготовленных из этих растений брикетах содержание кадмия и свинца оказалось не выше, чем в каменном угле.

Кстати, в соседствующей с Румынией Республике Молдова, бывшей советской Молдавии, с единственным речным портом на Дунае создана свободная экономическая зона Джурджулешты, в которой реализован комплексный государственный подход к использованию возобновляемых источников энергии, и в первую очередь биомассы растительного происхождения. Это проект «Энергия и биомасса», о котором журнал подробно писал в 2013 году (см. «ЛПИ» №3, 2013 г.).

Болгария

У многих россиян Болгария ассоциируется с Черным морем и недорогой недвижимостью, однако ее отличают и большие перспективы инвестиций в биоэнергетику, в частности, в пеллетное производство.

Как и во всех странах, богатых лесом, дрова здесь веками были основным топливом для обогрева домов. Однако после Второй мировой войны государство щедро субсидировало выработку тепловой энергии с использованием ископаемых видов топлива (нефтепродуктов, угля) и электричества. Даже сегодня во многих домах и квартирах не отказываются от различных электрообогревателей (ТЭНов, электропанелей и др.), поэтому жилищно-коммунальный сектор в Болгарии потребляет электроэнергии больше, чем в других европейских странах, даже в Германии. Но в ближайшем будущем ситуация должна измениться. Растущие коммунальные тарифы на отопление заставляют потребителя вновь обратить взор на древесину.

Болгарское Агентство по энергоэффективности (Energy Efficiency Agency) по поручению министерства экономики и энергетики еще в 2008 году разработало долгосрочную программу государственной поддержки использования биомассы в энергетике (National Long-Term Programme to Encourage the Use of Biomass for the Period 2008–2020). Программа преследовала цель довести к 2020 году долю электроэнергии из возобновляемых источников до 16% общего энергобаланса, причем более 2/3 объема вырабатывать из биомассы, то есть ежегодно наращивать производство биоэнергии на 500 млн кВт·ч. Так Болгария пытается освободиться от зависимости импорта электроэнергии, обеспечивающего сегодня 70% потребностей страны. Собственный энергетический ресурс – бурый уголь назван основным источником загрязнения окружающей среды диоксидом углерода и другими парниковыми газами, выделяющимися при сжигании. Постепенное замещение угля биомассой приведет к сокращению этих выбросов.

Сегодня биомассу, в основном в виде дров, в Болгарии сжигают в простых каминах и печах местного производства, но КПД таких печей всего 20–40%. Пеллеты – эффективная альтернатива дровам, и многие домовладельцы уже устанавливают пеллетные котлы. По кредитной линии Европейского банка реконструкции и развития при содействии Европейской комиссии, болгарского Агентства по энергоэффективности и национальных банков домовладельцам предоставляются субсидии на установку энергосберегающих отопительных устройств. Размер пособия составляет 20% капитальных затрат (до €600 на котлы и печи, работающие на биомассе), при коллективном проекте, например, для многосемейных домов, – до 30%.

Биоэнергетический цикл
Биоэнергетический цикл

В 2018 году производительность всех пеллетных заводов Болгарии достигла почти 300 тыс. т пеллет в год. Из 59 пеллетных заводов, которые почти все расположены на юго-западе, не так много выпускающих ежегодно более 5000 т гранул. Годовая мощность самого маленького завода всего 1200 т. Даже при столь низкой производительности все эти предприятия загружены не полностью, и в 2018 году в общей сложности выпустили всего 162 тыс. т пеллет (для сравнения: в 2008 году – 27 тыс. т, в 2005 году – около 4 тыс. т), то есть чуть более 50% возможного объема производства. Одна из причин такой неэффективности – отсутствие рынка конечного потребителя и невозможность поставлять пеллеты насыпью спецавтотранспортом.

Последние несколько лет ряд болгарских компаний совместно с ведущими европейскими производителями продвигают на внутреннем рынке современные пеллетные котлы и компактные топливные склады для пеллет, но пока их еще очень мало, хотя спрос на пеллеты и брикеты нередко превышает предложение, поскольку их покупает малый и средний бизнес: гостиницы, оранжереи, зверофермы и другие предприятия разных форм собственности. Что вполне объяснимо, ведь 1 кВт тепловой энергии для отопления при сжигании пеллет обходится в 2–2,5 раза дешевле, чем при использовании электроэнергии. Пока приобрести пеллеты можно у производителя либо у трейдера на складе, только в мешках по 15–20 кг или в биг-бэгах, причем, как правило, покупатель должен сам позаботиться о транспорте, и такие условия малопривлекательны для желающих купить сразу крупную партию.

В связи с низким внутренним спросом Болгария вынуждена экспортировать пеллеты: около 87% экспортного объема поставляется в Италию, а оставшиеся 13% – в Грецию и Ирландию. Эксперты Компетентного центра по биомассе на базе Технологического центра в Софии считают, что у Болгарии очень большой потенциал неиспользуемой твердой биомассы, представленной не только древесиной, но и продукцией и отходами АПК, в которых эта сельскохозяйственная страна никогда не испытывала недостатка. Об использовании пеллет для генерации электроэнергии на ТЭС, как в Северной Европе, говорить пока рано, однако не исключено, что в недалеком будущем их станут сжигать вместе с углем, хотя в этом варианте выгоднее вместо пеллет добавлять щепу или другую растительную биомассу местного происхождения.

О наращивании сырьевой базы государство уже позаботилось. В Болгарии занимаются лесоразведением. Во второй половине прошлого столетия очень много внимания уделялось восстановлению лесов, созданию новых лесонасаждений, и в результате за последние 50 лет площадь лесов в стране увеличилась на 1,5 млн га. Сейчас лесные запасы Болгарии оцениваются в 520 млн м3, а их ежегодный прирост составляет 12,3 млн м3. Леса занимают треть площади страны; в их составе 68% лиственных пород, таких как бук и дуб, и 32% хвойных – пихта, сосна, ель, кедр.

Кроме сырья лесного происхождения, согласно исследованиям Федерального лесного научно-исследовательского центра Вены, в энергетических целях, в частности, для производства пеллет, в Болгарии можно использовать до 30% соломы, 65% стеблей кукурузы и около 80% твердых отходов АПК – всего около 800 тыс. т твердой биомассы в год. Это колоссальный объем, в разы превышающий перерабатываемый сейчас небольшими пеллетными заводами страны. Так что со временем Болгария может стать крупным поставщиком пеллет в Южной Европе.

Сербия, Хорватия, Словения, Македония, Черногория, Босния и Герцеговина

В республиках бывшей Югославии на территории, по площади примерно равной Свердловской области, действуют 147 пеллетных заводов, которые ежегодно производят около 1,1 млн т пеллет – больше половины российского общего объема производства! Большая часть этих заводов имеет сертификацию ENplus и экспортирует продукцию не только в Балканские страны, но и в Италию, Германию, Австрию и другие развитые страны Западной Европы.

Вышеописанные проекты и программы, реализуемые в придунайских странах, нацелены в первую очередь на значительное расширение сырьевой базы для производства твердого (щепа, пеллеты), жидкого и газообразного (биоэтанол, биометан и др.) биотоплива, спрос на которое на европейском рынке растет с каждым годом в связи с трендом на декарбонизацию энергетики, сокращение выбросов парниковых газов и значительное увеличение доли использования ВИЭ. Ставки сделаны на задействование огромных ресурсов биомассы в Юго-Восточной Европе.

Текст Сергей Передерий, s.perederi@ eko-pellethandel.de