Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Особенности национальной лесозаготовки

Не все знают, что в Финляндии лес является частной собственностью. Из этого во многом проистекает то бережное отношение к лесу, которое порой удивляет нас, россиян.

Туомас Песонен, технический специалист Ponsse
Туомас Песонен, технический специалист Ponsse

Мы встретились с Туомасом Песоненом, техническим специалистом Ponsse, курирующим развитие бизнеса компании в Братске и Иркутской области. В своей работе он постоянно взаимодействует с официальным дилером Ponsse в Сибири и на Дальнем Востоке – компанией «ДМИ Сервис». Г-н Песонен охотно согласился рассказать о своем жизненном пути, опыте работы в лесном хозяйстве России и специфике лесозаготовок в Финляндии.

– Когда вы приехали в Братск, что вас больше всего впечатлило?

– Хотя Финляндия – ближайший сосед России, финны до сих пор почти ничего не знают о жизни в Сибири. Впервые я приехал в Братск в январе 2015 года. Перед поездкой было не по себе, казалось, меня ждет возврат в СССР.

Первое, что я понял, оказавшись в Братске: здесь никто не знает английского! И в этой моей новой реальности это был первый вызов – надо срочно учить русский. Я понимал, что без знания языка будет тяжело работать, да и в обычной жизни очень сложно – поход в магазин, коммуникация в гостинице, ежедневное общение с людьми…

– Вы очень хорошо говорите и понимаете по-русски. Как учили язык?

PONSSE Elefant в Новой Игирме. Приобретенная весной 2015 года машина уже проработала почти 30000 часов
PONSSE Elefant в Новой Игирме. Приобретенная весной 2015 года машина уже проработала почти 30000 часов

– Когда я впервые поехал в Россию, по-русски знал только несколько слов: «спасибо», «хорошо», «один, два, три»... Я не изучал русский язык в школе, поэтому не имели ни малейшего представления о грамматике. Пришлось учить русский в лесу, общаясь с коллегами, операторами и клиентами. Внимательно слушал, как они разговаривают. Сейчас говорю по-русски с характерным финским акцентом и, конечно, продолжаю осваивать язык. Я понимаю речь лучше, чем говорю, поэтому иногда мне бывает сложно ответить.

Когда я начал читать, мой русский стал гораздо лучше, но писать я пока еще не могу. Но письменную речь я практически не использую в работе.

Большую помощь мне оказал оператор Тоомас – эстонец, который работал со мной в 2015 году на лесозаготовительных площадках в Иркутской области, очень ему благодарен. В начале для общения мы использовали четыре языка: финский, эстонский, английский и русский. Мой русский стал намного лучше, после того как я познакомился в Братске с красивой русской девушкой Анной, которая впоследствии стала моей женой.

– Почему вы выбрали профессию, связанную с лесным хозяйством? В Финляндии это престижная сфера деятельности?

На лесосеке ООО «РуссАвтоЛайн» с инструктором «ДМИ» Виктором Банщиковым
На лесосеке ООО «РуссАвтоЛайн» с инструктором «ДМИ» Виктором Банщиковым

– Вы знаете, я ведь родился в семье клиентов Ponsse. Можно сказать, во мне течет гидравлическое масло вместо крови.

Три поколения нашей семьи так или иначе связаны с машинами Ponsse. Мой отец – оператор харвестера с почти 30-летним стажем. Дедушка пользуется техникой Ponsse с 1970-х годов. Свой первый PONSSE Paz он купил в 1977 году, а свой последний PONSSE продал в прошлом году, в возрасте 70 лет, проработав 61 год на лесозаготовках. Теперь он вышел на пенсию.

Я рос среди машин. Не знаю, сколько сотен или тысяч часов я провел в детстве на делянке с отцом и дедушкой. Мне было всего три недели от роду, когда я впервые оказался с папой в кабине харвестера.

Дедушка и папа взяли меня, четырехмесячного, с собой в Виеремя, чтобы купить второй харвестер PONSSE HS15 для нашей семейной компании. Они потом рассказывали, как тогда на заводе основатель Ponsse Эйнари Видгрен и сотрудник отдела продаж Эркки Карппинен сказали, что я непременно вырасту «человеком Ponsse». И оказались правы!

В четыре года я впервые взял в руки топор, а в 15 лет получил первую цепную пилу. Это были подарки дедушки. Он активно участвовал в моем воспитании, я прислушивался к его советам. Дома у меня есть собственный харвестер PONSSE Ergo 2007 года выпуска, оснащенный головками PONSSE HN125 и PONSSE H60e. Работа с этой техникой – мое хобби, когда я приезжаю в Финляндию.

– Как вы попали в компанию Ponsse?

– Я начал работать в Ponsse в 2009 году, в подразделении, которое расположено в городе Ийсалми. Это было что-то вроде летней практики – всего одна неделя. Мне так понравился первый опыт, что возникло сильное желание связать жизнь с этой компанией.

Участь в профессионально-техническом училище YSAO, в 2011 году я попал в первую группу механиков, которых готовили по программе Ponsse. Тесты и практика проходили на площадках компании. На летних каникулах я стажировался в Ponsse в Ийсалми. За время учебы в училище у меня была возможность побывать в подразделениях Ponsse в России и Франции – в 2012 году, а в 2013 году – в Уругвае. Тогда мне удалось поездить по Уругваю и Аргентине, это было интересное и очень полезное путешествие.

В июне 2013 года я окончил училище и на лето устроился работать в подразделение Ponsse в Питкяранте (Россия), затем несколько месяцев провел в подразделении Ponsse в Ийсалми, а в конце года второй раз отправился в уругвайское подразделение. В 2014 году я проходил службу в финской армии; осенью того года мне позвонили из компании Ponsse и спросили, будет ли интересно мне поработать в России? И вот уже пятый год я здесь...

– Каковы особенности лесов в Иркутской области? Чем они отличаются от лесов Финляндии?

– Иркутская область — очень большой регион. В северной части области лес, в основном, довольно высокий. Средний размер заготавливаемых бревен 0,4 – 0,6 м3, это очень хорошо.

Из своего опыта могу сказать, что в Иркутской области применяют в основном самые большие машины Ponsse: Bear и Elephant. Харвестеры здесь заготавливают более 120 тыс. м3 в год на машину. Это очень много, весьма серьезная работа. Для сравнения: в моем родном регионе Финляндии на такой объем заготовок уходит около 2,5 лет.

В 2019 году в Финляндии было заготовлено 71,8 млн м3 сортиментов для лесной промышленности. Хотя Финляндия в 2,3 раза меньше Иркутской области и деревья там не такие большие, леса в стране действительно заготавливают больше.

Спецификой лесозаготовок в Финляндии является использование прежде всего рубок прореживания – круглогодично на маленьких площадях, всего в несколько гектаров. Это очень характерно для лесов, где работает мой отец. Там деревья в среднем по 0,15–0,17 м3. При сплошной рубке объем бревен может достигать 0,25–0,30 м3, но при выборочных рубках средний объем бревна гораздо меньше: 0,05–0,09 м3. Вот почему я считаю, что в Иркутской области очень хороший лес.

– Какие проекты сейчас реализуете в регионе? Что они дадут клиентам?

– Наш дилер – компания «ДМИ Сервис» инвестирует в строительство нового сервисного центра, в котором будут обслуживаться машины Ponsse и Mercedes-Benz. Объединение этих двух брендов на одной площадке символично, ведь на машины Ponsse c 2000 года устанавливаются двигатели Mercedes-Benz.

Сервисный центр будет покрывать потребности клиентов в северной части Иркутской области. Будет решена проблема доступности запасных частей, сократятся сроки технического обслуживания. Так наши клиенты смогут получить весь спектр услуг, предоставляемых компанией Ponsse.

– С какими проблемами чаще всего обращаются клиенты? Как вы помогаете их решать?

– Я общаюсь с клиентами ежедневно. Для них очень важно внимание к их проблемам, понимание. В основном, клиенты просят меня адаптировать под их условия базовые настройки машины, манипулятора, харвестерной головки. Основная задача – повысить производительность техники клиента, свести к минимуму простои оборудования и технические проблемы. Кроме того, я помогаю дилеру решать вопросы технического обслуживания. А также анализирую обратную связь от клиентов, для того чтобы понять, что мы должны улучшить в наших машинах или изменить в нашем сервисе.

– Расскажите о сотрудничестве с дилером, как он помогает вам в работе?

– Несомненно, дилер способствует развитию бизнеса в регионе. Ведь «ДМИ Сервис» хорошо знает специфику клиентов и особенности рынка региона, у него налажены деловые связи. Благодаря дилеру в регионе не нужно тратить время на подготовку, а можно сразу начинать работать. Нашим крупным совместным проектом стала поставка шести машин PONSSE Bear и четырех машин PONSSE Elephant. Это была крупная сделка, которая потребовала от нас больших усилий. Но мы справились! Клиент доволен.

– Повлияла ли пандемия коронавируса на вашу работу?

– Конечно, повлияла, но мы стараемся свести это влияние к минимуму. Несколько недель я работал из дома. Однако ряд моих клиентов не останавливали работу, и я не мог оставить их без поддержки. Поэтому, получив все нужные разрешения, я ездил на делянки клиентов и к нашему дилеру «ДМИ Сервис». В Ponsse разработали инструкции по безопасной работе для сотрудников и клиентов. Мы их строго соблюдаем и рекомендуем клиентам их придерживаться.

Радует, что в Иркутской области наконец оживился экспорт. Отгрузка древесины постепенно возвращается к прежним объемам. Оживились и рынки Китая и Европы, целлюлозные заводы перешли на работу в обычном режиме. Хочется надеяться, что конец этого года будет продуктивным для наших клиентов. А Ponsse им в этом поможет.

– Расскажите о своей семье. Хотели бы, чтобы дети тоже выбрали специальности, связанные с лесом?

– Моя семья – это жена, две дочери и два сына. Жена у меня родом из Сибири. У троих младших детей двойное гражданство: России и Финляндии.

Если дети захотят заниматься лесным хозяйством, я не стану их останавливать. Стараюсь приучать их к технике: у них уже есть игрушечные модели цепных пил Husqvarna и Stihl, набор игрушечных инструментов Bosch. Они с удовольствием играют с ними. Люблю наблюдать за тем, как мои мальчики ремонтируют свои машины.

Текст Дмитрий Загородний